Законы и постановления РФ

Обзор результатов рассмотрения уголовных дел и материалов на Президиуме областного суда за октябрь - декабрь 2004 года (подготовлено Кировским областным судом)

КИРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОБЗОР

РЕЗУЛЬТАТОВ РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ И МАТЕРИАЛОВ

НА ПРЕЗИДИУМЕ ОБЛАСТНОГО СУДА ЗА ОКТЯБРЬ - ДЕКАБРЬ 2004 ГОДА

В октябре - декабре 2004 года на заседаниях президиума Кировского областного суда было рассмотрено 119 дел на 124 человека (в т.ч. материалы), по которым в связи с жалобами либо надзорными представлениями прокурора области были возбуждены надзорные производства: на приговоры в отношении 23 лиц; на определения кассационной инстанции в отношении 7 лиц; на другие судебные решения - на 94 человека. Из общего числа дел по надзорным представлениям прокурора области рассмотрено: 5 - на приговор, 17 - на иные судебные решения.

По одному делу, где было возбуждено надзорное
производство по жалобе адвоката и осужденных, президиум принял решение об ее отклонении (на 2 лиц). Остальные жалобы и представления удовлетворены.

Из числа дел с приговорами (всего 23) принимались решения об изменении в отношении 21 человека, в отношении двух приговоры отменены с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Как показали результаты изученных дел, подавляющее большинство рассмотренных за последний квартал - это дела, связанные с пересмотром приговоров в порядке ст. ст. 396, 397, 399 УПК РФ, причем на 37 лиц (из 94) рассматривались по кассационным жалобам осужденных в кассационном порядке. 71 судебное решение по материалам о рассмотрении ходатайств осужденных о пересмотре приговоров было принято судами в первой половине т.г., 23 - во втором полугодии.

Это свидетельствует о том, что на местах не в полной мере выполняется указание прокуратуры области N 45/12-2004 от 02.07.2004 “Об обеспечении законности решений судов, связанных с исполнением приговоров, в соответствии с главой 47 УПК РФ“.

Заслуживает внимания ряд постановлений президиума областного суда, касающихся вопросов применения уголовного и уголовно-процессуального закона.

Неправильная оценка судом обстоятельств дела,

свидетельствующих о направленности умысла осужденного,

повлекла отмену приговора и прекращение дела в части

осуждения по ст. 167 ч. 1 УК РФ в связи с отсутствием

в действиях состава этого преступления

Л., рождения 23.01.1979, ранее дважды судимый и освободившийся из мест лишения свободы 23.07.1999 по
отбытию срока наказания, 15.05.2001 осужден Котельничским районным судом по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. “в“, 167 ч. 1, 69 ч. 3 УК РФ к 5 годам 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Согласно приговору 19.12.2000 около 24 часов он по предварительному сговору с С. с целью совершения кражи проникли в административное здание колхоза “Красный льновод“ в с. Екатерина Котельничского района, откуда похитили деньги и вещи на сумму 410 руб. 86 коп., принадлежащие колхозу, а также имущество Котельничского районного узла связи на сумму 1055 руб. 25 коп. Кроме того, они покушались на кражу денег из кассы колхоза в сумме 8455 руб. 27 коп., но по не зависящим от них причинам не смогли довести данное преступление до конца. При проникновении в целях совершения кражи были повреждены 6 замков, а также прибор АКМ-60-С стоимостью 2800 руб. и провода стоимостью 30 руб., чем колхозу “Красный льновод“ причинен значительный ущерб на сумму 3340 руб.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, однако ошибочно действия Л., повредившего при совершении кражи имущество колхоза, квалифицировал по ст. 167 ч. 1 УК РФ.

Ущерб от повреждения имущества на сумму 3340 руб. для колхоза “Красный льновод“ с учетом его финансово-экономического состояния нельзя признать значительным, что
является объективной стороной данного состава преступления.

Кроме того, согласно п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 действия Л., совершившего проникновение в помещение путем взлома замков, что является способом совершения хищения при отягчающих обстоятельствах, дополнительной квалификации по ст. 167 ч. 1 УК РФ не требуют.

Приговор в части осуждения Л. по данной статье отменен с прекращением дела по ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ, а наказание по совокупности преступлений снижено.

