Законы и постановления РФ

Кассационное определение суда ЕАО от 30.10.2009 N 33-482/2009 Размер компенсации морального вреда уменьшен до 15000 (пятнадцати тысяч) рублей, поскольку судом не было принято во внимание материальное положение ответчика.

СУД ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 октября 2009 г. по делу N 33-482/2008

Судья: Лаврущева О.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам суда Еврейской автономной области в составе:

председательствующего Дроздовой В.Ф.,

судей Сенотрусовой И.В., Цыгулева В.Т.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по кассационному представлению прокурора г. Биробиджана, кассационной жалобе Л.С. на решение Биробиджанского городского суда ЕАО от 16.09.2009г., которым постановлено:

Исковые требования К.Л. к Л.С. о взыскании компенсации морального вреда удовлетворить.

Взыскать с Л.С. в пользу К.Л. компенсацию морального вреда 25 000 (двадцать пять тысяч) рублей.

Взыскать с Л.С. судебные расходы в виде государственной пошлины в доход бюджета муниципального образования “Город Биробиджан“ в сумме 100 (сто) рублей.


Заслушав доклад судьи Дроздовой В.Ф., пояснения прокурора В., ответчика Л.С., истца К.Л., судебная коллегия -

установила:

К.Л. обратился в суд с иском к Л.С. о взыскании компенсации морального вреда. Свои требования мотивировал тем, что 29.04.2006г. ответчик нанес ему телесные повреждения. Приговором мирового судьи Левобережного судебного участка г. Биробиджана ЕАО от 15.01.2008г. Л.С. признан виновным в совершении преступления предусмотренного ст. 116 ч. 1 УК РФ. В результате побоев, нанесенных ответчиком, он испытал физические и нравственные страдания. Просил взыскать с Л.С. в его пользу компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей.

В судебном заседании К.Л. исковые требования поддержал. Суду пояснил, что 29.04.2006г. во дворе дома, где он проживает, на глазах у его жены, ребенка и соседей, Л.С. нанес ему несколько ударов по лицу, шее и в живот. В связи с чем он испытывал отчаянье, унижение, ребенок постоянно спрашивал у него о случившемся. Он вынужден был ходить к врачам, проводить ультразвуковое исследование, проходить судебно-медицинскую экспертизу. В течение 1-2 недель он проходил назначенное ему прогревание, для того чтобы прошли боли, которые не заканчивались примерно месяц. До настоящего времени у него проблемы в семье. Просил суд взыскать с Л.С. в его пользу компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей.

Представитель истца П.В. исковые требования поддержал. Суду пояснил, что приговором мирового судьи Левобережного судебного участка г. Биробиджана ЕАО от 15.01.2008г. Л.С. признан виновным в нанесении побоев К.Л., причинивших ему физическую боль. С 2005 года К.Л. является инвалидом 2 степени, поэтому в силу своих физических возможностей, будучи поваленным на землю он не мог защищаться от ударов ответчика, что влияет на степень нравственных страданий истца и заявленный размер компенсации морального вреда. А также то, что Л.С. наносил побои К.Л. в присутствии семьи истца и соседей по дому.


Ответчик Л.С. в судебном заседании с исковыми требованиями не согласился. Суду пояснил, что уже есть решение суда, по которому К.Л. просил компенсацию морального вреда за причинение физических и нравственных страданий. Поскольку истцу было нечего сказать, он отказался от данных требований в прошлом судебном заседании. Врачи, которые осматривали К.Л., не нашли у него гематом и отеков. Истец жаловался только на болезненность, но это субъективные ощущения больного.

Суд постановил указанное решение.

В кассационном представлении и.о. заместителя прокурора г. Биробиджана К.О. просила решение Биробиджанского городского суда ЕАО от 16.09.2009г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Представление мотивировала тем, что факт того, что Л.С. нанес К.Л. несколько ударов по лицу и один в живот, чем причинил последнему физическую боль достоверно установлен и подтверждается приговором мирового судьи Левобережного судебного участка г. Биробиджана ЕАО.

Решая вопрос о размере компенсации морального вреда, суд первой инстанции принял во внимание показания свидетеля К.Н. о том, что истец до настоящего времени переживает по поводу событий трехлетней давности, об этом постоянно говорит их сын. Все это связано с тем, что судебные тяжбы длились на протяжении трех лет, которые она с мужем обсуждала дома в присутствии сына.

Полагает, что данные показания необоснованно приняты судом как подтверждение нравственных страданий истца, поскольку указанные обстоятельства уже были предметом рассмотрения и оценки судом 12.08.2008г. и свидетельствуют о характере причиненных нравственных страданий в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, а не с причинением К.Л. телесных повреждений.


