Законы и постановления РФ

Определение Нижегородского областного суда от 19.05.2009 по делу N 33-3654 В удовлетворении требования о признании недействительным договора уступки права требования, согласно которому заемщик передал в залог банку право требования результатов производственных инвестиций по договору инвестирования строительства жилого дома, отказано правомерно, так как согласно ст. 353 ГК РФ в случае перехода права собственности на заложенное имущество от залогодателя к другому лицу в результате отчуждения этого имущества право залога сохраняет силу.

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 мая 2009 г. N 33-3654

Судья - Баженова Т.П.

19 мая 2009 г. судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе: председательствующего Серова В.А.

и судей: Крайневой Н.А., Курепчиковой О.С.

заслушала в открытом судебном заседании по докладу: Серова В.А.

дело по жалобе Ч.

с участием К.О.М., Б., В.

на решение Нижегородского районного суда от 12 февраля 2009 года

по иску ЗАО “ВОК Банк“ к П., Ч. о признании недействительным договора уступки права требования от 20 сентября 2007 года

установила:

Ч. 13.06.2006 года с ЗАО “Нижегородский домостроительный комбинат“ (ЗАО “НДК“) заключен договор инвестирования строительства жилого дома N <...>, согласно которому Ч. обязалась финансировать строительство жилого дома
N <...> (по генплану) III очереди строительства в III группе ЭЖК жилого района “Мещерское озеро“ по <...> в Канавинском районе (адрес строительный) в сумме и сроках определенных договором, и застройщик ЗАО “НДК“ обязался построить жилой дом и передать Ч. после ввода в эксплуатацию однокомнатную кв. <...> на 2-м этаже указанного дома общей площадью 58,17 кв. м, в т.ч. жилой - 19,16 кв. м.

Согласно указанному договору инвестирования, стороны определили цену договора 977 256 руб. (260.000 руб. Ч. обязалась внести в кассу застройщика в момент подписания договора), 717 256 руб. Ч. обязалась внести в кассу застройщика до 05.10.2006 года.

14.11.2006 года Ч. и ЗАО “ВОК Банк“ заключили кредитный договор N <...> в соответствии с п. 11 которого банк предоставил Ч. кредит в размере 617256 руб. на срок до 13.11.2016 года включительно для внесения инвестиционных взносов в строительство жилого помещения по указанному адресу.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: вместо “...по расторжению заемщика...“ имеется в виду “...по распоряжению заемщика...“.

Сумма кредита перечислена банком по расторжению заемщика на расчетный счет ЗАО “НДК“.

В качестве обеспечения исполнения обязательства по данному кредитному договору между банком и Ч. заключен договор о залоге прав требования N <...> от 14.11.2006 года, согласно которому заемщик Ч. передала в залог банку право требования на результаты
производственных инвестиций по договору инвестирования строительства дома N <...> от 13.06.2006 года, а именно право требования передачи в собственность указанной однокомнатной квартиры.

20.09.2007 года между Ч. и П. заключен договор уступки права требования строящегося объекта кв. <...> г. Н.Новгорода.

Истец ЗАО “ВОК Банк“ полагает, что данными действиями Ч. нарушила п. 2.2.1. договора залога, которым предусмотрена обязанность Ч. не совершать уступки заложенного права без согласия банка; действия Ч. и П. противоречат положениям ч. 2 ст. 346 ГК РФ.

Банк считает сделку Ч. и П. от 20.09.2007 года ничтожной.

Кроме того, эту сделку истец считает ничтожной и потому, что Ч. заключив 13.06.2006 года с ЗАО “НДК“ договор долевого участия в строительстве спорной квартиры, в тот же день заключила с ЗАО “НДК“ соглашение об его новации, по сути заключив договор инвестирования строительства данной квартиры.

Переуступку права требования спорной квартиры П. Ч. осуществила по договору долевого участия в строительстве, которого на момент заключения договора уступки прав требования уже не существовало.

Банк считает, что после заключения договора инвестирования Ч. могла переуступить принадлежащее ей право только в соответствии с договором инвестирования и именно на основе этого договора она переуступила свое право требования ЗАО “ВОК Банк“.

На основании изложенного истец просил обязать Ч. и П. возвратить друг другу все полученное по сделке от 20.09.2007
года.

Ответчик Ч. в судебное заседание не явилась; представитель Ч., К.О.М., признала исковые требования ЗАО “ВОК Банк“, однако суд признание иска не принял.

К.О.М. пояснила, что новацию договора долевого участия произвели, т.к. произошла ошибка в наименовании договора; как таковой уступки права требования Ч. П. не осуществляла, намерений передать ему квартиру не имела, она взяла в долг у П. определенную сумму и в счет обеспечения договора займа заключила договор уступки права требования.

Она готова возвратить П. долг, однако он его не принимает, требует квартиру. Факт нарушения Ч. п. 2.2.1 договора залога от 14.11.2006 года представитель Ч. признала.