Приговор изменен из-за неправильного применения

уголовного закона при квалификации действий виновных

К. и М. осуждены Кирово-Чепецким районным судом 22.11.2001 оба к лишению свободы: К. - по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. “а“, “в“, “г“, 222 ч. 1, 69 ч. 3 УК РФ к 8 годам 6 месяцам, а М. - по ст. 162 ч. 2 п. п. “а“, “в“, “г“ УК РФ к 7 годам. Применена конфискация имущества и местом отбывания наказания им определена исправительная колония строгого режима.

Они осуждены за нападение в целях хищения чужого имущества с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия.

В судебном заседании установлено и изложено в приговоре, что осужденные договорились о совершении разбойного
нападения на С. с целью хищения его ценностей на сумму 43680 руб. Вечером 14.06.2001 они пришли к дому потерпевшего. К. вооружился самодельным револьвером, а М. - обрезком металлической трубы. Согласно состоявшейся между ними договоренности М. должен был подавить сопротивление потерпевшего, а К. - найти и похитить ценности. Войдя в дом, К. остался на веранде, а М. подошел к дивану, где по их предположению должен был спать С., и замахнулся обрезком трубы, предполагая нанести удар потерпевшему по голове. Нанести удар не успел, т.к. оба с К. были задержаны сотрудниками милиции, которые были осведомлены об их намерениях и находились в доме потерпевшего, который в это время спал в другом месте.

В соответствии со ст. 162 УК РФ объективная сторона разбойного нападения заключается в совершении нападения с применением или угрозой применения насилия. Из изложенных судом обстоятельств совершения преступления видно, что нападения на потерпевшего они не совершили, жизни и здоровью его ничто не угрожало.

При таких обстоятельствах действия осужденных не могут быть квалифицированы как оконченное преступление, необходимо квалифицировать содеянное как приготовление к разбойному нападению, которое они не могли довести до конца по независящим от них обстоятельствам.

Постановлением президиума приговор изменен, что повлекло изменение последующих судебных решений.

Отсутствие доказательств, свидетельствующих о совершении

преступления, а также нарушение ст. 252 УПК РФ

повлекли
отмену приговора с прекращением дела

Приговором Кикнурского районного суда от 16.03.1999 С. осужден по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по ст. 228 ч. 3 п. “в“ УК РФ - к 5 годам лишения свободы. По совокупности преступлений наказание назначено с применением ст. 73 УК РФ в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком на 4 года.

С. признан виновным в том, что 21.12.1998 в п. Кикнур у неустановленного лица приобрел маковую солому в количестве 1,085 г., шприцы медицинские и флакон из-под пенициллина с наслоением опия и экстракта опия, после чего в доме С. изготовил экстракт маковой соломы в крупном размере.

Однако в нарушение ст. 314 УПК РФ суд в приговоре не привел доказательств наличия крупного размера наркотика и не установил количества изготовленного им наркотического средства.

Поскольку выводы суда в этой части не подтверждены доказательствами, приговор отменен с прекращением дела.

Кроме того, постановлением президиума исключено из приговора указание об осуждении С. за незаконное приобретение опия и экстракта маковой соломы в крупном размере, поскольку таковое органами предварительного следствия ему не вменялось.

Таким образом, районный суд вышел за пределы судебного разбирательства, чем нарушил требования ст. 254 УПК РСФСР (ст. 252 УПК РФ).

Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре,

фактическим
обстоятельствам дела повлекло отмену приговора

с направлением дела на новое судебное рассмотрение

По приговору Малмыжского районного суда от 13.05.2004 К., ранее не судимый, осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Согласно требованиям ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора должна соответствовать материалам дела, исследованным в судебном заседании.

Излагая обстоятельства совершения преступления, суд указал, что 13.06.2003 К. из неприязни нанес Г. несколько ударов кулаками и не установленным органами следствия твердым тупым предметом в область головы, от чего потерпевший упал. После доставления в больницу он скончался. Согласно заключению эксперта смерть потерпевшего наступила от закрытой черепно-мозговой травмы.

В судебном заседании осужденный вину не признал, пояснив, что Г. он не ударял, а только оттолкнул от себя, и тот упал от толчка на землю. Из показаний свидетеля Е. следует, что потерпевший подошел к осужденному, но, что между ними произошло, он не видел, только слышал глухой удар. Оглянувшись, увидел, что Г. лежит на обочине дороги, а рядом стоит осужденный.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы у Г. обнаружены ушибленная рана в левой теменно-височной области головы, кровоизлияния в мягкие ткани левой теменно-височной, левой затылочной областях головы, гематома в проекции лобных, теменных, височных и затылочных долей, субарахноидальные кровоизлияния в правой лобной, левой
височной, правой височной с переходом на правую теменную, левой затылочной долях, кровоизлияния в затылочки головного мозга. Данные телесные повреждения как в комплексе, так и в отдельности по признаку опасности для жизни относятся к причинившим тяжкий вред здоровью и находятся в прямой причинной связи с наступлением смерти.

