Законы и постановления РФ

Решение Красноярского краевого суда от 07.09.2009 по делу N 3-101/2009 <Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующими отдельных положений Закона Красноярского края от 22.12.1998 N 5-230 “Об автомобильном и городском электрическом пассажирском транспорте в Красноярском крае“>

Определением Верховного суда РФ от 09.12.2009 N 53-Г09-27 данное решение оставлено без изменения.

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 7 сентября 2009 г. по делу N 3-101/2009

Красноярский краевой суд в составе:

Председательствующего Зинченко И.Н.,

при секретаре Ускове Д.А.

С участием представителя заявителя Г. - Ш.,

представителя Губернатора Красноярского края - С.,

прокурора отдела прокуратуры Красноярского края Щелкуновой О.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению представителя индивидуального предпринимателя Г. - Ш. о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими отдельных положений Закона Красноярского края от 22.12.1998 года N 5-230 “Об автомобильном и городском электрическом пассажирском транспорте в Красноярском крае“,

установил:

Представитель индивидуального предпринимателя Г. - Ш. обратилась в суд с заявлением
о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими, со дня вступления решения суда в законную силу, отдельных положений Закона Красноярского края от 22.12.1998 года N 5-230 “Об автомобильном и городском электрическом пассажирском транспорте в Красноярском крае“ (далее - Закона N 5-230), а именно, абзацев 11, 21, 28 и 30 статьи 2, абзаца 5 статьи 6 в части слов “и местного самоуправления“, абзаца 9 статьи 6, абзацев 3, 4 и 5 статьи 7, статьи 9, статьи 11, абзацев 2, 4 - 6, 8 - 12 статьи 12, абзаца 6 статьи 13 в части слов “организатору перевозок“.

Заявленные требования мотивированы тем, что индивидуальный предприниматель Г. осуществляет пассажирские перевозки, оспариваемыми положениями закона на него незаконно возложены обязанности не предусмотренные федеральным законодательством, что нарушает его права в сфере предпринимательской деятельности.

Так, абзацем 11 статьи 2 Закона N 5-230 раскрыто понятие перевозки транспортом общего пользования, которое противоречит понятию такой перевозки, закрепленному в статье 789 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусмотрена обязанность заключения перевозчиком договора с органами государственной власти и местного самоуправления, что не соответствует пункту 62 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 года N 128-ФЗ “О лицензировании отдельных видов деятельности“, является понуждением к заключению договора.

Абзацем 21 статьи 2 Закона N 5-230 дано понятие организованным перевозкам. Однако, определение порядка организации
различных видов перевозок пассажиров и багажа и предоставление транспортных средств для такой перевозки не отнесено к компетенции субъекта РФ.

Абзацем 28 статьи 2 Закона N 5-230 установлено понятие “коммерческие перевозки по регулярным маршрутам“, которое противоречит статье 19 Федерального закона от 08.11.2007 года N 259-ФЗ “Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта“, в которой такой вид перевозок отсутствует.

Закрепленное в абзаце 30 статьи 2 Закона N 5-230 определение организатора пассажирских перевозок противоречит пункту 7 части 1 статьи 14 Федерального закона от 08.10.2003 года N 131-ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации“, поскольку, в силу Федерального закона на органы местного самоуправления возложена организация транспортного обслуживания населения, а организация пассажирских перевозок должна осуществляться перевозчиками.

Абзац 5 статьи 6 Закона N 5-230 определяет, что порядок открытия маршрутов регламентируется правилами и нормативными актами, издаваемыми органами государственной власти и местного самоуправления, в соответствии с их полномочиями, тогда как определение порядка открытия маршрутов отнесено к компетенции федеральных органов власти.

Абзац 9 статьи 6 Закона N 5-230 закрепляет обязанность перевозчика утверждать у организатора перевозок расписание движения транспортных средств по регулярным маршрутам, а также согласовывать вносимые в него изменения, однако все действия, связанные с расписанием движения транспортных средств по регулярным маршрутам, федеральным законодательством отнесены к компетенции владельцев транспортных средств.

Абзацы
3 к 4 статьи 7 Закона N 5-230, противоречат федеральному законодательству, которым такой способ повышения безопасности дорожного движения, как установление предельного количества транспортных средств, не предусмотрен.

Абзац 5 статьи 7 Закона N 5-230, предусматривающий, что организация коммерческих перевозок по регулярным маршрутам и маршрутными такси осуществляется посредством согласования их маршрутов, противоречит ст. 19 Федерального закона от 08.11.2007 года N 259-ФЗ “Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта“, в части классификации вида перевозки пассажиров, кроме того, Закон N 259-ФЗ не содержит в себе указание на согласование маршрутов с органами власти.

