Законы и постановления РФ

Справка Кемеровского областного суда от 01.09.2009 N 01-26/771 “Справка о практике рассмотрения судами Кемеровской области уголовных дел о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми (статьи 126, 127, 127.1 УК РФ)“

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

СПРАВКА

от 1 сентября 2009 г. N 01-26/771

СПРАВКА О ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

УГОЛОВНЫХ ДЕЛ О ПОХИЩЕНИИ ЧЕЛОВЕКА, НЕЗАКОННОМ ЛИШЕНИИ

СВОБОДЫ И ТОРГОВЛЕ ЛЮДЬМИ

(СТАТЬИ 126, 127, 127.1 УК РФ)

Справка подготовлена по заданию заместителя Председателя Верховного Суда РФ от 23.07.2009 N ОСП-09/34 на основе изучения уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 126, 127, 127.1 УК РФ, рассмотренных судами Кемеровской области в 2008 - первом полугодии 2009 года, кассационной практики Кемеровского областного суда, а также сведений, предоставленных судами области.

В ходе обобщения изучено 17 уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 126, 127, 127.1 УК РФ, в отношении 31 лица.

По названным делам в отношении
28 лиц судами постановлены обвинительные приговоры, в частности:

- 2 лица осуждены за преступления, предусмотренные ст. 126 УК РФ;

- 9 лиц - за преступления, предусмотренные ст. 127 УК РФ;

- 2 лица - за преступления, предусмотренные ст. ст. 126, 127.1 УК РФ;

- 2 лица - за преступления, предусмотренные ст. 126 УК РФ, по совокупности с иными преступлениями;

- 12 лиц - за преступления, предусмотренные ст. 127 УК РФ, по совокупности с иными преступлениями;

- 1 лицо - за преступления, предусмотренные ст. 127.1 УК РФ, по совокупности с иными преступлениями.

Кроме того, в отношении 1 лица по п. “а“ ч. 2 ст. 127 УК РФ уголовное дело прекращено на основании ст. 76 УК РФ в связи с примирением с потерпевшим, 2 лица по п. “а“ ч. 2 ст. 127 УК РФ оправданы.

Уголовные дела об использовании рабского труда (ст. 127.2 УК РФ) в указанный период судами области не рассматривались.

Раздел I

1. Какие действия подсудимых следует квалифицировать как похищение человека в соответствии со ст. 126 УК РФ и как незаконное лишение свободы, не связанное с его похищением в соответствии со ст. 127 УК РФ? Примеры квалификации действий подсудимых органами предварительного расследования и судами в подобных случаях.

Составы преступлений, предусмотренных ст. ст. 126, 127 УК РФ, помещены в главу 17 УК РФ, устанавливающую ответственность за преступления против свободы, чести и достоинства личности. Из этого следует, что непосредственным объектом похищения и незаконного лишения свободы является свобода личности. Однако формулировка законодателем диспозиций названных статей не позволяет четко определить, в чем именно заключаются похищение человека и, соответственно, не связанные с ним незаконные действия по
лишению человека свободы.

Из Постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 17.05.2000 N 207п2000 и других решений Верховного Суда РФ по делам о преступлениях против личности следует, что “по смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением его с постоянного или временного местонахождения в другое место и последующим удержанием его в неволе. Основным моментом объективной стороны данного преступления является захват потерпевшего с места его нахождения и перемещение с целью последующего удержания в другом месте“.

При этом из вышеприведенной позиции Верховного Суда РФ не ясно является ли последующее удержание потерпевшего обязательным для установления объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, либо достаточно установления такой цели.

По всем изученным в ходе данного обобщения уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 126 УК РФ, судами области как похищение человека в большинстве случаев квалифицировались действия лица по захвату живого человека, перемещению его с постоянного или временного местонахождения в другое место и последующему удержанию его в неволе.

Например, приговором Ленинск-Кузнецкого районного суда от 08.04.2009 С. и К. осуждены по п. п. “а, в“ ч. 2 ст. 126 УК РФ.

27.11.2007 С., К. и неустановленное следствием лицо на автомобиле подъехали к дому И., и, когда тот вышел из дома, С., действуя согласно ранее разработанному плану и распределенным ролям, подошел к нему и предъявил поддельное удостоверение, предложив при этом сесть в автомобиль. Когда И. отказался, С. совместно с К. и неустановленным следствием лицом против воли потерпевшего, применяя насилие, опасное для жизни и здоровья, посадили И. в автомобиль и вывезли в
село Красное Ленинск-Кузнецкого района Кемеровской области, где поместили в дом, в котором против воли И. удерживали его до 22 часов 27.11.2007, требуя подписать документы.

Приговором суда с применением ст. 64 УК РФ: С. назначено наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы; К. в виде 3 лет лишения свободы. Приговор вступил в законную силу.

Однако имел место случай необоснованной квалификации действий лица по ст. 126 УК РФ.

Так, приговором Ленинского районного суда г. Кемерово от 22.09.2008 М. был осужден: по п. п. “а, в, з“ ч. 2 ст. 126 к 7 годам лишения свободы; по п. “в“ ч. 2, п. “б“ ч. 3 ст. 163 УК РФ к 7 годам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно к 7 годам 6 месяцев лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда не согласилась с выводом суда о квалификации действий М. по п. “а, в, з“ ч. 2 ст. 126 УК РФ по следующим основаниям.

Роль М. в похищении потерпевшего М.З. не установлена и не указана ни в обвинительном заключении, ни в приговоре суда. Как установлено судом потерпевший М.З. был похищен неустановленными лицами и впоследствии лишен свободы М.

При изложенных обстоятельствах, действия М. переквалифицированы с п. “а, в, з“ ч. 2 ст. 126 УКРФ на ч. 1 ст. 127 УК РФ, по которой назначено наказание 1 год 6 месяцев лишения свободы (определение от 14.04.2009).

По данному делу суд первой инстанции, помимо прочего, указал в приговоре, что потерпевший был изъят из обычной среды обитания. Однако, полагаем, что введение такой в значительной степени оценочной
категории как “обычная среда обитания“ в число признаков объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, было бы не оправдано и лишь усложнило бы процесс доказывания.

Несмотря на относительное единообразие практики судов области по вопросу квалификации действий лица как похищение человека, неопределенность с признаками объективной стороны состава названного преступления порождает сложности, в частности, при отграничении похищения от незаконного лишения свободы.

В большинстве случаев, когда действия лица квалифицировались органами предварительного следствия и судами области по ст. 127 УК РФ, под незаконным лишением свободы, не связанном с похищением, понималось незаконное лишение человека свободы передвижения в пространстве и общения с другими людьми, выбора им места нахождения. При этом незаконное лишение свободы потерпевшего происходило в месте, где он находился добровольно.

Например, 31.12.2007 Б. и А., непосредственно после избиения П., пресекая возможность обращения его в правоохранительные органы, в соответствии с достигнутой договоренностью, помимо воли П., сбросили его в подпол дома, в котором накануне происходило его избиение, и, закрыв крышку подпола, удерживали его там до 02.01.2008. В период нахождения в подполе у потерпевшего наступило общее переохлаждение организма, повлекшее причинение тяжкого вреда здоровью и, как следствие, смерть П. 06.01.2008.

Приговором Зенковского районного суда г. Прокопьевска от 23.06.2008 в соответствии с квалификацией, предложенной органами предварительного следствия, Б. осужден по ч. 1 ст. 112, ч. 3 ст. 127 УК РФ, А. - по ч. 1 ст. 116, ч. 3 ст. 127 УК РФ.

