Законы и постановления РФ

Кассационное определение Костромского областного суда от 21.09.2009 по делу N 33-1160 Суд удовлетворил исковые требования о признании права пользования жилым помещением и заключении договора социального найма жилого помещения, обоснованно исходя из того, что истица вселилась в спорное жилое помещение как член семьи нанимателя и продолжала проживать в той же квартире после смерти нанимателя, оплачивая платежи за квартиру наймодателю.

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 сентября 2009 г. по делу N 33-1160

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу Н. дело по иску Ш. к Администрации г. Костромы о признании права пользования жилым помещением и заключении договора социального найма жилого помещения,

установила:

Ш. обратилась в суд с иском к Администрации г. Костромы о признании права пользования жилым помещением и заключении договора социального найма жилого помещения. В обоснование иска указала, что проживает в квартире по адресу: <...>, нанимателем которой являлась ее бабушка О. Наниматель О. умерла 11 февраля 2003 года, она (истица) продолжала проживать в квартире. Ее дети
Ш.Д., <...>, и Ш.И., <...>, проживали с ней в этой квартире с рождения. В марте 2009 года она обратилась в комитет ЖКХ Администрации г. Костромы по вопросу признания ее нанимателем указанного жилого помещения и заключении с ней договора социального найма, однако в этом ей было отказано со ссылкой на то, что она является поднанимателем этого помещения и не приобрела самостоятельного права на него. С этим она не согласна, так как с 1989 года проживала со своей бабушкой как член ее семьи, получала за нее пенсию, вела с ней общее хозяйство.

В процессе рассмотрения дела Ш. уточнила, что просит признать право пользования спорной квартирой за ней и ее несовершеннолетними детьми Ш.Д., <...>, и Ш.И., <...>.

Решением Ленинского районного суда г. Костромы от 23 июля 2009 года исковые требования удовлетворены. За Ш., Ш.Д., Ш.И. признано право пользования квартирой по адресу: <...>. На Администрацию г. Костромы возложена обязанность заключить с Ш. и членами ее семьи несовершеннолетними Ш.Д. и Ш.И. договор социального найма жилого помещения по адресу: <...>.

В кассационной жалобе представитель Администрации г. Костромы К. просит решение суда отменить по следующим основаниям. Указывает на то, что истцом не представлено допустимых и достаточных доказательств того, что она вселилась и проживала в спорном жилом помещении в качестве члена
семьи нанимателя. Ссылка суда по показания свидетелей является неправомерной, поскольку договор социального найма должен заключаться в письменной форме и в силу ст. 162 ГК РФ подтверждение сделки и ее условий не может производиться с помощью свидетельских показаний. Кроме того, в суде не было доказано отсутствие между нанимателем и истицей иного соглашения о порядке пользования жилым помещением. Доказательствами того, что Ш. не являлась членом семьи нанимателя, служат поквартирная карточка, карточка регистрации, в которых отражено то, что Ш. вселялась в спорную квартиру в качестве поднанимателя, а суд этим доказательствам надлежащей оценки не дал. Также суд сделал неправильный вывод об отсутствии оснований для применения срока исковой давности. На требования о признании права на жилое помещение и заключении договора социального найма распространяется срок исковой давности; этот срок Ш., знавшей о регистрации в спорном помещении в качестве поднанимателя в марте 2001 года, пропущен.

В возражениях относительно кассационной жалобы Ш. просит оставить решение суда без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, возражений относительно кассационной жалобы, выслушав Ш., ее представителя И., судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Разрешая спор, суд установил, что Ш. и ее несовершеннолетние дети Ш.Д., Ш.И. были вселены в квартиру по адресу: <...> в качестве членов семьи нанимателя
О., являвшейся бабушкой Ш. После смерти нанимателя О. истцы продолжали проживать в этой квартире и сохранили ранее приобретенное право.

При разрешении спора суд правильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, произвел надлежащую оценку всех представленных сторонами доказательств, правильно применил нормы материального и процессуального права, выводы суда мотивированы.

Нельзя согласиться с утверждением представителя ответчика о недопустимости использования свидетельских показаний для подтверждения фактов, лежащих в основании заявленного Ш. иска. То, что действовавшая в момент вселения истицы в квартиру ст. 50 ЖК РСФСР предусматривала заключение договора найма жилого помещения в письменной форме, не свидетельствует о том, что такая же форма предусмотрена для оформления правоотношений, возникающих между нанимателем и вселенными с его согласия в это помещение членами его семьи. Определяющим для оценки этих отношений является волеизъявление нанимателя и фактический характер отношений, сложившийся между нанимателем и вселенными им лицами. Подтверждать факты, с которыми закон связывает возможность признания вселившегося лица членом семьи нанимателя - совместное с нанимателем проживание и ведение с ним общего хозяйства (ст. 53 ЖК РСФСР), свидетельскими показаниями закон не запрещает. Эти факты доказаны истцом в ходе судебного разбирательства показаниями свидетелей и другими доказательствами. На основе оценки в совокупности этих доказательств судом установлено, что Ш. вселилась к своей бабушке и проживала с ней длительное время в
качестве члена ее семьи, вела с нанимателем общее хозяйство, продолжала проживать в той же квартире после смерти бабушки, оплачивая платежи за квартиру наймодателю.

Судом исследован довод представителя ответчика о том, что Ш. и ее дети были вселены в квартиру в качестве поднанимателей, и сделан обоснованный вывод о его несостоятельности. В обоснование своих выводов суд сослался на то, что Ш. была вселена в спорную квартиру 1 марта 1989 года своей бабушкой и прописана как член семьи нанимателя. В дальнейшем в связи с поступлением на военную службу 9 сентября 1992 года она была выписана из квартиры, но продолжала проживать в ней в качестве члена семьи нанимателя и сохранила приобретенные в связи с этим статусом права.

Судом тщательно исследованы обстоятельства занесения в поквартирную карточку и в карточку регистрации сведений о регистрации Ш. в качестве поднанимателя в 1992 году и сделан обоснованный вывод о недостаточности этих данных для вывода о проживании Ш. в спорном жилом помещении в качестве поднанимателя.

Суд правильно не нашел оснований для применения срока исковой давности. Ш. постоянно проживала в спорной квартире в качестве члена семьи нанимателя, оплачивала все платежи за наем и коммунальные услуги, в том числе после смерти нанимателя, со стороны наймодателя не производилось никаких действий по ограничению или лишению ее этого
права, поэтому Ш. не могла полагать, что ее право на жилое помещение нарушено. Само по себе то, что в 2001 году она узнала о регистрации ее как поднанимателя, не свидетельствует об обратном, поскольку и после этого характер пользования ею помещением не изменился, наймодатель не предъявлял к ней никаких претензий об утрате права пользования жилым помещением, продолжал принимать от нее плату как от нанимателя.

С учетом изложенного доводы жалобы не могут служить основаниями для отмены решения суда, поэтому решение суда подлежит оставлению без изменения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда г. Костромы от 23 июля 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу Администрации города Костромы - без удовлетворения.-----------