Законы и постановления РФ

Постановление президиума Нижегородского областного суда от 26.01.2006 <Действия осужденного переквалифицированы с разбоя на грабеж, т.к. виновный насильственных действий по отношению к потерпевшей не совершал>

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Президиум

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 января 2006 года

(извлечение)

Президиум в составе председателя Каневского Б.С., членов президиума Серова В.А., Попова В.Ф., Рыжкова В.А., Сухарева И.М., Щербаковой А.А. рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Н.С.П. о пересмотре приговора Борского городского суда Нижегородской области от 4 апреля 2003 г. и определения судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 22 июля 2003 г.

Приговором Борского городского суда Нижегородской области от 4 апреля 2003 г. Н.С.П., <...>, ранее не судимый, осужден по п. “а“, “в“ ч. 2 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого
режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 22 июля 2003 г. приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Нижегородского областного суда от 27 апреля 2004 г. в удовлетворении надзорной жалобы осужденного отказано.

В надзорной жалобе осужденный просит пересмотреть судебные решения. Заявитель считает, что ни в ходе предварительного, ни в ходе судебного следствия не установлено обстоятельств, свидетельствующих о совершении им действия разбоя, в том числе по предварительному сговору лиц, с проникновением в жилище. Просит квалифицировать действия по ст. 330 УК РФ как самоуправство.

Надзорное производство возбуждено судьей Верховного Суда Российской Федерации Хинкиным В.С. по основаниям, изложенным в постановлении.

Заслушав доклад судьи Ярцева Р.В., мнение прокурора Санинского Р.А., президиум

установил:

постановленным приговором Н.С.П. признан виновным в разбое, т.е. нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасным для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Приговором суда установлено, что 1 декабря 2002 г. около 18 часов Н.С.П., вступив в предварительный преступный сговор с не установленным следствием лицом на хищение чужого имущества, проникли через дверь, открытую им проживающей в квартире потерпевшей М.С.С. Н.С.П. сначала провел М.С.С. в кухню, затем в комнату; а в это время не установленное следствием лицо наносило в прихожей удары руками и ногами находившемуся в квартире К.А.Н.
Впоследствии не установленное следствием лицо втолкнуло К.А.Н. в комнату, где находились М.С.С. и Н.С.П., и стало наносить удары руками и ногами по лицу и телу М.С.С. В это время Н.С.П. похитил у потерпевшей телевизор “Голдстар“ стоимостью 6000 руб. и вынес его из квартиры.

В ходе разбойного нападения М.С.С. были нанесены телесные повреждения, причинившие легкий вред здоровью по признаку его кратковременного расстройства, К.А.Н. - не причинившие вреда здоровью.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум приходит к выводу о том, что судебные решения подлежат изменению по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 379, ст. 380 УПК РФ.

Суд квалифицировал действия осужденного как нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Вместе с тем выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании.

В судебном заседании осужденный показал, что он знаком с Б., которая просила его помочь забрать вещи с квартиры М.С.С., у которой ранее проживала, что они и сделали 29 ноября 2002 г. Впоследствии Б. сказала, что части вещей не хватает, и просила его забрать их у М.С.С. Выполняя 1 декабря 2002 г. поручение Б., он по дороге в квартиру М.С.С. встретил малознакомого парня по имени М., с которым
и пришли в квартиру потерпевшей. М. с К.А.Н. остались в коридоре, а сам осужденный с М.С.С. прошли на кухню, где решали вопрос о возврате вещей - сотового телефона Б. Он не видел, бил ли М. К.А.Н. и М.С.С. Сам осужденный М.С.С. не ударял, угрозы не высказывал.

