Законы и постановления РФ

Обобщение Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа материалов дел, судебные акты по которым пересмотрены в кассационном порядке в III квартале 1999 года, от 26.10.1999 N 7

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА

ОБОБЩЕНИЕ

МАТЕРИАЛОВ ДЕЛ, СУДЕБНЫЕ АКТЫ ПО КОТОРЫМ

ПЕРЕСМОТРЕНЫ В КАССАЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

В III КВАРТАЛЕ 1999 ГОДА

от 26 октября 1999 г. по делу N 7

Как свидетельствуют статистические данные в анализируемом периоде из 492 рассмотренных Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа дел по 51 - судебные акты, принятые арбитражными судами субъектов Федерации, признаны в кассационном порядке ошибочными (45 - отменены, в 6 - внесены изменения).

Причиной принятия незаконных судебных актов послужило в первую очередь неправильное применение судами к конкретным правоотношениям норм материального права, составившее 75% от общего числа пересмотренных.

Материалы судебно-арбитражной практики указывают на многочисленные трудности при рассмотрении споров, связанных с применением налогового законодательства, в частности, подпункта “а“ пункта 1 статьи 13 Закона Российской Федерации “Об основах налоговой системы в Российской Федерации“ по вступлении в действие части 1 Налогового кодекса Российской Федерации.

Отказывая в удовлетворении исков, арбитражный суд ссылался на то, что статья 13 вышеназванного Закона утратила силу с 01.01.99, а требований о применении к нарушителю финансовых санкций в размере, установленном статьей 122 Налогового кодекса Российской Федерации, налоговая инспекция не заявляла.

Решения суда кассационная инстанция признала неправомерными по следующему мотиву.

Действительно, с 01.01.99 в соответствии со статьей 2 Федерального закона “О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации“ Закон Российской Федерации “Об основах налоговой системы в Российской Федерации“ утратил силу, за исключением пункта 2 статьи 18 и статей 19, 20 и 21.

Однако, частью 2 статьи 54 Конституции Российской Федерации и пунктом 3 статьи 5 Налогового кодекса Российской Федерации определено, что акты законодательства о налогах и сборах, устраняющие или смягчающие ответственность за налоговые правонарушения, имеют обратную силу.

Статьей 122 Кодекса установлена более мягкая ответственность по сравнению с той, которая была предусмотрена подпунктом “а“ пункта 1 статьи 13 Закона Российской Федерации “Об основах налоговой системы в Российской Федерации“ за сокрытие (занижение) прибыли (дохода) или сокрытие (неучет) иного объекта налогообложения, а потому, решая вопрос о применении ответственности за указанное правонарушение, имевшее место до 01.01.99, суду следовало руководствоваться именно этой статьей Кодекса независимо от ссылки на другую норму со стороны заявителя.

Необходимость применения названной правовой нормы подтверждена и пунктом 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.06.99 N 41/9 “О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации“.

На этом основании решения суда отменены, с налогоплательщиков взысканы финансовые санкции, установленные статьей 122 Налогового кодекса Российской Федерации.



В другом случае ООО “Строитель“ обратилось с иском о признании недействительным решения налоговой инспекции о взыскании штрафа за нарушение пункта 3 статьи 83 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому заявление о постановке на налоговый учет направляется налоговому органу в 10-дневный срок после государственной регистрации предприятия.

Обществом требуемое заявление направлено за пределами срока (12.01.99), хотя учредительные документы прошли государственную регистрацию 25.12.98.

Признавая действия налогового органа неправомерными, суд исключил вину предприятия, сославшись на большое количество праздничных и воскресных дней и на отсутствие информации о дате государственной регистрации учредительных документов общества.

Кассационная инстанция решение отменила и в иске истцу отказала.

Поскольку первая часть Налогового кодекса Российской Федерации вступила в действие с 01.01.99, общество “Строитель“ обязано было подать заявление о постановке на учет до 11.01.99. Получив зарегистрированные учредительные документы 05.01.99, предприятие имело реальную возможность направить заявление в налоговую инспекцию до определенного законом срока.

Так как исключительных обстоятельств, повлекших невозможность исполнения возложенной обязанности в срок, обществом не представлено, оно не могло быть освобождено от установленной ответственности. С учетом незначительности допущенной просрочки кассация нашла возможным снизить размер штрафа.