А. назначено наказание: по ч. 1 ст. 116 УК РФ в виде 6 месяцев исправительных работ с удержание в доход государства 10% заработка, в пересчете на лишение свободы - 2 месяца
лишения свободы, по ч. 3 ст. 127 УК РФ в виде 4 лет лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ А. окончательно назначено наказание - 4 года 1 месяц лишения свободы. Б. назначено наказание: по ч. 1 ст. 112 УК РФ - 1 год лишения свободы, по ч. 3 ст. 127 УК РФ - 4 года лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - 4 года 1 месяц лишения свободы. Приговор вступил в законную силу.

Однако, есть мнение, что объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 127 УК РФ, допускает возможность перемещения потерпевшего помимо его воли из одного места в другое.

Органами предварительного следствия С. и А. обвинялись в преступлениях, предусмотренных п. п. “а, в“ ч. 2 ст. 126, ч. 4 ст. 111 УК РФ, П. - в преступлении, предусмотренном ч. 4 ст. 111 УК РФ, совершенных при следующих обстоятельствах.

02.10.2008 С. с А., находясь в доме, где временно проживал Ф., на почве личных неприязненных отношений, нанесли Ф. несколько ударов кулаками и ногами по телу, после чего С., помимо воли Ф., вытащил его волоком из дома, где тот временно проживал. Затем С. совместно с А., применив насилие, вопреки воли Ф., поместили его в багажник автомобиля, после чего, удерживая в багажнике, увезли в лесопосадки, где Ф. был избит А., С. и присоединившимся к ним П. После этого потерпевшего, помимо его воли, дважды перевозили в различные места, где он подвергался избиению. В результате Ф. были причинены телесные повреждения, от которых наступила его смерть.

В прениях государственный обвинитель попросил переквалифицировать действия обвиняемых С.
и А. с п. п. “а, в“ ч. 2 ст. 126 на ч. 1 ст. 127 УК РФ, указав, что, исходя из обстоятельств дела, обвиняемые имели умысел на незаконное лишение свободы, а не на похищение Ф.

Суд в соответствии с требованиями ст. 246 УПК РФ удовлетворил ходатайство государственного обвинителя, переквалифицировал действия обвиняемых и, кроме того, исключил из обвинения по ч. 4 ст. 111 УК РФ квалифицирующий признак “группой лиц по предварительному сговору“.

Приговором суда С. было назначено наказание: по ч. 1 ст. 127 УК РФ в виде 6 месяцев лишения свободы, по ч. 4 ст. 111 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ - 4 года лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - 4 года 1 месяц лишения свободы. А. назначено наказание: по ч. 1 ст. 127 УК РФ по правилам ч. 3 ст. 68 УК РФ - 6 месяцев лишения свободы, по ч. 4 ст. 111 УК РФ по правилам ч. 3 ст. 68 УК РФ - 5 лет лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ - 5 лет 1 месяц лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному А. наказанию присоединено частично наказание по приговору Беловского районного суда от 11.12.2007 и окончательно назначено наказание в виде 5 лет 2 месяцев лишения свободы (приговор Беловского районного суда от 13.05.2009). Приговор вступил в законную силу.

Следует отметить, что формулировка “не связанное с похищением“, содержащаяся в диспозиции ст. 127 УК РФ, предполагает исключение всех признаков похищения человека. Однако,
при определении объективной стороны похищения в соответствии с вышеуказанной позицией Верховного Суда РФ и одновременно допущении возможности совершения захвата и перемещения потерпевшего в случае незаконного лишения его свободы, названная формулировка диспозиции ст. 127 УК РФ, по нашему мнению, представляется неоднозначной, поскольку фактически исключается лишь один признак похищения - последующее удержание потерпевшего.

Несмотря на это, тот факт, что именно цель последующего удержания потерпевшего в ряде случаев позволяет отграничить похищение человека от незаконного лишения его свободы, подтверждается практикой Верховного Суда РФ (Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 03.10.2007 N 304-П07).

В этой ситуации, полагаем, что вопрос о том, какие именно действия характеризуют похищение человека и незаконное лишение его свободы, должен быть разъяснен Пленумом Верховного Суда РФ.

В следующем примере суд установил, что умысел обвиняемых не был направлен на лишение потерпевшего свободы, что повлекло оправдание обвиняемых по п. “а“ ч. 2 ст. 127 УК РФ.

Органами предварительного следствия Г. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных п. “б“ ч. 2 ст. 132, п. “а“ ч. 2 ст. 127, п. “к“ ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 244, п. п. “а, в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ; Б. в совершении преступлений, предусмотренных п. “б“ ч. 2 ст. 132, п. “а“ ч. 2 ст. 127, ч. ч. 4, 5 ст. 33, п. “к“ ч. 2 ст. 105, п. п. “а, в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ при следующих обстоятельствах.

10.10.2007 после совместного распития спиртных напитков Г., желая удовлетворить свои сексуальные потребности, решил вступить в половые отношения с Д., а когда она отказала, то Г. совместно с Б., применяя физическую
силу, подавив волю и способность Д. к сопротивлению, сорвали с потерпевшей всю одежду, после чего Г., против воли потерпевшей, совершил с ней действия сексуального характера.

Желая избежать ответственности за совершенное деяние и с целью сокрытия совершенного преступления, Г. и Б. договорились между собой о необходимости убийства Д., а чтобы Д. до утра не смогла убежать, закрыли потерпевшую в подвале гаража. 10.10.2007 Г. и Б. обманным путем повезли Д. в лесопосадки, где Г. убил ее и совершил надругательство над телом умершей. После этого Г. и Б. похитили сотовый телефон принадлежащий Д.

Суд не согласился с квалификацией действий Г. и Б. по п. “а“ ч. 2 ст. 127 УК РФ, указав, что согласно действующему законодательству под лишением свободы понимается незаконное лишение человека свободы передвижения в пространстве и общения с другими людьми, выбора им места нахождения. Умысел виновного лица должен быть направлен именно на лишение свободы, а не на совершение других противоправных действий в отношении потерпевшего.

Как следует из материалов дела Г. и Б. закрыли Д. в подвале гаража с целью исключения возможности ее обращения в правоохранительные органы и убийства потерпевшей в дальнейшем. При таких обстоятельствах, по мнению суда, состав незаконного лишения свободы отсутствует, поскольку действия по лишению свободы Д. были совершены с целью убийства, и таком случае незаконное лишение свободы является составной частью объективной стороны убийства Д., и дополнительной квалификации по п. “а“ ч. 2 ст. 127 УК РФ не требуется.

Суд оправдал Г. и Б. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. “а“ ч. 2 ст. 127 УК РФ, за отсутствием в их действиях состава
преступления. Приговор вступил в законную силу.

Данная позиция согласуется с позицией Верховного Суда РФ о том, что действия лиц, направленные на убийство или изнасилование, если они были связаны еще и с похищением или незаконным лишением свободы (для осуществления умысла на убийство или изнасилование потерпевшие насильно перевозились в определенные места и удерживались там), полностью охватываются соответствующей статьей УК, предусматривающей ответственность за убийство или изнасилование, и не требуют дополнительной квалификации по ст. ст. 126 и 127 УК РФ (Бюллетень Верховного Суда РФ 2003. N 9. С. 21; 2001. N 10. С. 18).

Однако, учитывая квалификацию действий осужденных органами предварительного расследования, полагаем, что вопрос о правильности квалификации действий лица, направленных на убийство или изнасилование, если они были сопряжены с похищением или незаконным лишением свободы должен быть разъяснен в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

2. Возникают ли у судов вопросы, связанные с квалификацией действий виновных в случаях, когда похищение человека или незаконное лишение его свободы сопровождалось применением насилия, в том числе повлекшим смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия?

