Законы и постановления РФ

Обзор кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Кировского областного суда за 2006 год от 04.04.2007 (Извлечение)

КИРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КИРОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ЗА 2006 ГОД

от 4 апреля 2007 года

(Извлечение)

За 2006 год судами Кировской области рассмотрено 42978 уголовных дел и материалов в отношении 45489 лиц, в том числе мировыми судьями 15340 дел и материалов в отношении 15532 человек.

В 2005 году уголовных дел и материалов было рассмотрено 39272 в отношении 42046 лиц, в том числе мировыми судьями 11993 дела и материалов в отношении 11895 человек.

В судебную коллегию по уголовным делам Кировского областного суда по кассационным жалобам и представлениям на приговоры и другие решения судов в 2006 году поступило 4689 уголовных дел и материалов, окончено
производством - 4445 в отношении 4928 лиц.

В 2005 году поступало 3925 дел и материалов, производством было окончено 3658 в отношении 4057 лиц.

Таким образом, судом кассационной инстанции в 2006 году по жалобам и представлениям рассмотрено 10,9% от общего количества дел и материалов, рассмотренных судами области.

В 2005 году этот показатель составлял 10,0%.

Сравнительный анализ показывает, что в 2006 году по сравнению с 2005 годом произошло увеличение обжалуемых решений судов и соответственно рассмотренных кассационной инстанцией дел на 787, или 17,7%.

2002 2003 2004 2005 2006

Рассмотрено

уголовных дел

и материалов 2561 3107 5888 3658 4445

В отношении

лиц 2828 3326 6114 4057 4928

Из рассмотренных 4928 жалоб и представлений в 2504 случаях были обжалованы приговоры, из них в 52 - оправдательные, в остальных - определения и постановления, из которых 228 - на решения судов о прекращении дел, в том числе в 9 случаях - по реабилитирующим основаниям, 673 - об избрании меры
пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей.

На 44 дела, или на 13,7%, по сравнению с прошлым годом увеличилось количество снятых и возвращенных без рассмотрения кассационных дел. В 2002 году таких дел было 144, в 2003 - 133, в 2004 году - 273, а в 2005 году их число составило 278, в 2006 г. - 322.

В 2006 году судом кассационной инстанции вынесено 24 частных определения о нарушениях закона, допущенных при расследовании и рассмотрении уголовных дел. В предыдущем году таких определений было вынесено 16.

Результаты кассационного рассмотрения уголовных дел (в лицах)

2004 год 2005 год 2006 год

Обжаловано 2149 2180 2468

Оставлено

без изменения 1807 1761 2013

% 84,1 80,8 81,6

Отменено 168 224 232

% 7,8 10,3 9,4

Изменено 174 195 223

% 8,1 8,9 9,0

Отменены

и изменены

всего 342 419 455

% 15,9 19,2 18,4

В целом за 2006 год судебной коллегией по уголовным делам были отменены и изменены 898 решений судов, вынесенных по уголовным делам, из них отменены и изменены 455 приговоров и 443 других решения.

Как следует из статистических данных, качество рассмотрения уголовных дел по сравнению с 2005 годом несколько улучшилось. В 2003 году качество составляло 83,2%, в 2004 году - 84,1%, в 2005 году - 80,8%, а в 2006 году - 81,6%

По сравнению с прошлым годом на 130, или на 19,3%, увеличилось количество рассматриваемых жалоб и представлений на решения судов, принятых по ходатайствам об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей. В 2003 году их было рассмотрено 480, в 2004 году - 555, в 2005 году - 543, в 2006 - 673.

В 2006 году почти на половину возросло количество отмененных и измененных в порядке надзора кассационных определений. Если в 2005 году были отменены и изменены 54 кассационные определения, то в 2006 году - 101, что больше на 47 и составляет 46,5%.

Как и прежде, наибольшее количество
рассматриваемых кассационной инстанцией уголовных дел составляют дела о преступлениях против собственности - 62,4%, из которых 56,1% - дела о кражах чужого имущества, 20,6% - о грабеже, 10,0% - о разбое, а также против личности - 20,0%, из них 20,7% составляют дела об умышленном убийстве и 50,1% - дела об умышленном причинении тяжкого и средней тяжести вреда здоровью.

Из рассмотренных в 2006 году кассационных дел отменены обвинительные приговоры в отношении 225, или 8,4%, от числа рассмотренных, в т.ч. 6 - в связи с необоснованным осуждением. В отношении 10 человек приговоры отменены частично, с оставлением без изменения другого менее тяжкого обвинения.

С направлением дел на новое судебное разбирательство отменены 196 приговоров, в т.ч. 32 - ввиду мягкости назначенного наказания.

С прекращением дел производством были отменены 19 приговоров, в т.ч. 6 - по реабилитирующим основаниям, что на 2 меньше, чем в 2005 году.

Из 45 рассмотренных в 2006 году коллегией оправдательных приговоров отменено 7 (15,5%). В 2005 году из 24 таких приговоров были отменены 14 (58,3%).

Из 223 измененных судом кассационной инстанции приговоров квалификация изменена в 66 случаях, в том числе со снижением наказания в 56.

Отменено 41 постановление из 227 рассмотренных (18,1%) о прекращении уголовных дел, а также 44 из 97 решений судов о возвращении дел прокурору.

В кассационном порядке отменялись и изменялись приговоры судов по всем основаниям, указанным в ст. 379 УПК РФ.

Однако наибольшее количество приговоров отменялось и изменялось вследствие нарушения судами требований п. п. 1, 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ: в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением закона.

Как показало обобщение
судебной практики, нередко приговоры отменялись из-за того, что суды недостаточно полно исследовали обстоятельства преступления, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, доказательства, установленные в процессе предварительного и судебного следствия, и не давали им оценки.