Необоснованным в кассационном порядке признано удовлетворение судом требований общества с ограниченной ответственностью о признании не подлежащими исполнению инкассовых поручений налоговой инспекции на безакцептное списание налоговых платежей и пени.

Как усматривалось из материалов дела обществом были предъявлены коммерческому банку для исполнения платежные поручения на перечисление в бюджет налога на добавленную стоимость. Денежные средства по этим платежным документам по вине банка в бюджет не поступили.

Налоговая инспекция инкассовыми поручениями списала бюджетную задолженность с другого счета истца, имеющегося у него в ином коммерческом банке.

Удовлетворяя иск, суд исходил из того, что обязанность налогоплательщика по уплате налогов прекращается со дня списания кредитной организацией платежей с его расчетного счета и не зависит от зачисления налоговых сумм на счета соответствующих бюджетов.

Между тем судом не учтено, что общая сумма платежей по документам налогоплательщика и инкассовым распоряжениям госналогинспекции не совпадает. В связи с этим нельзя признать достаточно обоснованным вывод арбитражного суда о том, что по инкассовым распоряжениям к списанию предъявлены платежи за те же налоговые периоды, что и по платежным поручениям общества.

Используя практику Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (постановление Президиума от 12.01.99 N 3601/97), кассационная инстанция решение суда отменила и дело направила на новое рассмотрение, указав на необходимость исследования всех обстоятельств, относящихся к предмету доказывания, дав им соответствующую правовую оценку.

По-прежнему продолжают иметь место ошибки при рассмотрении арбитражными судами споров, вытекающих из применения контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением.

Государственная налоговая инспекция обратилась в арбитражный суд с требованием о взыскании с гражданина-предпринимателя штрафа за неприменение контрольно-кассовой машины при оказании населению бытовых услуг по продаже видеокассет, поскольку последним не выписывались квитанции строгой отчетности об оплате этих услуг.

Суд, отказывая в иске и руководствуясь пунктом 1 Перечня отдельных категорий предприятий (в том числе физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в случае осуществления ими торговых операций или оказания услуг), организаций и учреждений, которые в силу специфики своей деятельности либо особенностей местонахождения могут осуществлять денежные расчеты с населением без применения контрольно-кассовых машин, утвержденного постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 30.07.93 N 745 (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 07.01.99 N 24), нашел, что документы строгой отчетности приравниваются к кассовому чеку, а значит к предпринимателю должен применяться штраф за невыдачу чека, а не за неприменение контрольно-кассового аппарата.



Данная норма предоставляет перечисленным выше организациям и физическим лицам право осуществлять денежные расчеты с населением без применения контрольно-кассовой машины лишь при условии выдачи ими документов строгой отчетности, приравниваемых к чекам, по формам, утвержденным Министерством финансов Российской Федерации по согласованию с Государственной межведомственной экспертной комиссией по контрольно-кассовым машинам, в противном случае они обязаны применять кассовый аппарат.

Поскольку при осуществлении проката видеокассет предприниматель не выдавал квитанции в соответствии с бланками строгой отчетности и не использовал кассовый аппарат, налоговый орган правомерно предъявил к нему штраф за неприменение контрольно-кассовой машины, предусмотренный статьей 7 Закона Российской Федерации “О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением“, статьей 146 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях.

Или, признав подтвержденным факт невыдачи продавцом кассового чека при продаже покупателю пакетика конфет, судебная инстанция иск удовлетворила с предпринимателя, осуществлявшего свою деятельность без образования юридического лица.

Федеральный арбитражный суд такое решение суда также признал ошибочным.

Абзацем 6 части 1 статьи 7 Закона Российской Федерации “О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением“ определено, что ответственность за указанное правонарушение применяется к лицу, обязанному выдать чек покупателю (клиенту). То есть таким лицом может быть как юридическое лицо (индивидуальный предприниматель), так и физическое лицо (продавец, кассир и т.д.), в зависимости от обстоятельств совершения правонарушения.

В рассматриваемом случае ответственность за проведение кассовых операций, в том числе и за невыдачу чека, была оговорена в трудовом договоре с продавцом.

При этих условиях оснований взыскивать штраф с предпринимателя, не принимавшего непосредственного участия в реализации товара, у суда не имелось.

