Законы и постановления РФ

Кассационное определение суда ЕАО от 10.06.2009 N 33-217/2009 Иск о возмещении морального вреда вследствие причиненного вреда здоровью удовлетворен правомерно, так как компенсация морального вреда за причинение вреда здоровью источником повышенной опасности наступает независимо от вины причинителя вреда.

СУД ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 июня 2009 г. по делу N 33-217/2009

Судья: Егоров А.В.

Судебная коллегия по гражданским делам суда Еврейской автономной области в составе:

председательствующего Серга Н.С.,

судей: Дроздовой В.Ф., Сенотрусовой И.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационному представлению прокурора Октябрьского района ЕАО и кассационной жалобе ООО “Р“ на решение Октябрьского районного суда от 23 апреля 2009 года, которым постановлено:

Исковые требования З.А. к обществу с ограниченной ответственностью “Р“ о возмещении морального вреда вследствие причиненного вреда здоровью в размере 2500000 рублей удовлетворить частично.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью “Р“ в пользу З.А. компенсацию морального вреда в размере 200000 (двести тысяч) рублей.

В остальной части в удовлетворении исковых требований З.А. отказать.


Взыскать с общества с ограниченной ответственностью “Р“ государственную пошлину в размере 100 рублей в доход местного бюджета.

Заслушав доклад судьи Дроздовой В.Ф., заключение прокурора Витютнева К.В., пояснения истца З.А., представителя ответчика А.А., судебная коллегия, -

установила:

З.А. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью “Р“ (далее ООО “Р“) о возмещении морального вреда вследствие причинения вреда здоровью в размере 2500000 рублей. Свои требования мотивировал тем, что он 24 июля 2006 года был принят на работу в ООО “Р“ в качестве сортировщика пиломатериалов в лесоцех. 11 сентября 2006 года на производстве с ним произошел несчастный случай, при котором он испытал сильную физическую боль, и некоторое время от боли находился в шоковом состоянии. После несчастного случая ему была оказана первая медицинская помощь и его направили во вторую краевую больницу г. Хабаровска. Согласно медицинскому заключению он получил открытый перелом обеих костей н/в правого предплечья, отрыв одного пальца правой кости с дефектом кожи. В дальнейшем, при проведении медико-социальной экспертизы 12 февраля 2007 года ему была присвоена 3 группа инвалидности по причине трудового увечья с 1 степенью ограничения способности к трудовой деятельности.

Он перенес несколько дорогостоящих операций, лишился пальца на руке, правая рука у него не действует. В настоящее время он является инвалидом, не может работать в полную силу и зарабатывать деньги на содержание семьи, у него на иждивении находится 2 несовершеннолетних детей.


По заключению госинспектора труда работодателем были нарушены Правила по охране труда.

Считает, что ответчиком ему причинен моральный вред. Просит взыскать денежную компенсацию морального вреда в размере 2 500 000 рублей.

В судебном заседании З.А. исковые требования и доводы, изложенные в исковом заявлении, поддержал, пояснил, что после травмы испытывает физические страдания, у него продолжает болеть рука. Правая рука не работает полностью, на левой руке оторван большой палец. Он испытывает нравственные страдания, так как не может себя обслуживать, у него развился комплекс неполноценности, в связи с увечьем не может трудоустроиться, всю работу по дому выполняет жена, отчего он страдает. В данное время получает пенсию по инвалидности. Увечье у него пожизненное и он никогда не сможет полностью обеспечить материально свою семью, поэтому просит удовлетворить его требования в полном объеме, так как по вине работодателя он на всю о жизнь остался инвалидом.

Представитель ответчика ООО “Р“ - А.А., исковые требования З.А. не признала, пояснила, что вина ООО “Р“ в причинении истцу морального вреда отсутствует. Несчастный случай произошел по его вине, З.А. пренебрег требованиям безопасности. Также ему полностью были оплачены больничные листы и выплачена жене, по ее заявлению, материальная помощь в размере 5000 рублей. В настоящее время ООО “Р“ испытывает серьезные финансовые трудности, удовлетворение требований истца повлечет причинению обществу несоразмерных расходов.

Суд постановил указанное решение.


В кассационном представлении прокурор Октябрьского района ЕАО просит решение изменить.

При этом указывает, что судом не оценен факт самовольного включения транспортера истцом, что является грубой неосторожностью. Полагает, что данный факт подтвержден материалами дела.