Отмена приговоров с направлением дел

на новое судебное разбирательство

Распространенным основанием к отмене приговоров продолжает оставаться нарушение требований п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, в соответствии с которой одним из оснований к отмене или изменению приговора является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

Согласно ст. 380 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие, а также, если выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые могли повлиять на решение вопроса.

По приговору Яранского районного суда от 21.07.2006 К. осужден по ст. 163, ч. 1, УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

При описании в приговоре преступного деяния, признанного судом доказанным, суд указал, что К. угрожал потерпевшему Т. применением насилия, опасного для жизни или здоровья, с применением ножа с целью хищения его имущества, т.е. признал, что умысел К. был направлен на совершение разбоя - преступления, предусмотренного ст. 162, ч. 2, УК РФ. Однако, мотивируя квалификацию его действий, пришел к противоположному выводу о том, что К. требовал передачи Т. спиртного, и переквалифицировал действия его на ст. 163, ч. 1, УК РФ, допустив тем самым существенные
противоречия, повлиявшие на правильность применения уголовного закона, а следовательно, и меры назначенного наказания.

По приговору Омутнинского районного суда от 18.05.2006 С., В. осуждены по ст. 162, ч. 2, УК РФ за разбойное нападение с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору, а В. - с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Квалифицируя действия осужденных по ст. 162, ч. 2, УК РФ суд исходил из того, что они совместными действиями причинили потерпевшему Б. легкий вред здоровью.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что у потерпевшего Б. имеются кровоподтеки на ушных раковинах, лице, левой руке - повреждения, повлекшие легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья. Давность причинения кровоподтеков составляет не более суток на момент проведения экспертизы. Повреждения причинены при ударах тупыми твердыми предметами с ограниченной контактной поверхностью, возможно, кулаками, ногами.

Таким образом, судебно-медицинским экспертом степень тяжести вреда здоровью потерпевшему Б. определена исходя из признака кратковременного расстройства здоровья.

Вместе с тем из материалов уголовного дела и показаний потерпевшего следует, что по поводу причиненных ему С. и В. кровоподтеков за медицинской помощью не обращался и “на больничном“ не находился.

При таких обстоятельствах объективных данных, свидетельствующих о том, что примененное ими насилие вызвало у потерпевшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, не имеется, в связи с чем вывод судебно-медицинской экспертизы о степени тяжести причиненного вреда здоровью потерпевшего вызывает обоснованное сомнение в его достоверности.

Поскольку в материалах дела и приговоре не содержится данных о том, что примененное С. и В. насилие создавало реальную опасность для жизни и здоровья Б., то приговор суда отменен с направлением
дела на новое судебное рассмотрение.

Одной из причин отмены приговоров явились допущенные судами существенные нарушения уголовно-процессуального закона (п. 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ).

В силу требований ст. 307, ч. 1, УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

По приговору Слободского районного суда от 23.06.2006 Ш. осужден за ряд краж чужого имущества.

В нарушение требований закона описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора по краже от 13.02.2006 не содержит указания о месте совершения данного преступления.

Кроме того, назначив Ш. за каждое совершенное им преступление наказание, суд в соответствии с требованиями ст. 69, ч. 3, УК РФ окончательно назначил 1 год 6 месяцев лишения свободы и штраф в сумме 1300 рублей, постановив считать назначенное наказание условным, с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

Таким образом, в нарушение требований ч. 1 ст. 73 УК РФ суд назначенное наказание, как лишение свободы, так и штраф, постановил считать условным, т.е. неправильно применил закон.

Согласно ст. 50 УК РФ исправительные работы устанавливаются на срок от 2 месяцев до 2 лет. Из заработка осужденного к исправительным работам производятся удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, в пределах от 5 до 20%.

По приговору Советского районного суда от 17.07.2006 Г. осуждена за совершение преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ, к исправительным работам на срок 9 месяцев, а с применением ст. 69, ч. 5, УК РФ - к 5 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Суд в приговоре установил срок исправительных
работ, однако не определил размер удержаний в доход государства из заработка лица, которое было признано виновным в совершении преступления, не назначив, таким образом, наказание.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части приговора должна быть указана окончательная мера наказания, подлежащая отбытию на основании ст. 69 УК РФ.

По приговору Яранского районного суда от 30.05.2006 А. осужден по ст. 158, ч. 2, п. п. “а“, “б“, УК РФ к штрафу в сумме 1000 рублей и по ст. 158, ч. 3, УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ст. 69, ч. 3, ст. 71, ч. 2, УК РФ наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

Признав А. виновным в совершении преступлений и назначив по каждой статье наказание, суд в нарушение требований ст. 69, ч. 3, УК РФ, предписывающей назначение наказания по совокупности преступлений путем частичного или полного сложения наказаний, не выполнил данное требование и не назначил А. окончательное наказание по совокупности преступлений.

По приговору этого же суда от 19.06.2006 О. осуждена по ч. 3 ст. 160 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год, с применением ст. 73 УК РФ - условно с испытательным сроком 1 год.

Санкция ч. 3 ст. 160 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы от 2 до 6 лет со штрафом в размере до 10 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца или без такового.

Суд же без применения ст. 64 УК РФ назначил О. наказание в виде 1 года лишения свободы, т.е. ниже низшего предела, предусмотренного санкцией данной статьи.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ одним из оснований отмены или изменения приговоров в кассационном порядке является неправильное применение закона.

По приговору Слободского районного суда от 19.06.2006 Б. осужден по ст. 161, ч. 2, п. п. “а“, “в“, ст. 163, ч. 1, УК РФ с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Как следует из материалов дела, по приговору от 21.04.2006 Б. был осужден за данное преступление к 2 годам лишения свободы. Этот приговор отменен судебной коллегией 25.05.2006 по кассационному представлению прокурора в связи с нарушением судом норм уголовного закона при назначении наказания, т.к. не было назначено окончательное наказание по правилам ст. 69 УК РФ.