Повреждения причинены при не менее чем двукратном воздействии тупого твердого предмета, которым могли быть рука, нога и иной предмет с относительно ограниченной травмирующей поверхностью, в левую теменно-височную и левую затылочную области головы. Наиболее вероятным эксперт считает нанесение удара в левую теменно-височную область с последующим падением с высоты собственного роста и ударом левой затылочной частью головы.

Таким образом, доказательств, подтверждающих нанесение осужденным нескольких ударов Г. кулаками и неустановленным предметом в область головы, суду обвинением не представлено, и в приговоре они не приведены.

Выводы эксперта, которые суд привел в приговоре, содержат противоречия и требуют уточнения. Эксперт признал, что черепно-мозговая травма потерпевшему причинена в результате воздействия твердого тупого предмета с относительно ограниченной поверхностью, в то же время указал, что травма в левой затылочной части головы могла образоваться при падении потерпевшего с последующим ударом головой.

В судебном заседании установлено, что потерпевший упал на дорогу, т.е. поверхность, о которую он мог удариться, нельзя признать ограниченной.

Кроме того, в заключении эксперт сделал вывод, что причинение
повреждений, возникших от воздействия в левую теменно-височную область головы при падении с высоты своего роста, маловероятно, а допрошенный в суде категорично заявил, что эта травма при падении получена быть не могла.

Также в приговоре суд сделал вывод, что удары осужденным наносились со значительной силой, несмотря на то, что данный вывод требует специальных познаний, а материалов, подтверждающих это, в деле нет.

Более того, президиум отметил, что во время судебного заседания стороной защиты были сделаны заявления о нарушении прав осужденного при предъявлении ему обвинения, а также о недопустимости признания в качестве доказательств заключений экспертов, протоколов осмотра места происшествия, трупа и автомобиля в связи с допущенными нарушениями УПК РФ при проведении расследования.

Суд же привел в приговоре эти перечисленные материалы в качестве доказательств, указав, что в ходе предварительного следствия имели место нарушения процессуального законодательства, но это не может, с учетом характера нарушений, быть основанием для оправдания К. Однако анализа допущенных нарушений судом не сделано, вывод о необоснованности доводов защиты, в нарушение ст. 307 УПК РФ, не мотивирован.

Президиум областного суда признал такой приговор незаконным и своим постановлением отменил его, направив дело на новое судебное рассмотрение.

По таким же основаниям отменен приговор Первомайского районного суда г. Кирова от 27.06.2001, которым С. осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ
к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судом установлено, что 26.03.2001 О. в поисках С. пришел в квартиру Ш., где в это время находилась К. (мать Ш.). Там он нанес К. два удара ногой по голове. Когда в квартиру вернулись выходившие за спиртным С. и Р. и узнали от К. и Ш. о нанесенных К. О. ударах, стали его избивать. С. нанес ему два удара кулаком по лицу, а также три удара ногами по телу. Р. нанес два - три удара кулаками О. по голове, а затем прыгал на груди лежащего на полу О. При этом его нога соскальзывала на шею потерпевшего. Ш. нанесла потерпевшему удар ножкой от стула по голове и Р. - три удара по голове ножкой от стула. Кроме того, С. нанес три удара О. руками, сложенными в “замок“.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть О. наступила в результате закрытой черепно-мозговой и черепно-лицевой травмы. При этом телесные повреждения в области головы, описание которых содержится в выводах эксперта, относятся к причинившим тяжкий вред здоровью потерпевшего и повлекли его смерть. Эти телесные повреждения возникли в результате неоднократных ударных воздействий (не менее пяти) твердого тупого предмета с ограниченной контактной поверхностью.

Осужденная Ш. по поводу действий С. пояснила, что он первым нанес потерпевшему два удара по голове кулаками, а затем руками, сложенными в “замок“. Она же говорила, что С. был в сильной степени алкогольного опьянения и “мог только ползать“.

Р. и Ш. подтвердили, что наносили удары потерпевшему в область головы ножкой от стула.

При наличии таких данных остался невыясненным вопрос, мог ли С., находясь в сильной степени алкогольного опьянения, нанести удары, причинившие тяжкий вред здоровью потерпевшего. Кроме того, доказательств, подтверждающих вывод суда о предварительном сговоре осужденных на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, в приговоре также не приведено.