Потерпевшая М.С.С. подтвердила показания осужденного в части событий 29 ноября 2002 г. и пояснила, что 1 декабря 2002 г. при разговоре с Н.С.П. последний потребовал у нее возврата телефона или денег. Услышав в коридоре шум, увидела, как парень маленького роста бьет К.А.Н. руками и ногами. Она стала заступаться, тогда парень со всего размаху ударил ногой ей в лицо, отчего она упала, ударилась головой о спинку дивана. Н.С.П. стоял. Боясь, что еще ударят, сказала: “Ладно, ребята, забирайте что хотите, только меня не бейте“. На предложение парня забрать телевизор ответила согласием. После этого Н.С.П. и не установленное следствием лицо телевизор из квартиры вынесли. Она в это время вместе с К.А.Н. сидела на диване, парень не разрешал им вставать.

В обоснование своего вывода о квалификации деяний осужденного как разбоя суд указал следующее: “Случайно встретившись, Н.С.П. и не установленное следствием лицо обговорили, к кому и зачем идут. Действия их были совместными, согласованными; действия каждого не выходили за рамки умысла другого“.

Вместе
с тем в приговоре отсутствуют мотивы, по которым суд пришел к выводу о возникновении и развитии умысла соисполнителей на совершение разбойного нападения по предварительному сговору группой лиц.

Напротив, из исследованных материалов усматривается, что деяния осужденного свидетельствуют о совершении им грабежа, т.е. открытого хищения чужого имущества, совершенного группой лиц по предварительному сговору.

В судебном заседании установлено, что, придя в квартиру М.С.С., Н.С.П. первоначально предъявил ей требования о передаче конкретного имущества - телефона - или денег в счет возврата вещей Б. Потерпевшая сообщила осужденному об отсутствии у нее телефона Б. После насильственных действий не установленного следствием лица, о которых Н.С.П. с ним не договаривался, по предварительному согласию с этим лицом открыто похитил телевизор, принадлежащий потерпевшей.

Как следует из приговора, Н.С.П. никаких насильственных действий в отношении М.С.С. и К.А.Н. не совершал, однако согласился на предложение не установленного следствием лица забрать у потерпевшей телевизор и вынес его из квартиры, что свидетельствует о достижении договоренности между соисполнителями лишь на открытое хищение чужого имущества.

Сговор на открытое хищение чужого имущества возник у соисполнителей в момент нахождения в квартире М.С.С. после применения насилия к потерпевшей не установленным следствием лицом.

Применение насилия к потерпевшей не охватывалось умыслом Н.С.П., что указывает на совершение не установленным следствием лицом указанных действий при эксцессе исполнителя.

При таких обстоятельствах
действия Н.С.П. содержат признаки открытого хищения чужого имущества - грабежа.

Кроме того, при квалификации деяний осужденного судом не учтено, что квалифицирующий признак “с незаконным проникновением в жилище“ отсутствует в случаях, когда лицо оказалось в жилище, помещении или ином хранилище с согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений или знакомства.

Из показаний потерпевшей видно, что она сама впустила в квартиру осужденного и не установленное следствием лицо. Более того, осужденный показал, что пришел к М.С.С., чтобы забрать вещи своей знакомой Б., что делал и раньше. Потерпевшая была знакома с ним.

Указанные обстоятельства положены судом в основу приговора.

Таким образом, противоправное проникновение в жилище при открытом хищении чужого имущества в действиях осужденного отсутствует, квалификация его деяния по признаку “с незаконным проникновением в жилище“ является неправильной.

Вместе с тем доводы осужденного о квалификации его деяний по ст. 330 УК РФ как самоуправства необоснованны. Осужденный сознавал, что неправомерно завладевает имуществом, принадлежащим потерпевшей, на которое он не имел каких-либо прав.

В связи с изложенным президиум считает, что действия Н.С.П. следует правильно квалифицировать по п. “а“ ч. 2 ст. 161 УК РФ как грабеж, т.е. открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 406, 407 УПК РФ, президиум Нижегородского областного суда

постановил:

Приговор
Борского городского суда Нижегородской области от 4 апреля 2003 г. и определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 22 июля 2003 г. в отношении Н.С.П. изменить: переквалифицировать его действия на п. “а“ ч. 2 ст. 161 УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части судебные постановления оставить без изменения.

Председатель

Б.С.КАНЕВСКИЙ