При новом рассмотрении дела за это же преступление суд назначил Б. 2 года 6 месяцев лишения свободы, т.е. более строгое, чем по приговору суда от 21.04.2006. Поскольку предыдущий приговор был отменен не в связи с несправедливостью назначенного наказания вследствие чрезмерной мягкости, то по приговору от 19.06.2006 суд не вправе был усиливать ему наказание.

По приговору Котельничского районного суда от 14.08.2006 С. осужден за ряд краж чужого имущества, в том числе из квартиры потерпевшего Ч., за которую он осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

Санкция ст. 158, ч. 3, УК РФ предусматривает минимальное наказание в виде 2 лет лишения свободы, и назначение наказания ниже данного предела возможно только при наличии оснований, предусмотренных ст. 64 УК РФ. Решая вопрос о назначении осужденному наказания, суд достаточно полно и правильно мотивировал в приговоре свои выводы об отсутствии оснований для применения требований ст. 64 УК РФ, а также для назначения другого более мягкого наказания, предусмотренного санкцией статьи, однако назначил наказание ниже санкции ч. 3 ст. 158 УК РФ.

В соответствии со ст. 70, ч. 4, УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

По приговору Белохолуницкого районного суда от 20.10.2006 Б. осужден по ст. 112, ч. 2, п. “г“, УК РФ к 2 годам лишения свободы, а с применением ст. 74, ч. 5, ст. 70 УК РФ - к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

По приговору от 07.07.2006 он был осужден по ст. 167, ч. 2, ст. 158, ч. 1, УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. Поэтому окончательное наказание, назначенное на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, должно быть более 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

Основанием к отмене приговора согласно п. 4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ является его несправедливость.

Статья 6 УК РФ предусматривает, что наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, т.е. соответствовать характеру и общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

По приговору Арбажского районного суда от 18.09.2006 Д. осужден за совершение преступления, предусмотренного ст. 111, ч. 1, УК РФ, к 3 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года.

21.07.2006 Д. возле своей квартиры в пос. Арбаж на почве личных неприязненных отношений на замечание Н. прекратить ссору с матерью ломом нанес Н. удар в область грудной клетки и причинил ушиб грудной клетки слева, не причинивший вреда здоровью, а также закрытую тупую травму живота с разрывом селезенки - тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

При назначении наказания Д. с применением ст. 73 УК РФ суд, несмотря на просьбу потерпевшей, осужденного и его защитника о назначении Д. наказания, не связанного с реальным лишением свободы, не в полной мере оценил характер и общественную опасность преступления, которое относится к категории тяжких.

По приговору Октябрьского районного суда от 27.07.2006 М. осужден по ст. 162, ч. 1, УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 10000 рублей с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 3 года за совершение разбоя 01.05.2006 в период с 21.00 до 21.40 возле дома по ул. З. г. Кирова с целью хищения имущества ранее незнакомой Ш., угрожая ей насилием, опасным для жизни и здоровья, направляя в ее сторону предмет, похожий на пистолет, в результате завладев имуществом Ш. на 4500 рублей.

При назначении наказания за совершенное преступление суд первой инстанции сделал вывод о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, применив положения ст. 73 УК РФ.

С таким выводом не согласилась судебная коллегия. Применяя условное осуждение, суд первой инстанции формально указал на то, что учитывал характер и степень общественной опасности совершенного преступления, однако свой вывод мотивировал исключительно характеризующими данными на осужденного, которые сводятся к тому, что М. в период прохождения срочной службы в 2000 году в течение двух месяцев принимал участие в антитеррористической операции, со стороны соседей по месту снимаемой квартиры отсутствуют жалобы, осужден впервые. Указал и на возмещение материального ущерба, который выразился в том, что сотрудники милиции возвратили потерпевшей похищенный сотовый телефон, а во время судебного заседания родственниками было передано потерпевшей 3000 рублей. При этом не признал по делу каких-либо смягчающих наказание обстоятельств.

Судебная коллегия нашла, что, назначив условное осуждение, суд первой инстанции не в полной мере принял во внимание характер и степень общественной опасности совершенного преступления, относящегося к категории тяжких, не дал оценки конкретным обстоятельствам дела, а также сведениям о личности М., который не занимается общественно опасным трудом.

При таких обстоятельствах вывод суда о возможности применения условного осуждения за совершение разбоя нельзя признать соответствующим требованиям закона, приговор отменен с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Отмена оправдательных приговоров

В соответствии со ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются обстоятельства уголовного дела, установленные судом, основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие, мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

По приговору Октябрьского районного суда от 08.09.2006 Б. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 179, ч. 2, п. “б“, УК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Б. обвинялся в том, что 09.08.2005 в период с 7 до 13 часов в лесном массиве с. Русское с целью принудить К. к совершению сделки купли-продажи принадлежащего последнему автомобиля ВАЗ-2105 нанес ему не менее 15 ударов кулаками и ногами по голове и телу, а затем ударил ладонью по лицу и вновь не менее 4 раз ногами по голове и телу, высказывая угрозы убийством. К. вынужден был согласиться заключить с Б. договор купли-продажи принадлежащего ему автомобиля и 10.08.2005 оформил доверенность на право управления, пользования и распоряжения автомобилем на имя Б.

У К. установлены кровоподтеки на лице, животе, ссадины в поясничной области слева, не повлекшие вреда здоровью, а у супруги К. - кровоподтеки на лице, в области правого и левого плечевых суставов, на плечах, левом предплечье, ссадины на лице, т.е. телесные повреждения, не повлекшие вреда здоровью.

Суд в приговоре указал, что обвинение Б. в нанесении побоев супругам К. основывается лишь на показаниях потерпевших, и в судебном заседании с достоверностью не установлено, что именно от действий Б. при обстоятельствах, изложенных потерпевшими, и именно 09.08.2005 у них образовались телесные повреждения. При этом суд сослался на показания свидетеля Т., которая 10.08.2005 телесных повреждений на лице К. не видела, и на заключения судебно-медицинских экспертиз, из которых следует, что телесные повреждения потерпевшим могли быть причинены как 09.08.2005, так и после.