Вывод суда о наличии в действиях осужденного рецидива

преступлений является ошибочным и опровергается материалами дела

Р., рождения 25.12.1967, судимый 05.02.2001 по ст. 158 ч. 2 п. “б“ УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освободившийся из мест лишения свободы 22.12.2002, осужден приговором Унинского районного суда 23.06.2004 по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Суд в приговоре указал, что в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, учитывает предусмотренное п. “к“ ч. 1 ст. 61 УК РФ - “иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему“, и рецидив в качестве отягчающего обстоятельства.

Однако судом не было учтено, что приговор от 05.02.2001 подлежал пересмотру в части исключения квалифицирующего признака - неоднократность. С учетом этого действия Р. следовало переквалифицировать на ст. 158 ч. 1 УК РФ, которая относится к преступлениям небольшой тяжести. Согласно ст. 18 ч. 4 п. “а“ УК РФ судимость за преступление небольшой тяжести не учитывается при признании рецидива преступлений.

Постановлением президиума областного суда приговор изменен в части квалификации действий осужденного, исключено из приговора указание о рецидиве преступлений и изменен вид исправительной колонии на ИК общего режима.

Котельничский районный суд при вынесении 27.02.2004 приговора в отношении У., который ранее 24.09.2003 судим за кражу к условной мере наказания, также ошибочно в нарушение ст. 18 ч. 4 п. “в“ УК РФ указал на наличие в его действиях рецидива преступлений.

Неправильно был учтен опасный рецидив преступлений Омутнинским районным судом при вынесении приговора М., который осужден 26.05.2004 по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 10 годам 6 месяцам лишения свободы.

Суд указал, что действия М. содержат опасный рецидив преступлений, т.к. 08.05.1997 он судим за тяжкое преступление. При этом судом не было учтено, что он осуждался за преступления, совершенные до введения в действие нового УК РФ, и освободился условно-досрочно 16.04.1999. Исходя из фактически отбытого срока наказания (отбыл менее трех лет), судимость у него должна погаситься согласно требованиям ст. 57 ч. 3 УК РСФСР через три года после освобождения. Как следует из материалов дела, на момент совершения нового преступления она погасилась.

Не может быть признано отягчающим наказание обстоятельство,

которое является признаком объективной стороны преступления

В нарушение ст. 63 ч. 1 п. “б“ УК РФ Шабалинский районный суд по делу Б., который осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ, в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, признал наступление тяжких последствий.

Однако судом не учтено, что данное обстоятельство является признаком объективной стороны преступления - убийства.

Согласно ст. 63 ч. 2 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Нарушение требований ст. 316 ч. 7 УПК РФ

повлекло изменение приговора

Б. осужден Слободским районным судом 21.10.2003 по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 215-2 ч. 2 п. “а“ УК РФ - к 3 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ - к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Уголовное дело было рассмотрено в особом порядке. В качестве обстоятельства, смягчающего наказание осужденного, суд указал в приговоре активное способствование в раскрытии преступления. Обстоятельств, отягчающих наказание, в приговоре не приведено. Согласно ст. 62 УК РФ наказание при наличии вышеназванного обстоятельства, смягчающего наказание, не может превышать 3/4 от максимального срока, который при рассмотрении дела в особом порядке по ст. 215-2 ч. 2 п. “а“ УК РФ не мог быть больше 3 лет 4 месяцев.

Таким образом, суд с учетом правил ст. 62 УК РФ не мог назначить по данной статье осужденному наказание более 2 лет 6 месяцев.

Постановлением президиума областного суда приговор изменен в части наказания по ст. 215-2 ч. 2 п. “а“ УК РФ и по совокупности преступлений.

Неправильное применение ст. 70 УК РФ

повлекло изменение приговора

З., рождения 01.01.1987, был ранее трижды судим: 24.09.2003 - по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год; 29.12.2003 - по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год; 02.07.2004 - по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 1 году лишения свободы, ст. 158 ч. 2 п. “а“ УК РФ к лишению свободы на 1 год. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно - к 1 году 6 месяцам лишения свободы. Условное осуждение по предыдущим приговорам отменено и по их совокупности окончательно назначено к отбытию 2 года 6 месяцев лишения свободы.