Изучение дел показало, что в случае, когда похищение или незаконное лишение свободы сопровождались насилием, не опасным для жизни и здоровья (при отсутствии других квалифицирующих признаков) суды квалифицировали действия лица только по ч. 1 ст. 126 или ч. 1 ст. 127 УК РФ без дополнительной квалификации по соответствующим составам, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

Когда же похищение (незаконное лишение свободы) сопровождалось применением насилия, опасного для жизни и здоровья, квалификация производилась по п. “в“ ст. ст. 126 или 127 УК соответственно.

Например, органами предварительного расследования И. обвинялся в преступлении, предусмотренном п. “в“ ч. 2 ст. 127 УК РФ, совершенном при следующих обстоятельствах.

30.10.2007 И. с целью незаконного лишения Х. свободы, не связанного с его похищением, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, из-за того, что Х. отказывался ремонтировать окна, взял металлический совок и нанес им удары по голове и телу Х., причинив, в том числе, легкий вред здоровью последнего. После этого, против воли Х., И. поместил его в подпол дома.

Дело рассмотрено судом в особом порядке. И. назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы. Приговор вступил в законную силу.

При этом суды во всех случаях учитывали, что если целью применения насилия являлось не лишение потерпевшего свободы, а совершение другого преступления, квалификация действий должна производится по совокупности с соответствующим составом, предусматривающим ответственность за преступление против личности.

Имел место случай, когда органами предварительного расследования действия обвиняемых квалифицировались органами предварительного следствия по ст. 127 УК РФ, при том, что из обстоятельств дела усматривалось, что применение насилия не было направлено на лишение потерпевшего свободы.

23.12.2007 М., подозревая Л. в краже своего имущества, подверг его избиению, причинив побои. Когда Л. пообещал узнать, у кого находится похищенное имущество, М. и Б. вступили в преступный сговор о помещении Л. в подпол дома. После этого М. против воли Л., поместил его в подпол дома, а Б. придавил крышку подпола электропечью.

Приговором Киселевского городского суда от 10.04.2008 Б. осужден по п. “а“ ч. 2 ст. 127 с применением ст. 64 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ с испытательным сроком в 1 год. Уголовное дело в отношении М. прекращено в связи с примирением с потерпевшим.

В период 2008 - первое полугодие 2009 года рассмотрено 2 уголовных дела о преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 127 УК РФ.

В обоих случаях незаконное лишение свободы повлекло по неосторожности смерть потерпевшего. При этом вопросов, связанных с квалификацией действий виновных по названным делам, у судов не возникало.

Например, приговором Зенковского районного суда г. Прокопьевска от 23.06.2008 Б. осужден по ч. 1 ст. 112, ч. 3 ст. 127 УК РФ, А. по ч. 1 ст. 116, ч. 3 ст. 127 УК РФ.

31.12.2007 Б. и А. на почве личных неприязненных отношений к П., возникших в ходе ссоры при совместном распитии спиртного, подвергли П. избиению, после чего, пресекая возможность обращения потерпевшего в правоохранительные органы, в соответствии с достигнутой договоренностью, помимо воли П. сбросили потерпевшего в подпол и, закрыв крышку подпола, удерживали его там до 02.01.2008. В подполе у потерпевшего наступило общее переохлаждение организма, повлекшее его смерть 06.01.2008.

По делу в отношении С. и А., осужденных по ч. 1 ст. 127, ч. 4 ст. 111 УК РФ, способом совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 127 УК РФ явилось физическое насилие: Ф. против его воли насильственно удерживался в багажнике автомобиля. Однако, как установлено в судебном заседании, смерть потерпевшего по неосторожности повлекли действия обвиняемых, направленные на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а не на незаконное лишение того свободы.

Нанося удары кулаками, ногами потерпевшему, в область головы, грудной клетки, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, подсудимые С. и А. действовали с прямым умыслом на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью.

Таким образом, суды во всех случаях устанавливали причинно-следственную связь между лишением потерпевшего свободы и наступлением по неосторожности его смерти, обоснованно полагая, что для квалификации по ч. 3 ст. 127 УК РФ указанные последствия должны повлечь именно действия лица, направленные на лишения потерпевшего свободы.

Дела о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 126 УК РФ, судами области не рассматривались.

3. Во всех ли случаях квалификация содеянного по ч. 3 ст. 126 УК РФ, ч. 3 ст. 127 УК РФ, когда похищение человека или незаконное лишение человека свободы было сопряжено с причинением ему смерти, судом выяснялся вопрос о психическом отношении к факту смерти потерпевшего?

Как уже отмечалось в период 2008 - первое полугодие 2009 года судами области было рассмотрено 2 дела о преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 127 УК РФ.

Анализ уголовных дел показал, что в обоих случаях суды учитывали, что ответственность по данному составу наступает при установлении неосторожной формы вины по отношению к смерти потерпевшего, и выясняли вопрос о психическом отношении подсудимого к факту смерти.

Например, А. был осужден за незаконное лишение свободы человека, не связанное с его похищением, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, разбой, совершенный с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище.

14.01.2009 А. незаконно проник в жилище Б., где напал на него, затем демонстрируя в руках нож, угрожая применением в отношении Б. физического насилия, потребовал от последнего спуститься в подпол дома. Б., опасаясь осуществления угроз, подчинился его требованиям и спустился в подпол дома. А. закрыл подпол крышкой и сверху поставил диван, лишив тем самым возможности Бычихина самостоятельно выбраться на свободу, после чего, А. завладел деньгами в сумме 80000 рублей, принадлежащих Б., и скрылся с места происшествия. Действия А., направленные на лишение потерпевшего свободы, повлекли общее переохлаждение организма, впоследствии повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего Б.

В судебном заседании подсудимый пояснил, что в дом Б он пришел с целью хищения денег, потерпевшего закрыл в подполе дома, чтобы последний не мешал ему искать деньги, и не мог вызвать милицию, уходя не выпустил потерпевшего из подпола, т.к. опасался, что потерпевший сообщит в милицию, и он не успеет уехать из города. Не предполагал, что потерпевший умрет.

Приговором Беловского городского суда от 06.07.2009 А. осужден: по ч. 3 ст. 127 УК РФ к 4 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 162 с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно к 6 годам лишения свободы.

4. Что понимали суды под корыстными побуждениями, квалифицируя действия подсудимых по п. “з“ ч. 2 ст. 126 УК РФ? Имелись ли при этом затруднения, связанные с разграничением состава преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, от иных смежных составов преступлений (например, таких как торговля людьми, захват заложников и др.)?

В период 2008 - первое полугодие 2009 года судами области рассмотрено 5 дел по обвинению 7 лиц в совершении преступления, предусмотренного п. “з“ ч. 2 ст. 126 УК РФ.

Из них: в совершении указанного преступления признано виновными 4 лица; в отношении 2 лиц квалифицирующий признак “из корыстных побуждений“ из обвинения исключен; действия 1 лица переквалифицированы на ч. 1 ст. 127 УК РФ.

Анализ уголовных дел показал, что, затруднений, связанных с разграничением состава преступления, предусмотренного п. “з“ ч. 2 ст. 126 УК РФ от смежных составов не возникало.

Квалифицируя действия лица как похищение человека, совершенное из корыстных побуждений, суды исходили из того, что мотивом похищения явилось стремление виновного извлечь материальную выгоду из данного преступления для себя лично.

В частности, по 2 делам похищение потерпевшего осуществлялось с целью вымогательства (требование передачи денег, права на имущество); в 1 случае с целью дальнейшей продажи потерпевшего.

Например, М. умышленно, с целью похищения С. из корыстных побуждений, желая путем вымогательства получить от С. или от его родственников денежные средства в сумме 50000 рублей, нанес С. побои, затем против его воли вывел из дома, и с использованием физической силы посадил в салон автомобиля. На автомобиле С. против его воли был перемещен с места своего пребывания, после чего М., применяя насилие, стал предъявлять С. заведомо незаконные требования передать ему денежные средства в сумме 50000 рублей.