Кроме того, указывает, что согласно заключению Краевой клинической больницы N 2 г. Хабаровска, полученное истцом повреждение относится к категории легкой степени тяжести.

Считает, что при определении размера возмещения суд не принял во внимание степень вины самого потерпевшего, и степень тяжести причиненного вреда в связи, с чем размер компенсации морального вреда подлежит уменьшению.

В кассационной жалобе ООО “Р“ просит решение отменить.


Мотивируя кассационную жалобу, указывает на свое несогласие с вынесенным решением, так как вина общества в причинении З.А. морального вреда отсутствует, поскольку вред был причинен истцу, вследствие его самовольных действий с транспортером, не относящихся к его трудовым функциям. Не смотря на то, что общество является собственником транспортера - источника повышенной опасности, оно, согласно ст. ст. 1079, 1083 ГК РФ не обязано возмещать заявленный вред, поскольку он возник вследствие умысла потерпевшего, по его грубой неосторожности.

Кроме того считают, что размер взысканной суммы не отвечает требованиям разумности и справедливости. Истцом не предоставлены доказательства обоснования суммы компенсации.

Считают, что обществом соблюдены все обязанности работодателя по возмещению вреда, причиненного здоровью истца.

Помимо этого ссылаются на свое тяжелое финансовое положение.

В возражениях на кассационную жалобу З.А. просит решение оставить в силе.


Полагает, что в ходе судебного разбирательства доказано, что вред причинен по вине ответчика, его вины в этом нет. Акт о несчастном случае на производстве, составленный ответчиком, не объективен, и составлен с процессуальными нарушениями. Довод, изложенный в заключении государственного инспектора труда в Хабаровском крае о самовольном включении транспортера, не соответствует действительности, он не мог самостоятельно включить транспортер.

Считает, что финансовое положение ответчика не имеет отношения к настоящему спору.

В кассационной инстанции представитель ООО “Р“ А.А. доводы кассационной жалобы поддержала.

З.А. с доводами кассационной жалобы не согласился, поддержал доводы, указанные в возражениях на нее.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав пояснения лиц, участвующих в кассационной инстанции, заключение прокурора, не поддержавшего доводы кассационного представления и полагавшего кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению, судебная коллегия не усматривает оснований к отмене либо изменению решения суда.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В соответствии со ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.) осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренными пунктами 2 и 3 статьи 1083 ГК РФ.

В соответствии с положениями п. п. 2, 3 ст. 1083 ГК РФ основаниями для освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности полностью или частично является грубая неосторожность потерпевшего, которая содействовала возникновению или увеличению вреда либо если вред причинен вследствие умышленных действий потерпевшего.

Согласно ст. 1100 ГК РФ когда вред причинен жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда.


Из материалов дела следует, что З.А. с 24 июля 2006 года работал в ООО “Р“ сортировщиком - укладчиком пиломатериала в лесоцехе до 02 мая 2007 года, затем он был переведен сторожем - вахтером на этом же предприятии.

11 сентября 2006 года он получил производственную травму: открытый перелом обоих костей правого предплечья, отрыв 1 пальца правой кисти с дефектом кожи и отрыв 1 пальца левой кисти.

Из акта N 11 о несчастном случае на производстве от 13 сентября 2006 года следует, что 11 сентября 2006 года З.А. был поставлен мастером П.А. около падающего транспортера для уборки мусора и поправки бревен лагой если они застревают. В 10 час. 15 минут, во время технологического перерыва З.А. самовольно включил транспортер, наложил на него три бревна впритык, поэтому флажок сброса леса не сработал. При работающем транспортере рабочий начал поправлять флажок сброса леса, просунув правую руку между цепными передачами. Цепью зацепило перчатку и правую руку затащило под звездочку, в результате чего истцу причинены телесные повреждения. Причинами несчастного случая указаны: нарушение технологического процесса, эксплуатация неисправных механизмов (отсутствие защитного ограждения цепной передачи), нарушение производственной дисциплины З.А.

В соответствии с заключением государственного инспектора труда, проводившим расследование данного несчастного случая, в связи с переходом в категорию тяжелого, несчастный случай необходимо считать связанным с производством, подлежащим оформлению актом о несчастном случае. Причинами несчастного случая явилась неудовлетворительная организация производства работ, нарушения правил охраны труда, в том числе: вводный инструктаж и инструктаж на рабочем месте, стажировка, обучение по охране труда, проверка знаний по охране труда не проводились, не была разработана технологическая карта применительно к конкретным условиям, имела место неисправность оградительных устройств.