Вместе с тем в приговоре суд привел показания свидетелей, видевших следы побоев у потерпевших: А., из которых следует, что вечером 09.08.2005 он видел у супругов К. множественные кровоподтеки, они говорили, что их избили, а машину забрал Б.; Б-ной, которая 10.08.2005 около 9 часов видела на лице у К. кровоподтеки, а также свидетеля З., из которых следует, что примерно 9 - 10 августа 2005 года утром супруга К. взяла какие-то документы и пояснила, что они переоформляют свою машину. На лице и руках ее были множественные кровоподтеки.

Из приведенных в приговоре показаний Б. следует, что 10.08.2005 утром до поездки к нотариусу у К. лицо было заплывшее, с кровоподтеком, а у супруги К. был ободран лоб, это он видел еще 09.08.2005.

Показаниям свидетеля А. и подсудимого, которые противоречат показаниям свидетеля Т., судом в приговоре оценки не дано. Суд не указал, по каким причинам он не принял во внимание показания свидетеля А. в части того, что он видел у потерпевших телесные повреждения вечером 09.08.2005, не дал оценки показаниям свидетелей З. и Б-ной в части наличия телесных повреждений у К., не принял во внимание, что свидетель Т. пояснила об отсутствии телесных повреждений лишь у К., а не у обоих потерпевших.

Вывод суда о том, что обвинение Б. в нанесении побоев супругам К. основывается лишь на показаниях потерпевших, противоречит содержащемуся в приговоре выводу о том, что имеются косвенные свидетели, которые со слов потерпевших знают, что именно Б. нанес супругам К. побои.

Частичная отмена приговоров

В силу требований ст. 302, ч. 4, УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

По приговору Подосиновского районного суда от 12.10.2006 Ф. осужден по ст. 111, ч. 4, ст. 116, ч. 1, ст. 116, ч. 1, УК РФ с применением ст. ст. 69, 70 УК РФ к 12 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Приговор отменен в части осуждения Филева по ст. 116, ч. 1, ст. 116, ч. 1, УК РФ.

В основу обвинения в причинении телесных повреждений потерпевшему Т. положено заключение эксперта от 14.11.2005, однако в протоколе судебного заседания отсутствуют сведения о том, что данное заключение судом исследовалось.

Суд признал Ф. виновным в нанесении побоев К., в то время как в описательной части приговора установил, что Ф. нанес К. не менее 1 удара кулаком по лицу.

Действия по причинению телесных повреждений Т. и К. взаимосвязаны.

Из протокола исключена также ссылка на протокол проверки показаний Ф. на месте происшествия от 14.10.2005, т.к. в протоколе судебного заседания отсутствуют сведения о том, что данный протокол также исследовался в судебном заседании.

Отмена приговоров с прекращением дел производством

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2006 “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами“ результаты оперативно-розыскных мероприятий могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями Закона “Об оперативно-розыскной деятельности“ и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений.

По приговору Юрьянского районного суда от 31.05.2006 С. осужден по ст. 228-1, ч. 2, п. “а“, УК РФ и за три преступления, предусмотренные ст. 228-1, ч. 1, УК РФ, с применением ч. ч. 3, 5 ст. 69 УК РФ к 5 годам 7 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, Г. - по ст. 228-1, ч. 2, п. “а“, УК РФ с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ к 5 годам 1 месяцу лишения свободы за незаконный сбыт наркотического средства - маковой соломки.

Как следует из материалов уголовного дела, С. и Г. привлечены к уголовной ответственности в результате оперативно-розыскных мероприятий, проведенных Управлением ФСКН России по Кировской области, от сотрудника которого исходила инициатива продажи растений мака, растущих возле дома Г. Об этом последовательно показывал Г. и его мать-свидетель Г.

Предложением о закупке растений заинтересовались Г. и С., согласившись продать мак, который обещали подготовить позднее. Договорились встретиться после двадцатых чисел августа 2005 года. Об этом указано в акте проведения оперативно-розыскных мероприятий “Проверочная закупка“ от 28.08.2005, который был исследован в суде и отражен в приговоре.

26.08.2005 сотрудник Управления приехал в Гирсово и приобрел за 200 рублей у С. мешок с растениями мака, при этом интересовался его стоимостью, спрашивал, когда приехать за следующей партией, сказал, что приедет после 4 часов. Об этом свидетельствует фонограмма записи разговора Г. и С., исследованная в ходе судебного следствия, признанная доказательством по делу.

Аналогичным способом им были куплены растения мака 16.08.2005, 30.08.2005. При этом сотрудник говорил осужденным, что с ним по телефону связываться не надо, он сам приедет, что они должны набрать мака побольше и лучше, если это будут головки, предлагал свою стоимость за них, назначал встречу, спрашивал о возможности приобретения медицинских препаратов в виде теофедрина и солутана.

16.09.2005 С. продал за 200 рублей головки мака, помещенные в трехлитровую банку, вес которых составил 248,8 грамма в невысушенном виде.

В ходе предварительного и судебного следствия не было установлено, что до проведения оперативно-розыскных мероприятий С. и Г. имели умысел на сбыт наркотических средств - маковой соломки. Объективных данных, указывающих на то, что они ранее занимались сбытом наркотических средств - маковой соломы, в материалах дела не имеется. Утверждения допрошенных в суде сотрудников Управления ФСКН России по Кировской области о том, что у них имелась информация о сбыте наркотических средств Г. и С., ничем не подтверждены, поэтому не могут быть приняты во внимание.

Из материалов дела следует, что умысел на сбыт наркотических средств у Г. и С., которые не работали и нуждались в денежных средствах, возник под влиянием сотрудника МФО УФСКН, который с 11.08 по 16.09.2005 побуждал их на сбор и продажу ему растений мака. После каждой встречи с осужденными, а иногда по телефону напоминал им об этом, стимулировал их противоправную деятельность увеличением стоимости маковой соломы.