Приговором Куйбышевского районного суда Новокузнецка от 08.06.2009 М. осужден: по п. “з“ ч. 2 ст. 126 УК РФ с применением 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по п. “в“ ч. 2 ст. 163 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы; по ч. 3 ст. 69 УК РФ - 3 годам 6 месяцам лишения свободы; окончательно по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ ему назначено 4 года лишения свободы.

Приговором Кемеровского областного суда от 06.03.2008: Г. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. “з“ ч. 2 ст. 126, ч. 1 ст. 127-1, п. “а“ ч. 3 ст. 126, п. “в“ ч. 3 ст. 127-1, п. “а“ ч. 3 ст. 126, п. “в“ ч. 3 ст. 127-1, п. “в“ ч. 3 ст. 127, п. “в“ ч. 3 ст. 127-1 УК РФ; Фомичев в совершении преступлений, предусмотренных п. “а“ ч. 3 ст. 126, п. “в“ ч. 3 ст. 127-1, п. “а“ ч. 3 ст. 126, п. “в“ ч. 3 ст. 127-1, п. “в“ ч. 3 ст. 127, п. “в“ ч. 3 ст. 127-1 УК РФ. Кроме того, по данному делу по ч. 1 ст. 127.1 УК РФ (2 эпизода), п. “а“ ч. 2 ст. 240 УК РФ (5 эпизодов), п. “в“ ч. 3 ст. 127.1 УК РФ (4 эпизода), п. “б“ ч. 2 ст. 127.1 УК РФ осуждена Н.

По данному делу похищение изначально имело своей целью последующую продажу потерпевших. Согласно обстоятельствам дела осужденные путем обмана, доводили потерпевших до бессознательного состояния, после чего перевозили их в другой населенный пункт, где продавали.

Судом, в частности, установлено следующее.

Г. совершил похищение Р. из корыстных побуждений и продажу ее с передачей в целях эксплуатации.

В организованной группе Г., Ф. и Н. совершили торговлю Р., Абдрахимовой, при этом Г. и Ф. продали и передали в целях эксплуатации вышеуказанных потерпевших Н.

В организованной группе Г. и Ф. совершили в разное время похищение А., К. из корыстных побуждений и продажу в целях дальнейшей эксплуатации А. и К.

В организованной группе Г. и Ф. совершили продажу Г. с передачей в целях дальнейшей эксплуатации.

Определением Судебной коллегии Верховного суда от 01.10.2008 приговор суда в части квалификации действий Г. и Ф. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 126, 127 УК РФ оставлен без изменения.

По делу в отношении С. и К. (приговор Ленинск-Кузнецкого районного суда от 07.10.2008), обвиняемых по п. п. “а, в, г, з“ ч. 2 ст. 126 УК РФ суд, признав доказанной виновность подсудимых в совершении преступления предусмотренного п. “а, в“ ч. 2 ст. 126 УК РФ, исключил из обвинения квалифицирующий признак “из корыстных побуждений“.

По версии предварительного следствия похищение было совершено в связи с вымогательством имущества ООО “Тариф уголь сервис“ и ООО “Труд“, однако данное обстоятельство не нашло своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

5. Какова практика назначения наказания лицам, совершившим указанные преступления? Во всех ли случаях назначенное виновным наказание соответствовало характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, а также отвечало принципу справедливости?

В ходе обобщения изучено 17 уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 126, 127 УК РФ, рассмотренных судами области в период 2008 - первое полугодие 2009 года, в отношении 30 лиц.

По названным делам в отношении 27 лиц судами постановлены обвинительные приговоры с назначением наказания.

По ст. 126 УК РФ, в том числе, по совокупности с другими составами, осуждено 6 лиц.

Во всех случаях осужденным было назначено наказание в виде лишения свободы с реальным исполнением наказания, в том числе, в отношении 3 лиц с применением ст. 64 УК РФ, т.е. ниже низшего предела.

По ст. 127 УК РФ, в том числе, по совокупности с другими составами, осуждено 21 лицо, из них:

- 13 лицам назначено наказание в виде лишения свободы с реальным исполнением наказания, в том числе в отношении 1 лица по правилам ч. 3 ст. 68 УК РФ;

- 8 лицам назначено лишение свободы с применением ст. 73 УК РФ, в том числе в отношении 1 лица с применением ст. 64 УК РФ.

Практика назначения наказания свидетельствует, что судьи почти во всех случаях учитываю общие правила назначения наказания и обосновывают применение ст. 64, 73 УК РФ.

Например, при назначении наказания Б. по п. “а“ ч. 2 ст. 127 УК РФ с применением ст. 64, 73 УК РФ в виде лишения свободы сроком 1 год 6 месяцев с испытательным сроком 1 год суд учел общественную опасность содеянного, данные о личности подсудимого, а также требования части 7 ст. 316 УПК РФ (дело рассмотрено в особом порядке). В качестве смягчающих обстоятельств по данному делу были учтены: признание подсудимым своей вины, раскаяние в содеянном, отсутствие по делу тяжких последствий, положительные характеристики подсудимого с места жительства и работы, наличие на его иждивении несовершеннолетнего ребенка. Признав совокупность смягчающих обстоятельств исключительной, при отсутствии отягчающих обстоятельств, суд применил при назначении наказания правила ст. 64 УК РФ и назначил Б. наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией статьи, а также счел возможным исправление подсудимого без изоляции его от общества.

Однако имел место случай отмены приговора, в том числе, в связи с чрезмерной мягкостью назначенного наказания.

Приговором Гурьевского городского суда от 14.08.2008 С. и Т. были осуждены каждый: по п. “а“ ч. 2 ст. 127 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по “а, в“ ч. 2 ст. 166 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по п. “а“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено: С. - 4 года лишения свободы, Т. - 3 года 6 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно назначено: С. - 5 лет лишения свободы, Т. - 4 года лишения свободы. По делу также осужден А. по п. “а“ ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 09.10.2008 приговор отменен. Как указала коллегия, суд, назначая наказание С. и Т., учел ряд смягчающих обстоятельств по делу, однако пришел к выводу об отсутствии оснований для применения ст. 64 УК РФ и назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкциями соответствующих статей.

При этом судом необоснованно назначено наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией ч. 2 ст. 127 УК РФ.

В 1 случае назначенное судом наказание было снижено в связи с переквалификацией действий осужденного.

Приговором Ленинского районного суда г. Кемерово от 22.09.2008 М. осужден: по п. п. “а, в, з“ ч. 2 ст. 126 к 7 годам лишения свободы; по п. “в“ ч. 2, п. “б“ ч. 3 ст. 163 УК РФ к 7 годам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - окончательно к 7 годам 6 месяцев лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда действия М. переквалифицировала с п. “а, в, з“ ч. 2 ст. 126 УКРФ на ч. 1 ст. 127 УК РФ, по которой ему назначено наказание 1 год 6 месяцев лишения свободы (определение от 14.04.2009).

Раздел II

1. Какие действия виновных судами квалифицировались как купля-продажа человека, а также совершенные в целях его эксплуатации вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение? В чем состояли иные (помимо купли-продажи) сделки в отношении человека? По всем делам изложите фабулу обвинения.

В период 2008 год - 1 полугодие 2009 года рассмотрено 1 дело о преступлениях, предусмотренных ст. 127.1 УК РФ.

Приговором Кемеровского областного суда от 06.03.2008 Г., Ф. и Н. осуждены по совокупности преступлений, в том числе, предусмотренных ст. 127.1 УК РФ.

