Законы и постановления РФ

Обобщение надзорной практики по уголовным делам Кировского областного суда за I квартал 2007 года от 03.05.2007

ПРОКУРАТУРА КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ОБОБЩЕНИЕ

НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КИРОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ЗА I КВАРТАЛ 2007 ГОДА

от 3 мая 2007 года

Нарушение на предварительном следствии права обвиняемого на защиту послужило основанием для отмены приговора.

Постановлением Президиума Кировского областного суда отменен приговор Первомайского районного суда г. Кирова и определение судебной коллегии по уголовным делам Кировского областного суда в отношении К-го, осужденного по ст. 160, ч. 3, УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Как следует из материалов дела, на протяжении всего срока расследования защиту К-го по соглашению осуществлял адвокат Е.

В соответствии со ст. 172, ч. 2, УПК РФ следователь извещает
обвиняемого о дне предъявления обвинения и одновременно разъясняет ему право пригласить защитника либо ходатайствовать об обеспечении участия защитника следователем в порядке ст. 50 УПК РФ.

Данное требование процессуального закона в отношении К-го не соблюдено.

Как видно из материалов дела, извещение о дне предъявления обвинения К-му, содержащемуся под стражей, было направлено следователем в день его предъявления 2 июня 2006 года, при этом право самостоятельного приглашения защитника ему не разъяснялось.

Данное извещение поступило в Учреждение ИЗ-43/1 5 июня 2006 года.

Достоверных сведений о том, что адвокат К-го Е. также своевременно извещался о дне предъявления обвинения, в деле не имеется.

Согласно ст. 50, ч. 3, УПК РФ следователь может принять меры по назначению другого защитника после предложения обвиняемому самому заменить защитника и в случае неявки приглашенного или участвующего в деле защитника в течение 5 суток со дня его приглашения.

Указанное положение закона в отношении К-го нарушено.

Следователь принял решение о назначении другого адвоката непосредственно в день предъявления обвинения 2 июня 2006 года, без соблюдения процедур, установленных ст. 50 УПК РФ.

При предъявлении обвинения К-й от услуг другого адвоката отказался, настаивая на приглашении Е.

Таким образом, право на защиту К-го при привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу было нарушено.

В силу ст. 381, ч. 2, п. 4, УПК РФ нарушение права обвиняемого пользоваться помощью защитника в любом случае является основанием для отмены или изменения судебного решения.

Учитывая, что допущенное нарушение закона в отношении К-го препятствует рассмотрению уголовного дела судом, данное дело возвращено прокурору в соответствии со ст. 237, ч. 1, п. 1, УПК РФ.

Допущенные судом существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона при составлении приговора
послужили основанием для его отмены с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Приговором Первомайского районного суда города Кирова Л-ва осуждена за семь преступлений, предусмотренных ст. 160, ч. 3, УК РФ, за каждое преступление ей назначено по 2 года лишения свободы. На основании ст. 69, ч. 3, УК РФ по совокупности преступлений назначено 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Л-ва для исполнения своих служебных обязанностей получала в кассе под отчет денежные средства, по мере расходования которых представляла в бухгалтерию авансовые отчеты. Используя свое служебное положение, с целью хищения Л-ва в период с марта по июль 2003 года представила в бухгалтерию 7 авансовых отчетов о приобретении товаров на общую сумму 8399 рублей, которые фактически не приобретала, то есть присвоила полученные под отчет, то есть вверенные ей, денежные средства на указанную сумму, потратив их на личные нужды.

В соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения.

Из описательно-мотивировочной части приговора не видно, когда, при каких обстоятельствах и какие суммы были вверены Л-вой, когда они ею присвоены. Указанные в приговоре обстоятельства предоставления осужденной авансовых отчетов, которые суд признал фиктивными, могут расцениваться как способ сокрытия совершенного хищения.

Кроме того, все действия совершены Л-вой в 2003 году, в связи с чем должны были квалифицироваться по одной статье УК РФ.

Допущенные судом нарушения требований УПК РФ являются существенными. Постановлением Президиума приговор Первомайского районного суда г. Кирова отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Отмена приговора Первомайского
районного суда повлекла за собой изменение приговора Октябрьского районного суда г. Кирова в отношении Л-вой, которым она осуждена по 3 преступлениям, предусмотренным ст. 204, ч. 3, УК РФ, к 1 году лишения свободы за каждое, и на основании ст. 69, ч. 3, ст. 74, ч. 5, и ст. 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы. Из приговора Октябрьского районного суда г. Кирова исключено указание об отмене условного осуждения и о назначении наказания по совокупности приговоров.

Недостоверность заключения судебно-медицинской экспертизы о тяжести причиненных потерпевшему телесных повреждений послужила основанием для отмены приговора.