Также, суд первой инстанции нарушил положения ст. ст. 55, 56 ГПК РФ, отказав ответчику Л.С. в удовлетворении его ходатайства о вызове свидетелей, которые могли подтвердить его возражения по данному иску, чем лишил его возможности в предоставлении доказательств.

В кассационной жалобе Л.С. просил решение Биробиджанского городского суда ЕАО от 16.09.2009г. отменить, указал, что в 2008г. К.Л. уже предъявлял ему требования о взыскании компенсации морального вреда, связанного с нравственными и физическими страданиями от понесенных им телесных повреждений. Однако в ходе судебного процесса истец отказался от данных требований. При вынесении решения 12.08.2008г. судья Биробиджанского городского суда ЕАО не дала данному факту процессуальную оценку.

Также, суд первой инстанции отказал в удовлетворении его ходатайства об опросе врачей К.Г., Г., В.М., Г.Н., эксперта Б., чем нарушил положения ст. 55 УПК РФ.

Считает, что истец в судебном процессе не представил доказательств, в чем заключаются его физические страдания, а также документы о том, где он проходил лечение и от какого заболевания.

Суд не дал оценку медицинским справкам, имеющимся в уголовном деле, по которым эксперт Б. и врач В.М. дали свои объяснения.


При определении размера компенсации морального вреда, суд первой инстанции не учел, что у него на иждивении находится жена и сын, который проходит обучение на очном отделении в институте.

В возражение на кассационное представление К.Л. указал, что в нарушение ст. 61 ГПК РФ ответчик вновь стал оспаривать факт причинения ему телесные повреждений, в связи с чем заявил ходатайство о вызове свидетелей, которые ранее уже были опрошены судом о данных обстоятельствах по другому делу и их пояснения получили надлежащую оценку. Следовательно, суд правомерно отказал в удовлетворении данного ходатайства ответчика, поскольку это не относится к предмету спора по настоящему делу.

Факт причинения Л.С. ему физической боли подтверждается приговором мирового судьи Левобережного судебного участка г. Биробиджана ЕАО от 15.01.2008г., постановлением суда апелляционной инстанции от 06.05.2008г. и кассационным определением от 24.06.2008г. Считает, что в результате указанных действий ответчика также были нарушены его права, предусмотренные п. 2 ст. 7, п. 2 ст. 21, п. 1 ст. 22, п. 1 ст. 41 Конституции РФ.

Считает подачу кассационного представления не логичным, поскольку в судебном процессе прокурор К.О. просила снизить размер компенсации морального вреда и суд, с учетом обстоятельств данного дела, частично удовлетворил требования истца, уменьшив размер компенсации морального вреда до 25 000 рублей.

Довод представления о том, что показания свидетеля К.Н. необоснованно приняты судом, поскольку указанные обстоятельства уже были предметом рассмотрения и оценки судом 12.08.2008г., не соответствует действительности. В 2008г. предметом рассмотрения была компенсация морального вреда в связи с незаконным привлечением истца к уголовной ответственности и последующим его правом на реабилитацию. В данном судебном заседании истец просил взыскать компенсацию морального вреда, в связи с причинением ему физической боли, нарушением права на личную неприкосновенность, достоинство и охрану здоровья.


Также считает необоснованным довод прокурора о нарушении судом ст. 364 ГПК РФ, поскольку в представлении не указано в чем именно выразилось нарушение судом норм процессуального права, которые привели к неправильному разрешению данного дела.

Просит кассационное представление оставить без удовлетворения.

В возражение на кассационную жалобу истец К.Л. просит оставить решение Биробиджанского городского суда ЕАО от 16.09.2009г. без изменения, кассационную жалобу Л.С. - без удовлетворения.

Возражение мотивировал тем, что предметом настоящего спора является взыскание компенсации морального вреда, в связи с причинением ему нравственных страданий, выразившихся в физической боли, повреждением здоровья, нарушении права на личную неприкосновенность, достоинство личности и охрану здоровья. Данный факт подтверждают судебные постановления, согласно которым, на основании совокупности доказательств, в том числе и опроса в качестве специалистов Г.Н., К.Г., Г.А. и В.М., Л.С. признан виновным в нанесении ему побоев. Следовательно, ходатайство Л.С. о повторном исследовании установленных судами обстоятельств, т.е. опросе тех же свидетелей, необоснованно. Суд правомерно отказал в удовлетворении данного ходатайства, так как это не относится к предмету спора по настоящему делу.

В кассационной инстанции прокурор В. доводы кассационного представления поддержал.

Л.С. доводы кассационной жалобы поддержал, пояснил, что факт причинения им физических страданий истцу не нашел своего подтверждения, телесных повреждений у него не установлено, суд при определении размера компенсации морального вреда не принял во внимание его материальное положение.