Так, Г. осужден по п. “з“ ч. 2 ст. 126 УК РФ, ч. 1 ст. 127.1 УК РФ, п. “а“ ч. 3 ст. 126 УК РФ (2 эпизода), п. “в“ ч. 3 ст. 127.1 УК РФ (4 эпизода);

Ф. - по п. “а“ ч. 3 ст. 126 УК РФ (2 эпизода), п. “в“ ч. 3 ст. 127.1 УК РФ (4 эпизода);

Н. - по ч. 1 ст. 127.1 УК РФ (2 эпизода), п. “а“ ч. 2 ст. 240 УК РФ (5 эпизодов), п. “в“ ч. 3 ст. 127.1 УК РФ (4 эпизода), п. “б“ ч. 2 ст. 127.1 УК РФ.

Судом, в частности, установлено следующее.

04.12.2006 Г., умышленно, с целью похищения человека из корыстных побуждений для дальнейшей продажи и последующей эксплуатации потерпевшей Р., ранее знакомой Г., подсудимой Н., довел до бессознательного состояния Р. путем добавления ей в пиво неустановленного органами предварительного следствия лекарственного препарата. 05.12.2006 на автомобиле, перевез по-прежнему находи“шуюся в бессознательном состоянии Р. и за 5000 рублей продал и передал подсудимой Н. потерпевшую Р. для дальнейшей эксплуатации последней.

В свою очередь, подсудимая Н. купила у Г. за эти 5000 рублей похищенную потерпевшую Р., получила ее в целях дальнейшей эксплуатации, а затем вечером этого же дня, угрожая Р. применением насилия - перепродажей другому лицу, организующему занятие проституцией в крайне тяжелых для потерпевшей условиях, вовлекла Р. против ее воли и желания в занятие проституцией, вследствие чего потерпевшая оказывала сексуальные услуги лицам мужского пола в период по 11.12.2006, передавая вырученные от занятия проституцией деньги Н.

Кроме того, подсудимые Г., Ф. и Н. объединились в организованную группу, отличающуюся устойчивостью, заранее объединившихся для совершения нескольких преступлений лиц, в составе которой совершили следующие преступления.

25.12.2006 подсудимые Г. и Ф., с целью продажи двух лиц, т.е. торговли в целях их дальнейшей эксплуатации - заведомо для всех подсудимых несовершеннолетней А. и ранее сбежавшей от Н. потерпевшей Р., продали их за 4000 рублей, передав Н. обеих потерпевших, которая последних купила за вышеуказанную сумму и получила с целью дальнейшей эксплуатации потерпевших.

25.12.2006 Н. продала и передала потерпевшую А. неустановленной женщине по имени О., занимающейся организацией проституции, получив у последней за потерпевшую 4000 рублей. В тот же день Н., угрожая применением насилия, принудила Р. против ее воли и желания к продолжению занятием проституцией, вследствие чего потерпевшая оказывала сексуальные услуги лицам мужского пола до 30.12.2006, передавая вырученные от занятия проституцией деньги Н.

25.12.2006 Г. и Ф., действуя организованной группой с Н., умышленно, с целью похищения человека из корыстных побуждений для дальнейшей продажи и последующей эксплуатации потерпевшей А., довели до бессознательного состояния последнюю путем добавления ей в пиво неустановленного органами предварительного следствия лекарственного препарата. После этого 26.12.2006 на автомобиле перевезли по-прежнему находившуюся в бессознательном состоянии А. и за 4500 рублей продали и передали состоящей в организованной группе подсудимой Н. для дальнейшей эксплуатации.

В свою очередь, подсудимая Н., состоя в организованной группе, купила у Г. и Ф. за эти 4500 рублей похищенную подсудимыми Г. и Ф. потерпевшую А., получила ее в целях дальнейшей эксплуатации, а затем с целью вовлечения в занятие проституцией, угрожая А. применением насилия - перепродажей другому лицу, организующему занятие проституцией в крайне тяжелых для потерпевшей условиях, вовлекла А. против ее воли и желания в занятие проституцией, вследствие чего потерпевшая оказывала сексуальные услуги лицам мужского пола в период по 30.12.2006, передавая вырученные от занятия проституцией деньги Н.

26.12.2006 Г. и Ф., находясь в автомобиле и действуя организованной группой с Н., умышленно, с целью похищения человека из корыстных побуждений для дальнейшей продажи и последующей эксплуатации потерпевшей К., довели до бессознательного состояния последнюю путем добавления ей в пиво неустановленного органами предварительного следствия лекарственного препарата.

После этого Г. и Ф. 27.12.2006 на автомобиле, перевезли по-прежнему находившуюся в бессознательном состоянии К. и за 4500 рублей продали и передали состоящей в организованной группе подсудимой Н. потерпевшую К. для дальнейшей эксплуатации последней.

В свою очередь, подсудимая Н. купила у Г. и Ф. за эти 4500 рублей похищенную подсудимыми Г. и Ф. потерпевшую К., получила ее в целях дальнейшей эксплуатации, а затем с целью вовлечения в занятие проституцией, угрожая К. применением насилия - перепродажей другому лицу, организующему занятие проституцией в крайне тяжелых для потерпевшей условиях, вовлекла К. против ее воли и желания в занятие проституцией, вследствие чего потерпевшая оказывала сексуальные услуги лицам мужского пола в период по 30.12.2006, передавая вырученные от занятия проституцией деньги Н.

Г. и Ф. 28.12.2006 умышленно, из корыстных побуждений, действуя организованной группой с Н., с целью торговли людьми - купли-продажи человека, его передачи и получения в целях дальнейшей эксплуатации потерпевшей Г. в занятии проституцией, продали и передали Н. за 5500 рублей потерпевшую Г., а Н., в свою очередь, купила Г. и получила ее в целях дальнейшей эксплуатации.

Н. 28.12.2006 умышленно, из корыстных побуждений, с целью торговли людьми, то есть купли-продажи человека и дальнейшей эксплуатации потерпевшей Г. в занятии проституцией, продала и передала потерпевшую неустановленной женщине, занимающейся организацией проституции, получив у последней за потерпевшую 5000 рублей.

Судебная коллегия Верховного Суда кассационным определением от 01.10.2008 приговор в отношении Н. в части осуждения по п. “а“ ч. 2 ст. 240 УК РФ (по факту вовлечения ею Г. в занятие проституцией) отменила и производство по делу в этой части прекратить за отсутствием события преступления по следующим основаниям.

Как следует из материалов предварительного следствия, такое обвинение не вменялось в вину Н., в связи с чем, суд в нарушение ст. 252 УПК РФ необоснованно вышел за пределы предъявленного обвинения.

Суд признал установленным, что 25.12.2006 Н. купила у Г. и Ф. А. с целью ее дальнейшей эксплуатации. Это произошло около 1 часа ночи. Той же ночью, около 2 часов, Н. продала А. не установленной следствием женщине, занимающейся организацией проституции. Аналогичным образом, как установил суд, была совершена купля-продажа потерпевшей Г. В ночное время 28.12.2006 Н. купила ее в целях дальнейшей эксплуатации и той же ночью, около 1 часа, она продала ее.

Изложенные выше действия Н. одновременно судом первой инстанции были квалифицированы по п. “в“ ч. 3 ст. 127-1, п. “б“ ч. 2 127-1 УК РФ (по факту купли-продажи заведомо несовершеннолетней А.) и п. “в“ ч. 3 ст. 127-1 (в обоих случаях действия совершены в составе организованной группы) и ч. 1 ст. 127-1 УК РФ (по факту купли-продажи потерпевшей Г.).

Судебная коллегия указала, что суд излишне квалифицировал действия Н. одновременно по п. “б“ ч. 2 ст. 127-1 и ч. 1 ст. 127-1 УК РФ.

Диспозиция ст. 127-1 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за куплю-продажу человека в целях его эксплуатации.