Приговором Юрьянского районного суда Кировской области П-в осужден по ст. 111, ч. 1, УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

П-в осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Л-ва. Согласно приговору П-в на почве ревности поссорился с Л-вым, ударил его кулаком в лицо, а потом ударил доской по левому боку, причинив переломы ребер с 7 по 10, то есть тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения.

В соответствии с требованиями ст. 73, ч. 1, п. 4, ст. 88, ч. 1, УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию характер и размер вреда, причиненного преступлением, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения достоверности. Согласно ст. 204, ч. 1, п. 10, УПК РФ в заключении эксперта указываются выводы по поставленным вопросам и их обоснование.

В качестве доказательства причинения тяжкого вреда здоровью Л-ва суд привел в приговоре заключение судебно-медицинского эксперта, из которого следует, что у потерпевшего имели место переломы 7, 8, 9, 10
ребер слева с гемопневмотораксом и подкожной эмфиземой. Данные телесные повреждения экспертом расценены как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения.

Согласно правилам судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью опасными для жизни являются телесные повреждения, которые повлекли за собой угрожающее жизни состояние. Признаков наличия состояния, угрожающего жизни потерпевшего, в заключении эксперта не приведено.

Суд объективной оценки заключению эксперта о тяжести причиненного вреда здоровью потерпевшего не дал, однако данное обстоятельство имело существенное значение для правильной квалификации действий осужденного.

Из письма и.о. начальника Кировского областного бюро судебно-медицинских экспертиз следует, что выводы эксперта о причинении потерпевшему тяжкого вреда здоровью не обоснованы. Повреждения, причиненные в результате действий П-ва Л-ву, по признаку длительного расстройства здоровья на срок более 21 дня следовало квалифицировать как причинившие вред здоровью средней тяжести.

При таких обстоятельствах постановлением Президиума приговор Юрьянского районного суда и определение кассационной инстанции в отношении П-ва отменены с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В соответствии с п. 3 примечания к ст. 158 УК РФ огород не предназначен для хранения материальных ценностей, в связи с чем не может быть признан хранилищем.

Приговором Первомайского районного суда г. Кирова с учетом изменений, внесенных определением судебной коллегии по уголовным делам Кировского областного суда, М-в осужден по п. “в“ ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

М-в признан виновным в открытом хищении с огорода Ф-ва пятидесяти луковиц и четырех куриц на общую сумму 750 руб.

Квалификация действий осужденного является неверной.

Суд исходил из того, что земельный участок (огород) огражден забором, имеет запирающуюся калитку, охраняется собаками, на нем растут овощи и зеленые
насаждения, имеется загон для кур, в связи с чем признал его иным хранилищем.

Однако такое решение на законе не основано, установленным в примечании к ст. 158 УК РФ критериям оно не отвечает, т.к. огород не может быть признан местом, предназначенным для хранения материальных ценностей.

Постановлением Президиума приговор Первомайского районного суда г. Кирова в отношении М-ва изменен, действия осужденного переквалифицированы на ч. 1 ст. 161 УК РФ со снижением наказания до 2 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 35, ч. 2, УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Несоблюдение данного требования закона влечет изменение приговора.

Приговором Ленинского районного суда г. Кирова с учетом изменений, внесенных в порядке исполнения приговора, Х-в осужден по ст. 162, ч. 2, УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 116, ч. 2, УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 69, ч. 3, УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Х-в осужден за разбойное нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору. Он же осужден за совершение из хулиганских побуждений насильственных действий, причинивших физическую боль.

Как указано в приговоре, в ночь на 29 февраля 2000 года в вагоне поезда Х-в совместно с не установленным следствием лицом, назвавшимся Игорем, с целью завладения имуществом напал на потерпевшего Т-ва. Требуя отдать деньги, Х-в нанес Т-ву 5 ударов кулаком в лицо, ударил
ребром ладони по шее, нанес три удара ногой в область сердца, один удар в область селезенки и один удар в область головы. Его соучастник 4 раза ударил Т-ва кулаком по голове, оба угрожали зарезать Т-ва, выбросить из вагона. Т-в воспринимал угрозу реально, как опасную для жизни и здоровья, испугался, достал из кармана 500 рублей и 10 долларов США, которые Х-в выхватил из рук потерпевшего. Соучастник Х-ва забрал у потерпевшего еще 5950 долларов США. Всего ими было похищено 171313 рублей 60 копеек, и причинены Т-ву повреждения, вызвавшие кратковременное расстройство здоровья, которые расцениваются как причинившие легкий вред здоровью.