Неполное исследование документов, входящих в предмет доказывания, а также обстоятельств споров, необходимых для правильного их разрешения, явились основанием для пересмотра судебных актов и передачи на новое рассмотрение ряда дел, связанных с арендными правоотношениями.

Товарищество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к Комитету по управлению муниципальным имуществом об обязании последнего передать в пользование нежилое помещение на основании заключенного сторонами договора аренды.

Арбитражный суд, руководствуясь статьей 655 Гражданского кодекса Российской Федерации, отказал в удовлетворении данного требования, указав, что спорные площади переданы истцу, о чем свидетельствовали имеющиеся в материалах дела акты их приема-передачи.

При рассмотрении дела судом третьей инстанции было установлено, что это же помещение являлось предметом другого арендного договора между АО “Полек“ и гражданином-предпринимателем, и факт передачи его иному арендатору усматривался также из соответствующего акта передачи объекта. Хозяйствующий субъект, фактически пользующийся спорным помещением, определен судом не был.

Для выяснения этих обстоятельств дело было передано на новое рассмотрение.

По другому иску о возврате излишне уплаченной арендной платы, удовлетворенному арбитражным судом, кассационная инстанция, отменив судебные акты, направила дело на новое рассмотрение по следующим основаниям:

1. Неправильно определен размер арендованной площади согласно договору аренды и, соответственно, неверно исчислена сумма арендной платы, подлежащая возврату;

2. Не учтено, что оплата арендной платы проводилась двум организациям: Дирекции единого заказчика и Госкомимуществу. Арбитражным судом, тем не менее, вся сумма взыскана с Дирекции единого заказчика без исследования подлинных платежных документов.

Указанные обстоятельства свидетельствовали о нарушении судом требований статьи 614 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающей обязанность арендатора вносить плату за пользование имуществом в соответствии с условиями договора.

Неправомерными в кассационном порядке были признаны и позиции некоторых арбитражных судов по спорам, вытекающим из аренды земельного участка.

Суд первой инстанции отказал АО “Нижегороднефтепродукт“ в признании недействительным договора аренды земельного участка под автозаправочной станцией, заключенного между Комитетом по земельным ресурсам и землеустройству Лысковского района и фирмой “Меркурий“, так как распоряжением администрации Лысковского района от апреля 1999 года акт на бессрочное пользование истцом данным земельным участком был отменен как выданный с нарушением статьи 71 Закона РСФСР “О местном самоуправлении в РСФСР“.

В апелляционном порядке в решение суда внесено изменение и за АО “Нижегороднефтепродукт“ признано право на земельный участок площадью 0,15 га, незаконно переданный в аренду фирме.

Федеральный арбитражный суд поддержал выводы суда первой инстанции, ибо истец, предъявив иск, основывал свое право на спорный земельный участок только на действительности акта о бессрочном пользовании землей, выданного по распоряжению местной администрации от октября 1992 года.

Учитывая, что этот акт отменен в 1999 году, а иные документы на право пользования землей истцом не представлены, у апелляции не было правовых оснований даже для частичного удовлетворения иска.

Вопрос о принадлежности участка городу или району мог быть решен лишь при оценке законности распоряжения администрации 1999 года, но оно сторонами не оспаривалось. Применение к спорным правоотношениям нормы статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации ошибочно.

Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с требованием о возврате самовольно занятого земельного участка, сносе находящихся на нем строений и возмещении убытка в виде неполученных доходов от пользования им.

Признав правильными выводы суда о незаконности пользования должником земельным участком, поскольку приобретение в процессе приватизации самовольной постройки не порождает у приобретателя права на закрепление за ним земельного участка в соответствии с нормами статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 37 Земельного кодекса РСФСР, кассационная инстанция не согласилась с его позицией при взыскании с ответчика предъявленных убытков в полном размере.

Статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации действительно установлено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков.

Однако для их взыскания предъявитель иска должен доказать не только нарушение своего права, но и наличие причинной связи между понесенными убытками и допущенным правонарушением, а также размер этих убытков.

В материалах же дела отсутствовали доказательства, подтверждающие наличие у акционерного общества возможности сдавать спорную земельную площадь в аренду, а, следовательно, не доказана причинная связь между незаконным удержанием участка и предполагаемой платой за его пользование, если бы он был в распоряжении истца.