Осужденной Н. была совершена торговля в отношении одних и тех же потерпевших, купля и продажа состоялись фактически с минимальным разрывом во времени. При таких обстоятельствах суд необоснованно и искусственно разделил действия, связанные с куплей и продажей потерпевших, на два самостоятельных состава преступлений (в рамках каждой потерпевшей).

Поэтому из осуждения Н. исключены п. “б“ ч. 2 ст. 127-1 УК РФ (по факту торговли А.) и ч. 1 ст. 127-1 УК РФ (по факту торговли Г.).

Кроме того, в приговоре суд указал, что Г. и Ф., продавая несовершеннолетнюю А., а Н., покупая ее с последующей перепродажей в целях эксплуатации, знали о ее несовершеннолетнем возрасте (по данному факту действия каждого из них были квалифицированы п. “в“ ч. 3 ст. 127-1 УК РФ). Однако в подтверждение данного обстоятельства в приговоре суд не привел ни одного доказательства.

В связи с этим из их осуждения по п. “в“ ч. 3 ст. 127-1 УК РФ исключен квалифицирующий признак - “в отношении заведомо несовершеннолетней“.

С учетом изменившейся совокупности преступлений окончательное наказание по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ Н. назначено заново.

В остальной части приговор суда оставлен без изменения.

2. При разрешении дел, предусмотренных ст. 127.1 УК РФ, возникали ли проблемы с разграничением торговли людьми от других составов преступлений, например от вовлечения в занятие проституцией (статья 240 УК РФ)? Приведите примеры.

Как уже отмечалось приговором Кемеровского областного суда от 06.03.2008 Н. была осуждена по ч. 1 ст. 127.1, п. “а“ ч. 2 ст. 240, п. “в“ ч. 3 ст. 127.1, п. “б“ ч. 2 ст. 127.1 УК РФ (несколько эпизодов).

По данному делу суд в нарушение ст. 252 УПК РФ необоснованно вышел за пределы предъявленного обвинения и осудил Н. по п. “а“ ч. 2 ст. 240 УК РФ по факту вовлечения Г. в занятие проституцией.

Судебная коллегия Верховного Суда кассационным определением от 01.10.2008 приговор в отношении Н. в этой части отменила и производство по делу в этой части прекратила за отсутствием события преступления. В части квалификации действий Н. по ст. 240 УК РФ в отношении других потерпевших приговор оставлен без изменения. С учетом внесенных Верховным Судом РФ изменений приговор вступил в законную силу.

3. Имелись ли в практике суда случаи рассмотрения уголовных дел по п. “б“ ст. 127.1 УК РФ, и что следует понимать под куплей-продажей, иной сделкой в отношении человека и т.д., совершенными способом, опасным для жизни и здоровья многих людей?

Таких случаев в судебной практике области не установлено. Полагаем, что вопрос о том, какие именно действия характеризуют способ совершения сделки в отношении человека как опасный для жизни и здоровья многих людей подлежит разъяснению Пленумом ВС РФ.

4. Как квалифицировать действия подсудимых, когда за осуществлением купли-продажи человека или совершением иной сделки в отношении него, следовало дальнейшее удержание его в неволе? Требуется ли, по Вашему мнению, в этом случае дополнительная квалификация по ст. 127 УК РФ?

Полагаем, что после совершения купли-продажи человека (иной сделки), дальнейшие действия лица, сопровождающиеся удержанием потерпевшего в неволе, следует квалифицировать в зависимости от того, с какой целью производилось дальнейшее удержание по ст. 240 УК РФ (как по делу в отношении Н.), по ст. 241 либо ст. 127.2 УК РФ, и дополнительной квалификации по ст. 127 УК РФ при этом не требуется. Однако данный вопрос подлежит разъяснению Пленумом ВС РФ.

5. Сообщите о случаях применения примечания 1 к ст. 127.1 УК РФ и освобождения от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших деяния, предусмотренные ч. 1 или п. “а“ ч. 2 данной статьи, добровольно освободивших потерпевших и способствовавших раскрытию совершенного преступления. Все ли принятые судом решения об освобождении от ответственности были, с Вашей точки зрения, обоснованны и достаточно мотивированы?

Случаев не установлено.

6. Возникают ли в судебно-следственной практике проблемы по применению положений примечания 2 к ст. 127.1 УК РФ? По рассмотренным уголовным делам, в какой форме были подвергнуты эксплуатации потерпевшие? Имелись ли в судебной практике дела о преступления, связанных с сексуальной эксплуатацией женщин и несовершеннолетних? Если да, то приложите копии всех судебных решений по таким делам.

В указанный период в судебно-следственной практике не было случаев применения положений примечания 2 к ст. 127.1 УК РФ.

По делу в отношении Г., Ф., Н. о преступлениях, предусмотренных ст. 127.1 УК РФ, потерпевшими выступали 5 женщин, все они были подвергнуты эксплуатации в форме использования занятия проституцией другими лицами. При этом одна из потерпевших являлась несовершеннолетней.

В приговоре в отношении Г., Ф. и Н. суд указал, что Г. и Ф., продавая несовершеннолетнюю А., а Н., покупая ее с последующей перепродажей в целях эксплуатации, знали о ее несовершеннолетнем возрасте (по данному факту действия каждого из них были квалифицированы по п. “в“ ч. 3 ст. 127-1 УК РФ). Однако, поскольку в подтверждение данного обстоятельства суд не привел ни одного доказательства, квалифицирующий признак - “в отношении заведомо несовершеннолетней“ был исключен вышестоящей судебной инстанцией.

7. Разрешались ли судами уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 127.2 УК РФ?

Такие дела в суды области не поступали.

8. Учитываются ли при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 127.1, 127.2 УК РФ положения международных актов в сфере противодействия торговле людьми?

В приговоре суда в отношении Г., Ф., осужденных за преступления, предусмотренные ст. 127.1 УК РФ отсутствуют ссылки на положения международных актов в сфере противодействия торговле людьми.

9. Охарактеризуйте практику назначения наказания лицам, совершившим данные преступления. Во всех ли случаях назначенное виновным наказание отвечало характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, а также принципу справедливости?

Как уже было отмечено в период 2008 - первое полугодие 2009 года рассмотрено 1 дело о преступлениях, предусмотренных ст. 127.1 УК РФ (приговор Кемеровского областного суда от 06.03.2008 в отношении Г., Ф. и Н.).

Указанным приговором назначено наказание:

Г.:

- по п. “з“ ч. 2 ст. 126 УК РФ (по преступлению в части похищения Р. 04.12.2006 6 лет лишения свободы;

- по ч. 1 ст. 127.1 УК РФ (по преступлению в части торговли Р. 05.12.2006) 2 года лишения свободы;

- по п. “а“ ч. 3 ст. 126 УК РФ (по преступлению в части похищения А.Т.С.) 8 лет лишения свободы;

- по п. “в“ ч. 3 ст. 127.1 УК РФ (по преступлению в части торговли А.Т.С.) 8 лет 1 месяц лишения свободы;

- по п. “а“ ч. 3 ст. 126 УК РФ (по преступлению в части похищения К.) 8 лет 2 месяца лишения свободы;

- по п. “в“ ч. 3 ст. 127.1 УК РФ (по преступлению в части торговли К.) 8 лет 2 месяца лишения свободы;

- по п. “в“ ч. 3 ст. 127.1 УК РФ (по преступлению в части торговли Р. и заведомо несовершеннолетней А. 25.12.2006) 8 лет 3 месяца лишения свободы;

- по п. “в“ ч. 3 ст. 127.1 УК РФ (по преступлению в части торговли Г.) 8 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет 9 месяцев лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ определено окончательное наказание по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний по данному приговору и приговору Юргинского городского суда Кемеровской области от 16.07.2007, исходя из того, что 1 день лишения свободы соответствует 3 дням исправительных работ, в виде 10 лет лишения свободы.