Утром 29 февраля 2000 года Х-в и его соучастник принудили Т-ва выйти из поезда с ними в г. Кирове, у дома по улице К. Х-в из хулиганских побуждений ударил Т-ва кулаком в лицо, причинив физическую боль.

Доказательств, неоспоримо подтверждающих наличие между Х-вым и пассажиром по имени Игорь предварительного сговора на совершение в отношении Т-ва разбойного нападения, органами предварительного следствия не добыто, в приговоре суда и определении судебной коллегии по уголовным делам такие данные не приведены, указано лишь, что они действовали совместно, в связи с чем квалификация действий Х-ва по ч. 2 ст. 162 УК РФ признана неверной.

Постановлением Президиума приговор Ленинского районного суда г. Кирова изменен, исключен квалифицирующий признак разбоя “по предварительному сговору группой лиц“, действия осужденного переквалифицированы на ч. 1 ст. 162 УК РФ (в редакции от 13.06.1996), по которой назначено наказание 7 лет лишения свободы, соответственно, снижено наказание, назначенное по совокупности преступлений.

Явка с повинной необоснованно не учтена судом в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Приговором Уржумского районного
суда Кировской области С-н осужден по ст. 111, ч. 4, УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима.

С-н признан виновным в умышленном причинении отцу тяжкого вреда здоровью, повлекшего его смерть.

В ходе ссоры в ответ на действия отца, ударившего его кулаком в грудь и ладонями по щеке, осужденный несколько раз ударил отца кулаком по лицу, телу, рукам, после чего нанес удары ножом в голову, по рукам и ногам. От обильной кровопотери, вызванной колото-резаным ранением левого бедра с повреждением артерии, потерпевший скончался.

Как следует из приговора, суд в качестве доказательства вины осужденного С-на сослался на его явку с повинной, где он указывает на обстоятельства нанесения отцу ударов ножом.

Согласно ст. 61, ч. 1, п. “и“, УК РФ явка с повинной признается смягчающим наказание обстоятельством.

Суд, не установив смягчающих обстоятельств, свое решение в этой части не мотивировал.

Постановлением Президиума приговор районного суда изменен: отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, и наличие обстоятельства, предусмотренного ст. 62 УК РФ, повлекло снижение назначенного наказания до 5 лет 6 месяцев лишения свободы.

Приговором Мурашинского районного суда Кировской области Н-к осужден по ст. 109, ч. 1, ст. 222, ч. 1, ст. 69, ч. 2, УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Н-к признан виновным в совершении незаконного приобретения и хранения взрывчатых веществ - пороха, а также в причинении смерти по неосторожности М-ну при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Признав виновным Н-ка в совершении преступления, предусмотренного ст. 109, ч. 1, УК РФ, и назначая по данной статье наказание в максимальном размере, суд не учел, что по
делу имеются смягчающие обстоятельства: наличие двоих несовершеннолетних детей; отягчающих наказание осужденного обстоятельств суд не установил. В качестве доказательств виновности Н-ка суд указал его явку с повинной по данному факту, поэтому у суда не было оснований не признавать явку с повинной также в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Из материалов дела также следует, что Н-к добровольно указал место, где им были спрятаны ружья, в том числе из которого он произвел выстрел. Это свидетельствует о его способствовании следствию в раскрытии преступления. При таких обстоятельствах назначение наказания в максимальном размере санкции статьи не соответствует требованиям ст. ст. 6, 60, 62 УК РФ.

Постановлением Президиума приговор Мурашинского районного суда в отношении Н-ка изменен. Наказание по ч. 1 ст. 109 УК РФ снижено с учетом положений ст. 62 УК РФ с 2 лет до 1 года 6 месяцев лишения свободы. Соответственно, снижено и наказание, назначенное по совокупности преступлений по ч. 2 ст. 69 УК РФ с 3 лет до 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 50 УК РФ наказание в виде исправительных работ не может быть назначено женщинам, имеющим детей в возрасте до 3 лет. Неправильное применение Общей части УК РФ при назначении наказания явилось причиной изменения приговоров.

По приговору мирового суда судебного участка N 12 Зуевского района г. Кирова Е-ва осуждена по ст. 116, ч. 1, УК РФ к 3 месяцам исправительных работ с ежемесячным удержанием из заработка осужденной 10% в доход государства.

В кассационной инстанции дело не рассматривалось.

Судом верно установлены фактические обстоятельства дела, сделан обоснованный вывод о доказанности вины осужденной, ее действиям дана
правильная юридическая оценка.

Между тем приговор мирового судьи по представлению прокурора области постановлением Президиума изменен в связи с неправильным применением уголовного закона при назначении наказания, поскольку Е-ва имеет на иждивении двух детей, в том числе малолетнего сына, в отношении которого она родительских прав не лишена.