15.09.2004 он вновь осужден Нолинским районным судом (с соблюдением требований ст. 88 ч. 6.1 УК РФ) по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ст. 69 ч. ч. 2 и 5 УК РФ наказание назначено в виде 2 лет лишения свободы. Условное осуждение по приговорам от 14 сентября и 29 декабря 2004 года отменено и согласно ст. 70 УК РФ окончательно к отбытию определено 2 года 9 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Оснований для отмены условного осуждения по приговорам от 14 сентября и 29 декабря 2004 года не было, т.к. оно уже было отменено при постановлении приговора от 02.07.2004 и наказание по нему назначено по правилам ст. 70 УК РФ.

В связи с этим из последнего приговора президиум областного суда исключил указание о назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Неправильное применение ст. 69 ч. 5 УК РФ

повлекло изменение приговора и всех последующих судебных решений

Г., родившийся 12.01.1960, судимый 25.12.2000 по ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год, 17.01.2001 осужден Котельничским районным судом по ст. 158 ч. 2 п. п. “а“, “в“, “г“ УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа условно с испытательным сроком на 2 года. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года 6 месяцев.

Такое решение суда было ошибочным. Согласно п. 29 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 40 от 11.06.1999 “О практике назначения судами уголовного наказания“, если в отношении условно осужденного лица будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу, правила ст. 69 УК РФ применены быть не могут, поскольку в ст. 74 УК РФ дан исчерпывающий перечень обстоятельств, на основании которых возможна отмена условного осуждения. В таких случаях приговоры по первому и второму делу исполняются самостоятельно.

Постановлением президиума областного суда из приговора от 17.01.2001 исключено указание о назначении наказания по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ и назначении нового испытательного срока. С учетом изменения приговора изменены последующие судебные решения.

Нарушение требований ст. 88 ч. 6 УК РФ

повлекло неправильное назначение наказания несовершеннолетним

11.05.2004 Первомайским районным судом г. Кирова осуждены:

Н., родившаяся 24.09.1987, по ст. 116 ч. 2 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. “г“ УК РФ к 2 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа. В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание определено условным с испытательным сроком на 2 года;

П., 08.02.1987, осуждена по ст. 115 ч. 2 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 162 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание определено условным с испытательным сроком на 2 года 6 месяцев;

В., 23.02.1987, осуждена по ст. 115 ч. 2 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ наказание определено условным с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев.

При вынесении приговора суд нарушил требования ст. 88 ч. 6 УК РФ, согласно которой лишение свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему впервые в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести. Наказание осужденным по ст. ст. 115 ч. 2 и 116 ч. 2 УК РФ в виде лишения свободы было назначено неверно.

Незаконным является постановление этого же суда от 02.06.2004, которым данный приговор приведен в соответствие с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом N 162-ФЗ от 08.12.2003, т.к. районный суд, пересмотрев приговор, вынесенный после внесенных в УК РФ изменений, фактически принял на себя функции надзорной инстанции. Данное постановление было отменено, а приговор изменен.

Назначение дополнительного наказания в виде денежного штрафа,

которое не предусматривалось действовавшим на момент

совершения преступления уголовным законом, является неправильным

Ш., Н. и К. осуждены Советским районным судом 27.05.2004 по ст. 228 ч. 2 УК РФ к лишению свободы (а К. с применением ст. 73 УК РФ) со штрафом в сумме 100000 руб.

В период совершения преступлений (октябрь 2003 года) дополнительного наказания в виде денежного штрафа действовавшим уголовным законом не предусматривалось. Содеянное осужденными было правильно квалифицировано по ст. 228 ч. 2 УК РФ, но дополнительное наказание в виде денежного штрафа назначено незаконно, т.к. в этой части новый закон не имеет обратной силы и применяться не мог.

Неправильная позиция государственного обвинителя

повлекла прекращение дела в части предъявленного обвинения

Заслуживает особого внимания уголовное дело в отношении К., О. и Я. по Кирово-Чепецкому району, по которому решение о прекращении дела в части обвинения по реабилитирующим основаниям явилось следствием неправильной позиции государственного обвинителя. Постановлением судьи областного суда от 11.10.2004 отказано в удовлетворении надзорного представления заместителя прокурора области о пересмотре определения кассационной инстанции от 09.09.2004 по этому делу.

Установлено, что постановлением Кирово-Чепецкого районного суда от 06.07.2004 по результатам предварительного слушания в связи с отсутствием состава преступления прекращено уголовное дело в части обвинения: К. - в совершении 25 преступлений, предусмотренных каждое ст. 290 ч. 2 УК РФ, и 35 преступлений, предусмотренных каждое ст. 292 УК РФ; О. - в совершении 18 преступлений, предусмотренных каждое ст. 290 ч. 2 УК РФ, и 32 преступлений, предусмотренных каждое ст. 292 УК РФ; Я. - в совершении 23 преступлений, предусмотренных каждое ст. 290 ч. 2 УК РФ, и 29 преступлений, предусмотренных каждое ст. 292 УК РФ.