Ф.:

- по п. “а“ ч. 3 ст. 126 УК РФ (по преступлению в части похищения А.) 8 лет лишения свободы;

- по п. “в“ ч. 3 ст. 127.1 УК РФ (по преступлению в части торговли А.) 8 лет 1 месяц лишения свободы);

- по п. “а“ ч. 3 ст. 126 УК РФ (по преступлению в части похищения К.) 8 лет 2 месяца лишения свободы;

- по п. “в“ ч. 3 ст. 127.1 УК РФ (по преступлению в части торговли К.) 8 лет 2 месяца лишения свободы;

- по п. “в“ ч. 3 ст. 127.1 УК РФ (по преступлению в части торговли Р. и заведомо несовершеннолетней А. 25.12.2006) 8 лет 3 месяца лишения свободы;

- по п. “в“ ч. 3 ст. 127.1 УК РФ (по преступлению в части торговли Г.) 8 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет 6 месяцев.

Н.:

- по ч. 1 ст. 127.1 УК РФ (по преступлению в части покупки и получении Р. 05.12.2006 в целях ее эксплуатации) 2 года лишения свободы;

- по п. “а“ ч. 2 ст. 240 УК РФ (по преступлению в части вовлечения в занятие проституцией Р. 11.12.2006) - 2 года 3 месяца лишения свободы;

- по п. “в“ ч. 3 ст. 127.1 УК РФ (по преступлению в части торговли Р. и заведомо несовершеннолетней А. 25.12.2006) 8 лет лишения свободы;

- по п. “в“ ч. 3 ст. 127.1 УК РФ (по преступлению в части торговли А.) 8 лет один 1 лишения свободы;

- по п. “в“ ч. 3 ст. 127.1 УК РФ (по преступлению в части торговли К.) 8 лет 2 месяца лишения свободы;

- по п. “в“ ч. 3 ст. 127.1 УК РФ (по преступлению в части торговли Г.) 8 лет 3 месяца лишения свободы;

- по ч. 1 ст. 127.1 УК РФ (по преступлению в части торговли Г.) 2 года лишения свободы;

- по п. “б“ ч. 2 ст. 127.1 УК РФ (по преступлению в части торговли заведомо несовершеннолетней А.) 4 года лишения свободы;

- по п. “а“ ч. 2 ст. 240 УК РФ (по преступлению в части вовлечения в занятие проституцией Р. с 25.12. по 30.12.2006) 3 года лишения свободы;

- по п. “а“ ч. 2 ст. 240 УК РФ (по преступлению в части вовлечения в занятие проституцией А. 26.12.2006) 3 года 6 месяцев лишения свободы;

- по п. “а“ ч. 2 ст. 240 УК РФ (по преступлению в части вовлечения в занятие проституцией К.) 4 года лишения свободы;

- по п. “а“ ч. 2 ст. 240 УК РФ (по преступлению в части вовлечения в занятие проституцией Г.) 4 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет.

Судебная коллегия Верховного Суда кассационным определением от 01.10.2008 приговор в отношении Н. в части осуждения по п. “а“ ч. 2 ст. 240 УК РФ (по факту вовлечения ею Г. в занятие проституцией) отменила и производство по делу в этой части прекратила. Из осуждения Н. также исключены п. “б“ ч. 2 ст. 127-1 УК РФ (по факту торговли А.) и ч. 1 ст. 127-1 УК РФ (по факту торговли Г.).

С учетом изменившейся совокупности преступлений окончательное наказание по правилам ст. 69 ч. 3 УК РФ Недзелюк назначено заново.

В остальной части, в том числе, касающейся назначенного наказания, приговор суда оставлен без изменения.

Раздел III

1. Проанализируйте в целом кассационную и надзорную практику по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 126, 127, 127.1, 127.2 УК РФ. Укажите наиболее распространенные основания, по которым судами кассационной и надзорной инстанций принимались решения об отмене либо изменении приговора или иного обжалуемого судебного решения.

В 2008 году - первом полугодии 2009 года президиум Кемеровского областного суда не рассматривал надзорные представления и жалобы по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 126, 127, 127.1, 127.2 УК РФ.

В указанный период судебной коллегией по уголовным делам Кемеровского областного суда был отменен 1 приговор по делу о преступлении, предусмотренном ст. 126 УК РФ, и 1 приговор по делу о преступлении, предусмотренном ст. 127 УК РФ.

Кроме того, был изменен 1 приговор по делу о преступлении, предусмотренном ст. 126 УК РФ.

В частности:

- в связи с нарушением уголовно-процессуального закона и несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 16.12.2008 отменен приговор Ленинск-Кузнецкого районного суда от 07.10.2008 в отношении С. и К. в части осуждения по п. “а“ ч. 2 ст. 126 УК РФ; дело в данной части направлено на новое судебное рассмотрение.

Судебная коллегия указала, что при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие.

Выводы суда о наличии квалифицирующих признаков состава ч. 2 ст. 126 УК РФ носят декларативный характер, ничем не мотивированы.

Так, суд установил, что С. и К., имея умысел на похищение гражданина И., заранее договорились между собой о совместном похищении, распределив роли: Стародубцев должен был предъявить поддельное удостоверение и пригласить потерпевшего сесть в автомобиль, а К. содействовать помещению И. в автомобиль в случае сопротивления. Однако при этом суд не обсудил и не опроверг в приговоре позицию подсудимых и защиты о том, что предварительный сговор не мог состояться, поскольку К. не был осведомлен о действительных намерениях лиц, обратившихся к С., а о применении насилия они не договаривались, поскольку имелось поддельное удостоверение и сопротивление потерпевшего не предполагалось.

В нарушение требований ст. 307 УПК РФ суд привел в приговоре, наряду с отвергнутыми доказательствами, доказательства, на которых были основаны выводы суда, не дав им никакой оценки и не устранив противоречия относительно добровольного или вынужденного освобождения потерпевшего.

В приговоре раскрыто содержание показаний С., данных им как в ходе предварительного расследования, так и в ходе судебного заседания, однако суд, указав на имеющиеся в них противоречия, полностью их отверг.

В приговоре имеются показания К., данные им в качестве подозреваемого и оглашенные в судебном заседании, однако эти показания не были проанализированы судом в приговоре и не получили никакой оценки. Хотя в части обстоятельств освобождения потерпевшего они противоречат как показаниям С. и свидетеля Ш. о том, кто находился в машине при освобождении потерпевшего, так и показаниям потерпевшего в части добровольного освобождения.

В приговоре имеются также показания свидетеля Ш., который являлся очевидцем событий и пояснял об обстоятельствах, при которых потерпевший освобождался. Суд, указав на противоречивость этих показаний в ходе судебного заседания, не раскрыл их содержание и не устранил имеющиеся противоречия. Вместе с тем в приговоре приведены показания указанного свидетеля, данные им в ходе предварительного следствия. Причина, по которой суд принял в качестве доказательства именно показания свидетеля Ш. на следствии и отверг другие его показания, в приговоре не указана. В то же время приведенные в приговоре показания свидетеля в части освобождения потерпевшего противоречат показаниям потерпевшего И., которые суд принял за основу.

Указанные противоречия судебная коллегия сочла существенными, касающимися объективной стороны совершенного деяния, способными повлиять на выводы суда и квалификацию содеянного, поскольку, принимая за основу показания потерпевшего, суд не устранил имеющиеся противоречия и не указал, почему отдает предпочтение показаниям И., какими еще доказательствами подтверждается версия потерпевшего.