У судебной коллегии не было оснований полагать, что инкриминируемые Г. и С. деяния могли быть совершены без вмешательства сотрудника УФСКН, т.е. есть основания полагать, что противоправные действия их были спровоцированы. Положенные в основу приговора результаты оперативно-розыскных мероприятий, проведенных УФСКН России по Кировской области, являются незаконными.

Доказательства, полученные в результате подстрекательства и провокации, не могут быть признаны достоверными и в соответствии с позицией Европейского Суда по правам человека их нельзя оправдать интересами общества.

Других доказательств, подтверждающих вину осужденных, не имеется.

Приговор отменен, производство по делу прекращено за отсутствием в действиях С. и Г. состава преступления.

Особый порядок судебного разбирательства

Судебное заседание в особом порядке должно проводиться с соблюдением требований соответствующих статей глав 35, 36, 38, 39 и 40 УПК РФ.

Статья 316, ч. 2, предусматривает проведение судебного заседания с обязательным участием подсудимого и его защитника.

По приговору Верхнекамского районного суда от 08.08.2006 Р. осужден по ст. 158, ч. 2, п. “в“, УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговор постановлен в отсутствие подсудимого по его заявлению.

При рассмотрении дела судом нарушены требования постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 N 1 “О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ“, которым предусмотрено, что в подготовительной части судебного заседания должно быть обеспечено участие, наряду с подсудимым и его защитником, государственного и частного обвинителя. Суду надлежит выяснить у подсудимого, понятно ли ему обвинение, полностью ли он согласен с обвинением и гражданским иском, если таковой заявлен, а также поддерживает ли он свое ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, заявлено ли это ходатайство добровольно и после консультации с защитником осознает ли он последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

Тем не менее, судебное заседание с постановлением приговора в особом порядке принятия судебного решения проведено без участия осужденного. Указанные требования суд не выполнил, что повлекло нарушение гарантированных УПК РФ прав подсудимого, повлекло несоблюдение процедуры судопроизводства, повлияло на постановление законного и справедливого приговора. Суд не вправе отказать сторонам в возможности участвовать в прениях, а подсудимому в последнем слове.

Апелляционный порядок рассмотрения уголовных дел

Приговором Октябрьского районного суда от 20.06.2006 изменен приговор мирового судьи судебного участка от 16.05.2006, исключено из мотивировочной части указание о наличии отягчающего обстоятельства - рецидива и П. осужден по ст. 159, ч. 1, УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы, с применением ст. 69, ч. 5, УК РФ - к 3 годам 9 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Как видно из апелляционной жалобы и протокола судебного заседания апелляционного суда, П. заявлял, что цели хищения сотового телефона не имел, пытался найти потерпевшую для возвращения телефона, обращался для этого к вахтерам общежития, в котором она проживала, ходатайствовал о вызове их в судебное заседание. Несмотря на это, суд не принял мер к вызову свидетелей: вахтеров общежития и знакомого П. - Д., на которого он также ссылался, давая показания. Более того, суд, отказывая в удовлетворении ходатайства П., в обоснование указал, что нет данных о вахтерах и нет адреса Д.

Поскольку апелляционным судом не проверены и не опровергнуты все доводы в защиту подсудимого и не устранены все сомнения в его невиновности, суд кассационной инстанции не мог признать апелляционный приговор соответствующим фактическим обстоятельствам дела, поэтому приговор отменен с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

Приговором Подосиновского районного суда от 21.09.2006 отменен приговор мирового судьи судебного участка от 07.06.2006 в отношении К., которым она оправдана за отсутствием в ее действиях состава преступления, и К. осуждена по ст. 116, ч. 1, УК РФ к штрафу в размере 5000 рублей.

В нарушение требований ст. 304, п. 4, УПК РФ, предписывающей во вводной части приговора, помимо иных сведений о личности подсудимого, имеющих значение для уголовного дела, указывать фамилию, имя и отчество подсудимого, дату и место его рож“ения, место жительства, место работы, род занятий, образование, семейное положение, суд апелляционной инстанции не указал такие сведения о личности К., что свидетельствует о неустановлении судом личности подсудимой.

Приговоры отменяются и из-за обычной невнимательности лиц, их составляющих.

По приговору Яранского районного суда от 15.08.2006 Т., как указано в резолютивной части приговора, осуждена по ст. 158, ч. 3, УК РФ к одному шести месяцам лишения свободы, т.е. фактически наказание ей не назначено.

В нарушение п. 1 ст. 307 УПК РФ при описании преступного действия Слободской районный суд не указал в приговоре от 24.07.2006 время совершения Ш. мошеннических действий, которые, как установлено, были совершены 24.12.2005 в отношении ЗАО “Б.“ на сумму 11891 рубль.

Изменение приговоров

Одной из причин изменения приговоров является неправильная квалификация действий осужденных.

По приговору Слободского районного суда от 29.03.2006 Т. осужден за 4 преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 286 УК РФ, к штрафу в размере 10000 рублей.

Квалифицируя действия Т. по четырем преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 286 УК РФ, суд не учел положения ст. ст. 9, 10 УК РФ, согласно которым преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Уголовный закон, устраняющий преступность деяния или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.

Из материалов дела следует, что все преступления, за которые Т. осужден по приговору, были совершены им в период с 2000 года по 2002 год, т.е. до внесения изменений в УК РФ от 08.12.2003, согласно которым ст. 16 УК РФ, предусматривающая понятие неоднократности преступлений, утратила силу. Поэтому суд был не вправе раздельно квалифицировать действия Т. и назначать ему наказание по каждому эпизоду превышения служебных полномочий, т.к. это не улучшает его положение.

Поскольку все действия Т. подпадают под одну часть одной статьи УК РФ, то его действия по всем эпизодам превышения служебных полномочий судом кассационной инстанции квалифицированы по единой ч. 1 ст. 286 УК РФ.