С учетом требований статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации взысканию подлежали лишь арендные платежи, уплаченные последним за фактически занимаемый ответчиком земельный участок.

Проблемной для арбитражных судов остается практика применения к должникам ответственности за пользование чужими денежными средствами.

Посчитав подтвержденным наличие предпосылок для возложения таковой на должника за неисполнение денежного обязательства, суд удовлетворил требования заявителя о взыскании с него процентов на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом он не принял во внимание, что потребителем тепловой энергии, задолженность за которую была предъявлена истцом, являлась поликлиника, состоящая на балансе предприятия оборонной промышленности, чье имущество находилось в федеральной собственности.

Деятельность государственного унитарного предприятия по содержанию объектов социальной сферы к предпринимательской не относится.

В целях освобождения оборонного комплекса от функций по содержанию объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения, а также для его финансового оздоровления Указом Президента Российской Федерации от 08.05.96 N 688, постановлениями Правительства Российской Федерации от 19.12.94 N 1399, от 16.08.99 N 250 объекты социально-бытовой инфраструктуры этой категории предприятий предполагалось передать в государственную собственность Российской Федерации и муниципальную собственность. По причине же отсутствия финансирования из федерального бюджета прием-передача указанных объектов и ведомственного жилого фонда с баланса ответчика в муниципальную собственность города до сих пор не произведена.

Значит, реального пользования чужими денежными средствами со стороны должника не было, а потому окружной суд решение и постановление суда в части взыскания процентов по статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации отменил, освободив должника от такой ответственности (см. постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.05.98 N 4624/97 по аналогичному спору).

В другом случае, напротив, отказывая во взыскании указанных процентов, суд применил к правоотношениям сторон норму статьи 314 Гражданского кодекса Российской Федерации, считая, что товар должен быть оплачен покупателем с момента предъявления продавцом требования.

Как установлено кассационной инстанцией при разрешении спора, поставки товаров продавцом осуществлялись без договора. Товар получателем был принят и частично оплачен. Таким образом, произведенные сторонами отгрузки необходимо рассматривать как разовые сделки купли-продажи, в результате совершения которых у покупателя в силу статьи 486 Гражданского кодекса Российской Федерации возникала обязанность оплатить продукцию до или после ее получения.

В этой связи применение к договору купли-продажи установленных статьей 314 Гражданского кодекса Российской Федерации правил признано окружным судом ошибочным, а требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами - подлежащим удовлетворению.

19 судебных актов или 25% от общего количества пересмотренных признаны Федеральным арбитражным судом незаконными по причине нарушения судами процессуальных норм.

Нередко заинтересованные лица обращались в судебные инстанции за защитой нарушенных прав уже на стадии исполнительного производства.

Расторгнув договор аренды, заключенный акционерным обществом с налоговой полицией, суд обязал последнюю освободить занимаемые ею помещения.

В последующем по заявлениям ответчика судом трижды предоставлялось отсрочка по выселению субъекта.

В очередной раз в предоставлении отсрочки налоговой полиции судом отказано на том основании, что неисполнением принятого решения грубо нарушались интересы взыскателя как собственника спорных помещений, а также в связи с готовностью областной администрации предоставить для размещения служб должника другое пригодное помещение.

Федеральный арбитражный суд определение суда нашел недостаточно обоснованным в силу следующего.

Согласно части 1 статьи 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд по заявлению взыскателя, должника или судебного пристава-исполнителя вправе отсрочить исполнение судебного акта.

Относительно конкретики обстоятельств, являющихся основанием к отсрочке, то Кодекс такой перечень не содержит. В каждом рассматриваемом случае арбитражный суд сам определяет необходимость ее предоставления. При этом должны учитываться интересы как должника, так и взыскателя.

Отказывая налоговому органу в предоставлении отсрочки по его выселению из занимаемых помещений, суд исходил лишь из интересов взыскателя.

Направляя дело на новое рассмотрение, кассационная инстанция предложила суду еще раз исследовать вопрос о фактическом предоставлении органам налоговой полиции помещений, действительно пригодных для выполнения возложенных на них обязанностей.

Сложности были при применении нормы статьи 90 Закона Российской Федерации “Об исполнительном производстве“, предусматривающей право обжалования неправомерных действий судебного пристава-исполнителя, а не возложение на него причиненного убытка.