- в связи с неправильным применением уголовного закона и несправедливостью назначенного наказания, а также нарушением уголовно-процессуального закона определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 09.10.2008 отменены приговор Гурьевского городского суда от 14.08.2008 и постановление Гурьевского городского суда от 15.08.2008 в отношении С., Т. и А.

Суд, назначая наказание С. и Т., учел ряд смягчающих обстоятельств по делу, однако пришел к выводу об отсутствии оснований для применения ст. 64 УК РФ и назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкциями соответствующих статей.

При этом судом необоснованно назначено наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией ч. 2 ст. 127 УК РФ.

Кроме того, сведения, изложенные во вводной части приговора о составе участников процесса не соответствуют данным, содержащимся в протоколе судебного заседания.

- в связи с неправильной квалификацией изменен приговор в отношении М.

Приговором Ленинского районного суда г. Кемерово от 22.09.2008 М. был осужден: по п. п. “а, в, з“ ч. 2 ст. 126 к 7 годам лишения свободы, по п. “в“ ч. 2, п. “б“ ч. 3 ст. 163 УК РФ к 7 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно к 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда не согласилась с выводом суда о квалификации действий М. по п. “а, в, з“ ч. 2 ст. 126 УК РФ, указав следующее.

Роль М. в похищении потерпевшего М.З. не установлена и не указана ни в обвинительном заключении, ни в приговоре суда. Как установлено судом потерпевший М.З. был похищен неустановленными лицами и впоследствии лишен свободы М.

Исходя из вышеизложенного, действия М. переквалифицированы с п. “а, в, з“ ч. 2 ст. 126 УКРФ на ч. 1 ст. 127 УК РФ, по которой назначено наказание 1 год 6 месяцев лишения свободы (определение от 14.04.2009).

Кроме того, Судебной коллегией Верховного Суда РФ был изменен приговор по делу о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 126, 127.1, 240 УК РФ (дело в отношении Г., Ф., Н.). Обстоятельства дела, установленные судом первой инстанции, и основания изменения приговора суда подробно изложены в ответе на вопрос N 1 раздела 2.

2. Укажите количество лиц (из числа осужденных за совершение преступлений, предусмотренных статьями 126, 127, 127.1, 127.2 УК РФ), в отношении которых в 2008 году были отменены приговоры в виду признания наказания, назначенного судом, несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости по кассационным представлениям государственного обвинителя или вышестоящего прокурора.

Как уже отмечено выше, определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 09.10.2008 по представлению прокурора отменен, в том числе в связи с чрезмерной мягкостью наказания, назначенного по ч. 2 ст. 127 УК РФ, приговор Гурьевского городского суда от 14.08.2008 в отношении 2 лиц (С., Т.).

3. Только по делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 127.1, 127.2 УК РФ, охарактеризуйте качество предварительного расследования поступивших дел. Распространены ли случаи полного или частичного отказа государственного обвинителя от предъявленного обвинения, а также случаи возвращения уголовных дел прокурору. Внесите данные в таблицу N 2.

Как отмечалось в период 2008 год - 1 полугодие 2009 года рассмотрено 1 дело о преступлениях, предусмотренных ст. 127.1 УК РФ.

Приговором Кемеровского областного суда от 06.03.2008 Г., Ф. и Н. осуждены по совокупности преступлений, в том числе, предусмотренных ст. 127.1 УК РФ. Данное уголовное дело не возвращалось прокурору. В судебном заседании государственный обвинитель поддержал квалификацию, предложенную органами предварительного следствия, суд первой инстанции оснований для ее изменения не усмотрел. При этом квалификация действий обвиняемых органами предварительного следствия, с которой согласился суд первой инстанции, в последующем была частично изменена вышестоящей судебной инстанцией.

Судебная коллегия Верховного Суда в кассационном определении от 01.10.2008 указала, что квалификация действий Н. одновременно по п. “б“ ч. 2 ст. 127.1 и ч. 1 ст. 127.1 УК РФ (по фактам торговли А. и Г.) является излишней.

Диспозиция ст. 127-1 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за куплю-продажу человека в целях его эксплуатации.

Осужденной Н. была совершена торговля в отношении одних и тех же потерпевших, купля и продажа состоялись фактически с минимальным разрывом во времени. При таких обстоятельствах суд необоснованно и искусственно разделил действия, связанные с куплей и продажей потерпевших, на два самостоятельных состава преступлений (в рамках каждой потерпевшей).

Кроме того, в приговоре суд указал, что Г. и Ф., продавая несовершеннолетнюю А., а Н., покупая ее с последующей перепродажей в целях эксплуатации, знали о ее несовершеннолетнем возрасте (по данному факту действия каждого из них были квалифицированы по п. “в“ ч. 3 ст. 127-1 УК РФ). Однако в подтверждение данного обстоятельства в приговоре суд не привел ни одного доказательства.

В связи с этим из их осуждения исключен квалифицирующий признак - “в отношении заведомо несовершеннолетней“.

В остальной части приговор суда оставлен без изменения.

Вопросы, требующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ:

1. Какие именно действия лица следует квалифицировать как похищение человека?

2. Является ли последующее удержание потерпевшего обязательным для установления объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, или достаточно установления такой цели?

3. Исключение каких признаков похищения человека предполагает формулировка “не связанное с похищением“, содержащаяся в диспозиции ст. 127 УК РФ? Возможно ли перемещение потерпевшего в случае незаконного лишения его свободы?

4. Как правильно квалифицировать действия лица, направленные на убийство или изнасилование, если они были связаны еще и с похищением или незаконным лишением свободы?

5. Какие действия характеризуют способ совершения сделки в отношении человека как опасный для жизни и здоровья многих людей в соответствии с п. “б“ ч. 2 ст. 127.1 УК РФ?

6. Как квалифицировать действия подсудимых, когда за осуществлением купли-продажи человека или совершением иной сделки в отношении него, следовало дальнейшее удержание его в неволе?

Судебная коллегия

по уголовным делам

Кемеровского областного суда

Приложение

Таблица 2

--------------T-------------T-------------T--------------T----------------¬

¦Статья УК РФ ¦ Поступило ¦ Окончено ¦ Из них ¦ Прекращено в ¦

¦(по основной ¦ в суды ¦производством¦ возвращено ¦связи с отказом ¦

¦квалификации)¦ в отчетном ¦ в отчетном ¦ прокурору ¦государственного¦

¦ ¦ периоде ¦ периоде ¦ в порядке ¦ обвинителя от ¦

¦ ¦ ¦ ¦ст. 237 УПК РФ¦ обвинения ¦

¦ +------T------+------T------+-------T------+--------T-------+

¦ ¦ дел ¦ лиц ¦ дел ¦ лиц ¦ дел ¦ лиц ¦ дел ¦ лиц ¦

+-------------+------+------+------+------+-------+------+--------+-------+

¦ 2008 год ¦

+-------------T------T------T------T------T-------T------T--------T-------+

¦ 127.1 ¦ 0 ¦ ¦ 0 ¦ ¦ 0 ¦ ¦ 0 ¦ ¦

+-------------+------+------+------+------+-------+------+--------+-------+

¦ 127.2 ¦ 0 ¦ ¦ 0 ¦ ¦ 0 ¦ ¦ 0 ¦ ¦

+-------------+------+------+------+------+-------+------+--------+-------+

¦ первое полугодие 2009 года ¦

+-------------T------T------T-------T-----T-------T------T--------T-------+

¦ 127.1 ¦ 0 ¦ ¦ 0 ¦ ¦ 0 ¦ ¦ 0 ¦ ¦

+-------------+------+------+-------+-----+-------+------+--------+-------+

¦ 127.2 ¦ 0 ¦ ¦ 0 ¦ ¦ 0 ¦ ¦ 0 ¦ ¦

L-------------+------+------+-------+-----+-------+------+--------+--------