По приговору Октябрьского районного суда от 07.08.2006 С. осужден по ст. 161, ч. 1, УК РФ за то, что 11.05.2006 в период с 00 часов до 2 часов совершил хищение чужого имущества из квартиры дома в г. Кирове.

Из материалов дела и приговора суда следует, что умысел С. был направлен на тайное похищение имущества, и хищение он совершил действительно тайно. С места преступления скрылся, когда его присутствие в квартире стало явным для потерпевшей Л. и свидетеля К., проснувшихся в тот момент, когда С. находился в квартире. Потерпевшие обнаружили кражу только после его ухода, а в момент присутствия его в квартире это было лишь их догадкой.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что действия С., направленные на тайное хищение имущества, стали очевидными для окружающих и их необходимо квалифицировать по ст. 161, ч. 1, УК РФ, является ошибочным.

Приговор изменен, действия С. переквалифицированы на ст. 158, ч. 1, УК РФ, наказание снижено.

Нередко судом кассационной инстанции исключаются квалифицирующие признаки.

В силу требований ст. 35, ч. 2, УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

По приговору Лузского районного суда от 13.09.2006 Ж. и Ч. осуждены по ст. 158, ч. 2, п. п. “а“, “б“, УК РФ к 2 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 2 года каждый.

Согласно описательно-мотивировочной части приговора Ч. решил один совершить кражу из гаража потерпевшего, для чего взломал монтажкой запорное устройство на боковых дверях, проник вовнутрь помещения, где обнаружил и похитил имущество потерпевшего. Подошедший в это время к гаражу Ж. помог ему перенести краденое, после чего они скрылись с места преступления.

Изложенные в приговоре обстоятельства совершения кражи Ч. и Ж. свидетельствуют о том, что никакого предварительного сговора на совершение кражи чужого имущества из гаража потерпевшего до начала выполнения объективной стороны преступления Ч. между осужденными не было, а потому квалификация их действий по данному квалифицирующему признаку является ошибочной. Нет в описательно-мотивировочной части приговора и данных о том, что Ж. проникал в гараж потерпевшего, что также указывает на необоснованность квалификации действий по квалифицирующему признаку - незаконное проникновение в помещение.

При таких обстоятельствах содеянное Ж. переквалифицировано на ч. 1 ст. 158 УК РФ, а из объема обвинения Ч. исключен п. “а“ ч. 2 ст. 158 УК РФ.

По приговору Оричевского районного суда от 03.11.2006 З. осужден по ст. 158, ч. 2, п. п. “а“, “б“, УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Из материалов уголовного дела следует, что кража электрогенератора совершена им совместно с Ч., осужденным этим же приговором, из помещения теплой стоянки на территории ПСПК “И.“, где З. работал сторожем, т.е. по роду своей работы имел туда свободный доступ, поэтому в его действиях отсутствует признак незаконности проникновения в хранилище и данный признак исключен из его обвинения.

Судебная коллегия смягчала осужденным наказание, исходя из принципа справедливости наказания, предусмотренного ст. 297 УПК РФ, имея в виду, что у суда имелись все основания для назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление.

По приговору Унинского районного суда от 27.06.2006 Н. осуждена за два преступления, предусмотренные ст. 158, ч. 3, УК РФ, с учетом требований ст. 88, ч. 6.1, УК РФ к 1 году лишения свободы за каждое, по ст. 158, ч. 2, п. п. “в“, “г“, УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ст. 69, ч. 3, УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно ей определено к отбытию 1 год 4 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Согласно приговору Н. осуждена по эпизоду хищения 5 килограммов рожков на сумму 75 рублей, а также по эпизоду хищения футболки стоимостью 150 рублей к 1 году лишения свободы за каждое деяние.

Исходя из объема и значимости похищенного имущества и возвращения его потерпевшим спустя незначительный промежуток времени по первому их требованию назначенное Н. по данным эпизодам преступлений наказание является явно несправедливым, не соответствующим тяжести преступлений.

Совокупность смягчающих обстоятельств, которые подробно и правильно указаны в приговоре, в частности полное признание вины, раскаяние в содеянном, возмещение причиненного ущерба, явка с повинной, а также несовершеннолетний возраст в момент совершения преступных деяний, значительно уменьшают степень общественной опасности содеянного осужденной, а потому у суда имелись все основания для применения требований ст. 64 УК РФ при назначении ей наказания по указанным эпизодам совершения преступлений.

С учетом обстоятельств совершения кражи денег у потерпевшего Д., возвращения большей части из них, умственного развития Н. судебная коллегия нашла явно несправедливым и не соответствующим личности осужденной назначенное наказание ей и по этому эпизоду преступления.

Согласно ст. 61, ч. 1, п. “и“, УК РФ явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления и розыску имущества признаются обстоятельством, смягчающим наказание.

По приговору Слободского районного суда от 16.08.2006 А. осужден по ст. 158, ч. 1, ст. 161, ч. 2, п. п. “а“, “г“, УК РФ за кражу 07.04.2006 около 21 часа в комнате в г. Слободском из куртки Д. денег в сумме 2000 рублей и грабеж 19.05.2006 около 20 часов у дома в с. Карино по предварительному сговору группой лиц с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, похитив у Б. имущество на общую сумму 2270 рублей.

В тексте описательно-мотивировочной части приговора суд указал, что А. признал себя виновным в краже у Д. в явке с повинной. Вместе с тем при назначении наказания в качестве смягчающих наказание обстоятельств учел наличие у него психического расстройства и полное признание вины по краже у Д., не признав в качестве смягчающего наказание обстоятельства его явку с повинной.

По приговору Октябрьского районного суда от 26.06.2006 Т. осужден по ст. 158, ч. 3, УК РФ за кражу имущества Д. на сумму 1160 рублей по предварительному сговору группой лиц с незаконным проникновением в жилище потерпевшего.