В процессе исполнительного производства должник обратился в арбитражный суд с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя в порядке указанной выше нормы, потому что тот незаконно, на его взгляд, произвел изъятие из кассы администрации наличных денежных средств, предназначенных для выплаты заработной платы и пособий по опекунству.

Арбитражный суд своим определением удовлетворил жалобу должника и обязал подразделение судебных приставов возвратить незаконно изъятые денежные средства, выдав на этот счет исполнительный лист.

С такими выводами суда служба судебных приставов не согласилась, сославшись на то, что изъятая сумма перечислена взыскателю ТОО “Ремстрой“ и на депозитном счете службы не значится. Следовательно, ее взыскание судом не основано на законе.

Как усматривалось из требования заявителя, он был не согласен с действиями судебного пристава-исполнителя, оспаривая составленный им акт на изъятие денежных средств. Поэтому судебный акт суду надлежало принимать по правилам статьи 132 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, требующей указания в его резолютивной части о правомерности либо неправомерности действий должностного лица при составлении документа.

В этом случае суд не вправе был взыскивать изъятую сумму со службы судебных приставов. Данное требование может быть предметом другого иска к лицу, неосновательно ее получившему.

Определение суда отменено, жалоба должника признана обоснованной, действия судебного пристава-исполнителя - неправомерными.

В силу статьи 204 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление о выдаче дубликата исполнительного листа может быть подано до истечения срока, установленного для предъявления его к исполнению. При рассмотрении такого заявления существенное значение имеет факт исполнения решения по утраченному документу.

Суд в выдаче дубликата предпринимателю отказал, несмотря на то, что в материалах дела имелась справка службы судебных приставов о непредъявлении спорного исполнительного листа к исполнению.

Срок, определенный статьей 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для подачи подобного рода заявлений, взыскателем был соблюден.

Таким образом, оснований к отказу истцу в выдаче дубликата исполнительного листа у суда не было.

Считаем также необходимым обратить внимание на ошибки, допускаемые судами при определении подведомственности споров.

Арбитражный суд по пункту 1 статьи 85 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации прекратил производство по иску о признании недействительной регистрации изменений в Устав общества с ограниченной ответственностью в части включения в состав учредителей физического лица. Мотивом к принятию такого судебного акта явилась ссылка на затрагиваемые в споре интересы последнего.

Этот вывод признан кассационной инстанцией противоречащим части 2 статьи 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой к экономическим спорам, разрешаемым арбитражным судом, в частности, относятся и споры о признании недействительными (полностью или частично) ненормативных актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, не соответствующих законам и иным нормативным правовым актам и нарушающих права и законные интересы организаций и граждан. Заявленные истцом требования соответствуют названной норме. Более того, физическое лицо не являлось ни одной из сторон по делу.

На этом основании окружной суд судебные акты отменил и дело направил для рассмотрения по существу.

Неправомерным сочла кассационная инстанция и прекращение производства по делу в отношении требования о взыскании недоимок по налогам и пени со ссылкой на статьи 45 и 46 Налогового кодекса Российской Федерации, предусматривающих их списание с налогоплательщика в бесспорном порядке.

Согласно пункту 1 статьи 45 названного Кодекса налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Неисполнение или ненадлежащее исполнение этой обязанности служит основанием для бесспорного списания налоговых платежей.

Порядок взыскания налога, а также пени за счет денежных средств, находящихся на счетах налогоплательщика в банках, определен пунктами 2 и 3 статьи 46 Налогового кодекса Российской Федерации. В частности, ими предусмотрено, что решение о взыскании налога и пени путем выставления в банк инкассового поручения (распоряжения) может быть принято налоговым органом не позднее десяти дней после истечения срока исполнения требования об уплате налога (в редакции до 30.03.99), в противном случае он может обратиться с соответствующим иском в суд.

Таким образом взимание налога и пени в бесспорном порядке является правом налогового органа, а не его обязанностью.

Учитывая, что последний не выносил решения о взыскании недоимок по налогам и пени за счет денежных средств налогоплательщика, и возможность их бесспорного списания утрачена, спор о взыскании этих сумм подлежит рассмотрению в судебном порядке.

Решение отменено, дело направлено в арбитражный суд для рассмотрения по существу.

Материалы настоящего обобщения предлагаются арбитражным судам в качестве информации.

Информационно-аналитический отдел