Ответственными лицами за данные нарушение установлены начальник Сукпайского филиала ООО “Р“ В.В., начальник лесоцеха А.А.

Данное заключение ООО “Р“ не оспаривалось.

Из медицинского заключения о характере повреждений здоровья следует, что у З.А., поступившего в краевую клиническую больницу N 2 г. Хабаровска 11 сентября 2006 года, имелись следующие повреждения: открытый перелом обеих костей н/3 правого предплечья, отрыв 1 пальца правой кисти с дефектом кожи и отрыв 1 пальца левой кисти.

В связи с полученной травмой З.А. с 11 сентября 2006 года по 11 февраля 2007 года находился на больничном.

12 февраля 2007 года ему установлена инвалидность 3 группы по причине трудового увечья с 1 степенью ограничения способности к трудовой деятельности на срок до 01 марта 2008 года, 19 мая 2008 года, З.А. установлена инвалидность 2 группы по причине трудового увечья со 2 степенью ограничения способности к трудовой деятельности на срок до 01 мая 2009 года, степень утраты профессиональной трудоспособности составила 70%; 08 апреля 2009 года ему установлена 3 группа инвалидности по причине трудового увечья с 1 степенью ограничения способности к трудовой деятельности и 60% утраты профессиональной трудоспособности, бессрочно.

Согласно заключению КЭК ОГУЗ “Областная больница“ по состоянию на 08.04.2009 года у З.А. диагностированы: ложный сустав м/3 локтевой кости, посттравматическая контрактура 2, 3, 4 пальцев правой кисти 4 степени, травматический отрыв пальцев на уровне запястья справа, слева - на уровне основной фаланги. Ему рекомендовано оперативное лечение.

При данных обстоятельствах вывод суда о том, что в результате неудовлетворительной организации производства работ в ООО “Р“ З.А. причинен вред здоровью, является правильным.

В силу закона, компенсация морального вреда за причинение вреда здоровью источником повышенной опасности наступает независимо от вины причинителя вреда.

Кроме того, доводы ответчика о том, что вред здоровью З.А. причинен вследствие его грубой неосторожности, не нашел своего подтверждения в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции, не представлены доказательства данному доводу и в суд кассационной инстанции.

Так из заключения инспектора труда следует, что предприятием были допущены нарушения правил охраны труда, в акте о несчастном случае т указано на имевшиеся нарушения в организации производства и охране труда.

Судом первой инстанции обоснованно не признаны в качестве доказательств вины З.А. в повреждении вреда здоровью представленные представителем ответчика протоколы опроса П.А., Ч.Ц., В.А., А.А., так как было установлено, что очевидцев случившегося не имелось, а также в связи с тем, что указанные протоколы опроса представлены не полностью, поэтому они не могут являться допустимыми доказательствами по делу.

Таким образом, суд правомерно пришел к выводу о наличии предусмотренных ст. 151 ГК РФ законных оснований для компенсации З.А. морального вреда за вред, причиненный его здоровью источником повышенной опасности, за его физические и нравственные страдания в связи с полученной травмой.

При разрешении вопроса о размере компенсации морального вреда судом учтены обстоятельства причинения вреда здоровью З.А., объем и характер причиненных ему физических и нравственных страданий, выразившихся в длительном лечении, нахождение в данное время на инвалидности с ограничением работоспособности, степень утраты трудоспособности, длительность нравственных переживаний, что отрицательно сказалось на его эмоциональном состоянии, принимает во внимание, что во вине работодателя З.А. стал инвалидом.

С учетом изложенного, суд, руководствуясь принципом разумности и справедливости, обоснованно взыскал с ООО “Р“ в пользу З.А. компенсацию морального вреда в размере 200000 рублей.

Довод ответчика о трудном материальном положении не является основанием для освобождения от его компенсации морального вреда, поскольку не основан на законе.

Решение суда мотивировано, нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену либо изменение решения суда не установлено.

По приведенным выше основаниям кассационное представление прокурора и кассационная жалоба ответчика удовлетворению не подлежат.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 361 - 364 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда ЕАО от 23 апреля 2009 года оставить без изменения, кассационное представление прокурора, кассационную жалобу ООО “Р“- без удовлетворения.