При назначении Т. наказания суд учел полное признание им своей вины, раскаяние в содеянном, однако не учел, что он активно способствовал раскрытию преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления. В период предварительного расследования дела на месте совершения кражи Т. подробно пояснял об обстоятельствах хищения совместно с Ч. имущества из комнаты потерпевшего, выдав при этом похищенное.

Ошибки допускались при рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних.

Согласно положениям ч. 6 ст. 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести впервые.

По приговору Вятскополянского районного суда от 02.08.2006 Р. осужден по ч. 2 ст. 158, п. п. “а“, “б“, УК РФ к 2 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год.

Как следует из материалов дела, Р. ранее не судим, признан виновным в совершении умышленного преступления средней тяжести, совершенного впервые в возрасте 15 лет. Однако за данное преступление судом ему назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы.

Приговор изменен, наказание назначено в виде исправительных работ сроком на 1 год с удержанием 10% заработка в доход государства, с применением ст. 73 УК РФ - условно с испытательным сроком 1 год.

По приговору Унинского районного суда от 25.09.2006 Р. и К. осуждены по п. “а“ ч. 2 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ - условно с испытательным сроком 1 год каждый.

Суд, указав в приговоре, что считает необходимым назначить несовершеннолетним Р. и К. наказание в виде лишения свободы в пределах санкции ч. 2 ст. 161 УК РФ, но с учетом положений ч. 6.1 ст. 88 УК РФ, в минимальном размере, в то же время назначил каждому наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы.

С учетом того, что низший предел санкции ч. 2 ст. 161 УК РФ составляет 2 года лишения свободы, который сокращается наполовину в соответствии с ч. 6.1 ст. 88 УК РФ, наказание осужденным должно было быть назначено 1 год лишения свободы, поэтому назначенное обоим наказание снижено до этого предела.

Имели место ошибки, связанные с рецидивом преступлений.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 68 УК РФ при любом виде рецидива, если судом будут установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее 1/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции статьи Особенной части настоящего Кодекса.

По приговору Санчурского районного суда от 23.06.2006 Б. осужден по ст. 162, ч. 3, УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ст. 158, ч. 1, УК РФ - к 1 году 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 69, ч. 3, ст. 70 УК РФ окончательно определено к отбытию 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Наказание по ст. 158, ч. 1, УК РФ назначено судом в нарушение принятого решения, поскольку в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 68 УК РФ не могло превышать 8 месяцев лишения свободы.

Статья 9 УК РФ предусматривает, что преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения преступления.

По приговору Вятскополянского районного суда от 22.08.2006 С. осужден за совершение 22 преступлений, предусмотренных ст. 286, ч. 1, УК РФ, и за каждое преступление назначено наказание в виде штрафа в размере 20000 рублей. На основании ст. 69, ч. 2, УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде штрафа в размере 30000 рублей.

Квалифицируя действия С. по ст. 286, ч. 1, УК РФ отдельно по каждому эпизоду превышения должностных полномочий в отношении потерпевших П., О., Е., М. и назначая самостоятельно наказание, суд не учел, что в данном случае преступные действия С. были совершены в июле 2002 года и в апреле 2003 года, т.е. до введения в действие Закона РФ от 08.12.2003. В соответствии с положениями ранее действовавшего уголовного закона тождественные преступные эпизоды подлежали единой квалификации с назначением по ней единого наказания.

Квалификация действий С. по правилам ст. 17 УК РФ в редакции ФЗ РФ от 08.12.2003, ухудшает положение осужденного, что противоречит требованиям ст. 10 УК РФ.

Кроме того, назначив наказание раздельно по каждому эпизоду, совершенному до 08.12.2003, суд создал совокупность преступлений, ухудшив положение осужденного.

Немало ошибок допускается при назначении наказания, особенно при особом порядке судебного разбирательства.

По приговору Уржумского районного суда от 14.06.2006 Н., Г., С., А. осуждены каждый по ст. 30, ч. 3, ст. 158, ч. 2, п. п. “а“, “б“, УК РФ, Н. - к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, остальные - к 2 годам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

Дело рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: срок и размеры наказания за покушение на преступление предусмотрены частью 3 статьи 66 УК РФ, а не частью 3 статьи 55 УК РФ.

В соответствии с требованиями ст. 55, ч. 3, УК РФ срок и размер наказания за покушение на преступление не может превышать 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания.

Исходя из требований указанного закона максимальное наказание, которое могло быть назначено осужденным за совершение данного преступления, не могло превышать 3 лет 9 месяцев лишения свободы (3/4 от 5 лет).

В силу требований ст. 316, ч. 7, УПК РФ при постановлении обвинительного приговора без проведения судебного разбирательства назначение осужденным наказания не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания.

С учетом требований указанной нормы уголовно-процессуального закона максимальный размер назначенного осужденным наказания не может превышать 2 лет 6 месяцев лишения свободы (2/3 от 3 лет 9 месяцев).

В соответствии со ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. п. “и“, “к“ ч. 1 ст. 61 УК РФ, и при отсутствии отягчающих обстоятельств срок и размер наказания не может превышать 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого наказания.

Согласно приговору при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание осужденных, наряду с другими обстоятельствами, смягчающими их наказание, таким обстоятельством признано их активное способствование органам предварительного расследования.

При наличии таких данных, исходя из требований ст. 62 УК РФ, срок и размер назначенного осужденным наказания не может превышать 1 года 10 месяцев лишения свободы (3/4 от 2 лет 6 месяцев).

С учетом изложенного судебная коллегия приговор изменила, снизив наказание Н. и Г. до 1 года 9 месяцев лишения свободы, С. и А. - до 1 года 8 месяцев лишения свободы.