Ч. и ранее заключала с П. такового рода договоры, однако долг возвратила и подлинные договоры ею и П. уничтожили.

Ответчик П. в судебное заседание не явился, его представители Е. и Б. иск банка не признали; обратились со встречными требованиями и уточнив их, просили признать договор залога ничтожным, а также признать ничтожным и кредитный договор от 14.11.2006 года, однако данные требования суд выделил в отдельное производство, а производство по делу приостановил, т.к. в Канавинском районном суде имеется спор между Ч. и П. о праве собственности на кв. <...> г. Н.Новгорода.

П. не признает требование банка, считает, что на момент заключения договора залога между Ч. и ЗАО “ВОК Банк“ Ч. не имела
прав на данную квартиру, т.к. данное право требования она еще в 2006 году переуступила это право ему, П., а 20.09.2007 года лишь подтверждая тот факт, заключив еще один договор уступки права требования П.

Представитель ЗАО “НДК“ в судебное заседание не явился, дело рассмотрено в его отсутствие.

Решением от 12.02.2009 года суд в удовлетворении иска ЗАО “ВОК Банк“ отказал.

В кассационной жалобе Ч. просит отменить решение суда, а дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав, что суд не принял во внимание, что оспариваемая ЗАО “ВОК Банк“ сделка ничтожна в силу ст. 168; ч. 1 ст. 382, 407 и 414 ГК РФ, не применил норму ст. 174 ГК РФ.

Фактически договор уступки прав требования от 20.09.2007 года ничтожен вследствие заключения и исполнения Ч. и ЗАО “НДК“ соглашения о новации договора долевого участия в строительстве в договор инвестирования; суд нарушил требования ч. 4 ст. 67 ГПК РФ, что также привело к вынесению неправильного решения.

Суд при принятии решения не разрешил по существу требования ЗАО “ВОК Банк“ о признании недействительным, признании ничтожным договора уступки права требования (по указанным ЗАО “ВОК Банк“ основаниям), заключенного между ответчиком 20.09.2007 года.

Кроме того, в решении суда допущены описки в Ф.И.О. П., необоснованно не принято признание представителем Ч. иска ЗАО “ВОК Банк“,
необоснованно принял встречные исковые требования П.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав объяснения К.О.М., Б., В., судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Суд первой инстанции проверил все обстоятельства дела, доводы сторон, исследовал все представленные доказательства, дал им оценку по правилам гл. 6 ГПК РФ, сделал надлежащие выводы и постановил законное и обоснованное решение.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе Ч., не могут служить основанием к отмене решения суда.

Согласно ст. 346 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором и не вытекает из существа залога, залогодатель вправе отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя (ч. 2).

Согласно ст. 351 ГК РФ залогодержатель вправе истребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства, а если его требование не будет удовлетворено, обратить взыскание на предмет залога в случаях, в т.ч. нарушения залогодержателем правил о распоряжении заложенным имуществом (п. 2 ст. 346 ГК РФ).

Согласно ст. 353 ГК РФ в случае перехода права собственности на заложенное имущество либо права хозяйственного ведения или права оперативного управления им от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества (за исключением случаев реализации этого имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя в порядке, установленном законом)
либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу.

Правопреемник залогодателя становится на место залогодателя и несет все обязанности залогодателя, если соглашением с залогодержателем не установлено иное.

С учетом изложенного суд обоснованно пришел к выводу, что такого последствия нарушения договора залога, как признание недействительным или ничтожным договора распоряжения заложенным имуществом закон не содержит.

Поскольку договор уступки права требования от 20.09.2007 года является оспоримой сделкой, а ЗАО “ВОК Банк“ не является стороной в данной сделке, следовательно, не вправе ее оспорить.

ЗАО “ВОК Банк“ данное решение суда не оспаривает.

Довод жалобы о ничтожности сделки в ходе судебного разбирательства обсуждался, однако обоснованно отклонен. В данном конкретном случае условия договора инвестирования по своему содержанию соответствуют условиям договора долевого участия в строительстве объекта недвижимости, поскольку и в том, и в другом случае гражданин предоставляет определенную сумму денежных средств на строительство конкретной квартиры, которая по завершении строительства и приемки дома в эксплуатацию передается лицу в собственность.

Процессуальных нарушений, влекущих отмену решения суда из материалов дела не усматривается спор разрешен судом в пределах заявленных истцом требований.

Судом обсуждался вопрос о признании Ч. иска (при этом второй ответчик П. иск не признал) и обоснованно отклонен (л.д. 185 - оборот).

Встречное исковое заявление П. отвечает требованиям ст. 137, 138 ГПК РФ, поэтому суд обоснованно принял его к
производству, однако впоследствии определением от 12.02.2009 года выделил его в отдельное производство (л.д. 192).

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Нижегородского районного суда г. Н.Новгорода от 12 февраля 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу Ч. - без удовлетворения.

Председательствующий

СЕРОВ В.А.

Судьи

КРАЙНЕВА Н.А.

КУРЕПЧИКОВА О.С.