Согласно ст. ст. 236 ч. 1 п. 4, 239 УПК РФ по результатам предварительного слушания суд в случае отказа прокурора от обвинения прекращает уголовное дело.

Во время предварительного слушания государственный обвинитель поддержал ходатайство защиты о прекращении уголовного дела, пояснив, что обвиняемые не являются субъектами преступлений, предусмотренных ст. ст. 290 ч. 2 и 292 УК РФ. Обсудив заявленные ходатайства, суд признал, что прокурор отказался от обвинения по данным составам и прекратил дело в части обвинения.

В представлении ставился вопрос о том, что вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь при завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнения участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты. По данному делу государственный обвинитель не делал заявления об отказе в части обвинения в отношении подсудимых, он лишь согласился с ходатайством, заявленным стороной защиты о прекращении уголовного дела по ст. ст. 290 ч. 2, 292 УК РФ. Однако свое мнение, как того требует закон, не мотивировал, а его высказывание, отраженное в протоколе судебного заседания, что “нет признака специального субъекта преступления“, не может считаться мотивированным, поскольку нет ссылки на предусмотренные законом основания.

Однако областной суд не согласился с доводами представления, указав, что поскольку стороны, в т.ч. и прокурор, не заявляли ходатайств о необходимости до принятия решения исследовать какие-либо доказательства, суд по своей инициативе не мог принять такое решение. Ст. 239 УПК РФ не предоставляет суду возможности продолжить судебное разбирательство по обвинению, от которого отказался прокурор.

По всем нарушениям уголовного и уголовно-процессуального закона, которые были допущены при рассмотрении уголовных дел с вынесением приговоров, направлены письма руководителям горрайпрокуратур с предложением обсудить их на оперативных совещаниях в коллективе.

Установлено, что при рассмотрении представлений администрации учреждений по различным вопросам также допускаются нарушения законов, причем, решения принимаются судом в соответствии с заключениями прокуроров.

Отсутствие подписи начальника учреждения на постановлении

о признании осужденного злостным нарушителем режима содержания

влечет признание данного документа не имеющим юридической силы

Постановлением Верхнекамского районного суда от 06.09.2004 Б. как злостный нарушитель установленного порядка отбывания наказания переведен в исправительную колонию общего режима.

Такое решение суда является незаконным. В соответствии с требованиями ст. 78 ч. 4 УИК РФ осужденный, являющийся злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания, может быть переведен из колонии-поселения в исправительную колонию общего режима. Согласно ст. 116 ч. 4 УИК РФ осужденный признается злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания постановлением начальника исправительного учреждения.

В постановлении суд указал, что постановлением начальника колонии от 04.09.2004 Б. признан злостным нарушителем режима содержания, однако такой вывод не подтверждается имеющимися материалами.

В деле имеется ксерокопия указанного постановления, в которой нет подписи начальника исправительной колонии, и осужденному оно не объявлено. Отсутствие подписи лишает постановление юридической силы, а поэтому оснований считать, что Б. является злостным нарушителем режима содержания, у суда не было.

Постановление отменено, а материал направлен на новое судебное рассмотрение.

Поведение осужденного в следственном изоляторе

до вступления приговора в законную силу не должно учитываться

при решении вопроса об условно-досрочном освобождении от наказания

Постановлением Верхошижемского районного суда от 11.10.2004 М., осужденному приговором мирового судьи судебного участка N 65 от 23.07.2004 по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 1, 69 ч. 5 УК РФ к лишению свободы на 1 год 5 месяцев, отказано в условно-досрочном освобождении от наказания.

Суд сослался при этом на допущенные осужденным нарушения в период нахождения его в следственном изоляторе, т.е. до вступления приговора в законную силу.

Такой вывод суда не основан на действующем законодательстве.

Согласно требованиям ст. 79 УК РФ при решении вопросов об условно-досрочном освобождении от наказания суды должны учитывать поведение осужденного за период отбывания наказания. Нахождение его в следственном изоляторе до вступления приговора в законную силу не является отбыванием наказания.

Постановлением президиума постановление районного судьи отменено.

Управление по обеспечению участия

прокуроров в рассмотрении

уголовных дел судами