По приговору Орловского районного суда от 14.11.2006 К. осужден, в том числе по ст. 116, ч. 1, УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка, с применением ст. 69, ч. 3, ст. 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В нарушение требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ суд назначил наказание по данной статье более строгое, чем 2/3 максимального размера, которое с учетом указанных требований не могло превышать 4-х месяцев исправительных работ.

По приговору Зуевского районного суда от 07.06.2006 Л. осужден по ст. 109, ч. 1, УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы. На основании ст. 74, ч. 4, УК РФ условное осуждение по приговору от 30.08.2005 отменено, и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к наказанию, назначенному по настоящему приговору, не отбытого по приговору от 30.08.2005 окончательно определено к отбытию 1 год 7 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Дело рассмотрено в особом порядке, поэтому, исходя из требований ст. 316, ч. 7, УПК РФ, максимальный размер назначенного Л. наказания не может превышать 1 года 4 месяцев лишения свободы, а при наличии смягчающих обстоятельств, а таковыми суд признал нахождение на его иждивении малолетних детей и его явку с повинной, и при отсутствии отягчающих назначенное ему наказание не могло превышать 3/4 от 1 года 4 месяцев, т.е. 1 года лишения свободы.

Кроме того, как видно из материалов дела, Л. ранее лишение свободы не отбывал, был осужден за совершение преступления небольшой тяжести, а настоящим приговором осужден за совершение неосторожного преступления, поэтому в соответствии с требованиями ст. 58, ч. 1, п. “а“, УК РФ местом отбывания ему наказания должна была быть определена колония-поселение. Назначая Л. вид исправительного учреждения - колония общего режима, суд в нарушение требований данной статьи не мотивировал в приговоре основания принятого решения.

По приговору Фаленского районного суда от 14.09.2006 Ш. осужден по ст. 161, ч. 1, УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Мотивируя назначение наказания, суд указал, что при наличии у Ш. отягчающего обстоятельства в виде рецидива преступлений, учитывая совокупность смягчающих наказание обстоятельств: чистосердечное признание вины, раскаяние в содеянном, небольшой размер похищенного, добровольное возмещение причиненного ущерба путем возврата похищенного, - в соответствии с ч. 3 ст. 68 УК РФ назначает наказание без учета требований ч. 1 ст. 68 УК РФ, т.е. менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Санкция ч. 1 ст. 161 УК РФ предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 4 лет.

Поскольку уголовное дело было рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения, в соответствии с требованиями ч. 7 ст. 316 УПК РФ, максимальный срок наказания, который мог быть определен Ш., не мог превышать две трети от 4 лет, т.е. 2 лет 8 месяцев лишения свободы.

При этом с учетом выводов суда о неприменении к виновному правил рецидива преступлений, назначении наказания менее одной третьей части максимального срока наказания наказание Ш. не могло превышать 10 месяцев лишения свободы, суд же назначил 1 год лишения свободы.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 68 УК РФ при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи.

По приговору Омутнинского районного суда от 16.08.2006 Б. осужден по п. “а“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Указав в приговоре об учете положений ч. 3 ст. 68 УК РФ, суд назначил Б. наказание в виде 1 года 4 месяцев лишения свободы, т.е. более одной трети максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное им преступление, чем нарушил требования Общей части УК РФ.

По приговору Фаленского районного суда от 20.06.2006 С. осужден по ст. 158, ч. 2, п. “г“, УК РФ к 1 году 5 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Мотивируя назначение наказания, суд указал, что назначает С. наказание менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного п. “г“ ч. 2 ст. 158 УК РФ, но в пределах санкции данной статьи.

Санкция ч. 2 ст. 158 УК РФ предусматривает максимальный срок наказания в виде лишения свободы на срок до 5 лет.

Поскольку дело было рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения, то в соответствии с требованиями ст. 316, ч. 7, УПК РФ максимальный срок наказания, который мог быть определен С., не мог превышать две трети от 5 лет, т.е. 3 лет 4 месяцев.

При этом с учетом выводов суда о неприменении к виновному правил рецидива, назначении наказания менее одной трети максимального срока наказания наказание С. не могло превышать 1 года 1 месяца лишения свободы. Суд же определил ему к отбытию 1 год 5 месяцев.

Имеют место случаи неправильного назначения вида режима исправительных учреждений.

По приговору Уржумского районного суда от 19.07.2006 В. осужден по ст. 30, ч. 3, ст. 158, ч. 2, п. “а“, УК РФ с применением ст. ст. 79, 74, ч. 5, УК РФ к 2 годам 7 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

При назначении для отбытия наказания вида исправительного учреждения суд неправильно применил уголовный закон, назначив в соответствии со ст. 58, ч. 1, п. “а“, УК РФ колонию-поселение. Суд не учел, что ранее приговором от 29.03.2005 В. был осужден за тяжкое преступление, а поэтому вид исправительного учреждения для отбывания назначенного ему на основании ст. 70 УК РФ окончательного наказания должен быть определен судом в соответствии со ст. 58, ч. 1, п. “б“, УК РФ, т.е. исправительная колония общего режима.

Допускается невнимательность и небрежность при составлении приговоров.

По приговору Вятскополянского районного суда от 18.08.2006 У. в резолютивной части приговора был признан виновным, в том числе по п. “б“ ч. 2 ст. 158 и по ст. 30, ч. 3, ст. 158, ч. 2, п. “б“, УК РФ, а при назначении наказания ошибочно сделаны ссылки на п. “в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Унинский районный суд в резолютивной части приговора от 24.07.2006 в отношении К. при назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ указал о частичном присоединении неотбытого наказания по приговору суда от 18.08.1996, в то время как следовало указать о присоединении неотбытого наказания по приговору от 23.08.1996.

Аналогичную ошибку допустил 19.07.2006 по делу В. Уржумский районный суд, указав о присоединении в соответствии со ст. 70 УК РФ наказания по приговору от 29.03.2006 вместо 29.03.2005.

Судебная коллегия

по уголовным делам

Кировского областного суда