К.Л. с доводами кассационного представления и кассационной жалобы не согласился, поддержал доводы, указанные в возражениях, пояснил, что он в силу своего физического состояния (имеющегося у него заболевания органов дыхания, повлекшего инвалидность), значительной разницы в физических данных с ответчиком, не смог за себя постоять, в связи с чем испытывал унижение и обиду.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, возражений на них, выслушав пояснения лиц, участвующих в кассационной инстанции судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.


Текст абзаца приведен в соответствии с официальным источником.

Из материалов дела следует, что 29.04.2009 года около 19 час. 30 мин. во дворе дома <...> Л.С. нанес К.Л. несколько ударов по лицу и один удар в живот, причинив физическую боль потерпевшему, при этом К.Л. был повален Л.С. на землю. Конфликт между Л.С. и К.Л. происходил во дворе многоэтажного дома в присутствии супруги потерпевшего, его знакомых и соседей, в связи с чем кроме физической боли К.Л. испытывал отчаяние и унижение. Факт причинения Л.С. истцу побоев, а также обстоятельства происшедшего конфликта подтверждаются приговором мирового судьи Левобережного судебного участка г. Биробиджана от 15.01.2008 года, которым Л.С. признан виновным в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ. Приговор вступил в законную силу.

Частью 4 ст. 61 ГПК РФ установлено, что вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

На основании анализа вышеуказанного приговора, протокола судебного заседания, составленного при рассмотрении уголовного дела и заключений судебно-медицинских экспертиз, проведенных в рамках уголовного дела, пояснений специалиста судебно-медицинского эксперта Б., суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что после ударов, нанесенных ответчиком, у К.Л. не имелось видимых повреждений. Он испытывал лишь физическую боль после ушибов, а также нравственные страдания, связанные как с причинением боли, так и с публичностью происшедшего, своим бессилием против ответчика, имеющего значительно превосходящие его физические данные.

При указанных обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что К.Л. имеет право на возмещение вреда, причиненного ему ответчиком причинением боли и унижением, испытанным им при этом.

Согласно ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Оценивая степень физических и нравственных страданий истца, суд первой инстанции принял во внимание отсутствие у него видимых повреждений от причиненных ему побоев, а так же свидетельские показания К.Н., супруги потерпевшего, которая пояснила, что причинение побоев ее мужу происходило на ее глазах, все это так же видел ребенок и соседи, что повлекло дополнительные нравственные страдания истца. Судом также были учтены небольшая продолжительность и характер лечения; эмоциональное состояние, вызванное причинением побоев в общественном месте в присутствии супруги, ребенка и соседей К.Л., а также, исходя из положений ч. 3 ст. 1083 ГК РФ, обоснованно не принято во внимание материальное положение ответчика в связи с тем, что вред причинен его умышленными действиями.

Исследуя вопрос о размере компенсации морального вреда, суд указал в решении, что размер компенсации в 25 000 рублей определен с учетом того, что причинение побоев истцу совершено в общественном месте; индивидуальных особенностей потерпевшего, который является инвалидом, имевшимся болевым синдромом, необходимостью проходить обследование, степени вины ответчика, наносившего несколько ударов истцу.

Однако судебная коллегия пришла к выводу, что определенная судом первой инстанции сумма компенсации морального вреда не в полной мере отвечает принципу разумности и справедливости, принимая во внимание отсутствие у К.Л. телесных повреждений, размер компенсации морального вреда должен быть снижен до 15 000 рублей.

Довод кассационной жалобы Л.С. о наличии судебного решения по данному требованию не обоснован, поскольку из решения Биробиджанского городского суда ЕАО от 12.08.2008 года следует, что с Л.С. в пользу К.Л. была взыскана компенсация морального вреда за незаконное привлечение истца к уголовной ответственности. При уточнении основания заявленных требований К.Л. пояснил, что им не заявлены требования о компенсации морального вреда за понесенные им физические и нравственные страдания при нанесении побоев. Процессуальное решение по отказу от требований по компенсации морального вреда, причиненного в результате нанесения побоев, отсутствует.

При рассмотрении данного дела суд первой инстанции обоснованно отклонил ходатайство ответчика о вызове в суд и допросе свидетелей, которые ранее уже были опрошены судом в рамках уголовного дела, поскольку ходатайство Л.С. заявлено в связи с оспариванием им факта причинения К.Л. побоев, что уже установлено приговором суда, вступившим в законную силу.

Вопрос о судебных расходах разрешен судом с учетом требований ст. 103 ГПК РФ.

Решение суда мотивировано, нарушений норма материального и процессуального права, влекущих отмену решения суда, не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 361 - 364 ГПК РФ, судебная коллегия -

определила:

Решение Биробиджанского городского суда ЕАО от 16.09.2009г. изменить, изложив абзац второй резолютивной части решения в следующей редакции: взыскать с Л.С. в пользу К.Л. компенсацию морального вреда 15 000 (пятнадцать тысяч) рублей.

В остальной части решение суда оставить без изменения.