Таким образом, суд в нарушение требований ч. 5 ст. 50 УК РФ необоснованно назначил Е-й наказание в виде исправительных работ.

Постановлением Президиума назначенное Е-й наказание в виде исправительных работ заменено на штраф в размере 2500 руб.

Мужчинам, совершившим преступления при особо опасном рецидиве, отбывание наказания назначается в исправительных колониях особого режима (ст. 58, ч. 1, п. “г“, УК РФ).

Приговором Нововятского районного суда г. Кирова М-в осужден с учетом изменений, внесенных определением судебной коллегии по уголовным делам Кировского областного суда, по ст. 30, ч. 3, ст. 228.1, ч. 2, п. “а“, УК РФ к 8 годам лишения свободы, на основании п. “в“ ч. 7 ст. 79, ст. 70 УК РФ окончательно определено 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судом верно установлены фактические обстоятельства дела, сделан обоснованный вывод о доказанности вины осужденного, действиям М-ва дана правильная юридическая оценка.

Между тем при постановлении приговора судом не учтено, что ранее по приговору Юрьянского районного суда с учетом изменений, внесенных постановлением Верхнекамского районного суда, М-в судим за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, помещение, с применением предметов, используемых в качестве оружия, т.е. за совершение особо тяжкого преступления, предусмотренного ст. 162, ч. 2, п. п. “а“, “в“, “г“, УК РФ (в редакции от 13.06.1996).

В период оставшейся неотбытой части наказания М-в вновь совершил особо тяжкое преступление, предусмотренное ст. 30, ч. 3, ст. 228.1, ч. 2, п. “а“, УК РФ, в связи с чем в его действиях в соответствии с п. “б“ ч. 3 ст. 18 УК РФ имеется особо опасный рецидив преступлений.

На основании п. “г“ ч. 1 ст. 58 УК РФ местом отбывания наказания М-ву должна быть определена исправительная колония особого режима.

Постановлением Президиума Кировского областного суда по надзорному представлению прокурора области приговор Нововятского районного суда г. Кирова в отношении М-ва в части определения вида исправительного учреждения изменен.

Причинами отмены определений судебной коллегии по уголовным делам Кировского областного суда послужили нарушения уголовно-процессуального закона, регулирующего порядок рассмотрения уголовных дел судом кассационной инстанции (ст. 377 УПК РФ), и требования к кассационному определению (ст. 388 УПК РФ).

Постановлением Президиума Кировского областного суда по надзорному представлению прокурора области отменено с направлением на новое судебное рассмотрение определение судебной коллегии по уголовным делам Кировского областного суда в отношении И-на, осужденного по приговору Сунского районного суда по ст. 158, ч. 3, УК РФ.

Основанием к отмене определения кассационной инстанции послужило нарушение судом требований ст. 388 УПК РФ, согласно которой кассационное определение должно содержать данные о лице, подавшем жалобу или представление, краткое изложение доводов, решение суда кассационной инстанции по жалобе или представлению.

На приговор Сунского районного суда в установленные законом сроки были поданы кассационные жалоба осужденного и представление прокурора.

Кассационная инстанция рассмотрела дело только по жалобе осужденного. В определении судебной коллегии данных о представлении прокурора не имелось, его доводы не изложены и судом не обсуждались, в резолютивной части определения решение по представлению прокурора не принято.

Допущенные кассационной инстанцией нарушения уголовно-процессуального закона повлекли отмену определения.

Несоответствие выводов суда кассационной инстанции обстоятельствам, изложенным в приговоре и имеющим существенное значение для дела, послужило основанием для отмены определения.

Постановлением Президиума отменено с направлением на новое судебное рассмотрение определение судебной коллегии по уголовным делам Кировского областного суда в отношении П-ва, осужденного по приговору Ленинского районного суда г. Кирова.

Согласно материалам дела, при изложении показаний осужденного в подлиннике приговора суд указал, что П-в признает себя виновным в ограблении Ч-й, “но отрицает, что применял при этом нож“.

Из протокола судебного заседания следует, что именно такие показания давал осужденный в судебном заседании.

Между тем в мотивировочной части кассационного определения судебная коллегия указала, что в судебном заседании П-в признавал себя виновным в ограблении Ч-й и “не отрицал, что применял нож“.

Таким образом, выводы суда кассационной инстанции противоречат обстоятельствам, изложенным в приговоре суда, которые имеют существенное значение для дела, в связи с чем на основании ст. 379, ч. 1, п. 1, УПК РФ определение судебной коллегии по уголовным делам Кировского областного суда отменено с направлением дела на новое кассационное рассмотрение.

Управление

по обеспечению участия

прокуроров в рассмотрении

уголовных дел

судами прокуратуры

Кировской области