Статья 9 Закона N 5-230, предусматривающая обязанность перевозчика согласовать маршрут график и расписание движения транспортных средств с соответствующим органом государственной власти или местного самоуправления, противоречит абзацу 4 статьи 6, статье 20 Федерального закона “О безопасности дорожного движения“, пункту 5.2.4 “Положения об обеспечении безопасности перевозок пассажиров автобусами“, утвержденного Приказом Минтранса РФ от 08.01.1997 года N 2, которые такого требования к перевозчику не устанавливают.

Статья 11 Закона N 5-230, наделяющая органы местного самоуправления полномочиями по выполнению функции заказчика и организатора пассажирских перевозок и статья 12 указанного Закона наделяющая организатора пассажирских перевозок (органы местного самоуправления) рядом функций по организации пассажирских перевозок, противоречат федеральному законодательству в соответствии с которым, организатором пассажирских перевозок является перевозчик, а органы власти являются
организаторами транспортного обслуживания населения.

Абзац 6 статьи 13 Закона N 5-230, в части слов “организатору перевозок“ противоречит разделу 1 “Правил перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом“, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 14.02.2009 года N 112.

Кроме того, по мнению заявителя, абзац 6 статьи 6, абзац 5 статьи 7, статья 9, статья 12 Закона N 5-230 противоречат частям 2, 3 статьи 15 Федерального закона от 26.07.2006 года N 135-ФЗ “О защите конкуренции“, устанавливающих запрет на наделение органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления полномочиями, осуществление которых приводит или может привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, а также на совмещение функций органов исполнительной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления и функций хозяйствующих субъектов.

Также заявителем указано, что в связи с вступлением в силу Постановления Правительства РФ от 14.02.2009 года N 112, оспариваемые положения Закона Красноярского края применению не подлежат, так как регулируемые ими правоотношения, в настоящее время урегулированы нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу.

В судебном заседании представитель индивидуального предпринимателя Г. - Щ. заявленные требования поддержала, по изложенным в заявлении обстоятельствам.

Представитель Губернатора Красноярского края - С. заявленные требования не признала, указав, что оспариваемые пункты Закона Красноярского края соответствуют федеральному законодательству, приняты в пределах компетенции Законодательного Собрания Красноярского края, в
связи с чем, просила в удовлетворении заявления отказать.

Представители Законодательного Собрания Красноярского края и Управления Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю на рассмотрение дела не явились, просив дело рассмотреть в их отсутствие, и представив письменные возражения на заявление.

Выслушав пояснения участвующих в деле лиц, заключение прокурора, полагавшей в удовлетворении заявления отказать, проанализировав оспариваемые положения и нормы федерального законодательства, суд находит, что заявленные требования удовлетворению не подлежат.

В соответствии с частью 3 статьи 11 Конституции Российской Федерации, разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется настоящей Конституцией, федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий.

На основании пункта “и“ статье 71 Конституции Российской Федерации в ведении Российской Федерации находятся лишь федеральный транспорт и федеральные пути сообщения.

Не отнесены вопросы транспортного обслуживания населения субъекта Российской Федерации к предмету совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (статья 72 Конституции Российской Федерации).

Следовательно, в силу статьи 73 Конституции Российской Федерации, вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти.

Законодательным Собранием Красноярского края принят Закон Красноярского края N 5-230 от 22.12.1998 года “Об автомобильном и городском электрическом пассажирском транспорте
в Красноярском крае“ с последующими изменениями, опубликованный в издании - “Красноярский рабочий“, NN 10 - 11, 23.01.1999,

Из содержания указанного Закона следует, что он направлен на регламентацию организационно-правового аспекта транспортного обслуживания населения Красноярского края в целях обеспечения безопасности дорожного движения. В частности оспариваемый нормативный правовой акт устанавливает компетенцию органов государственной власти и местного самоуправления Красноярского края в области организации перевозок пассажиров на территории края, требования к порядку осуществления пассажирских перевозок, укреплению транспортной дисциплины, а также определяет условия, при которых индивидуальный предприниматель, юридическое лицо допускается к осуществлению перевозок по регулярным маршрутам.

Таким образом, Закон Красноярского края N 5-230, не направлен на регулирование гражданско-правовых отношений в сфере взаимодействия органов государственной власти или местного самоуправления субъекта РФ и перевозчиков, а носит административно-правовой характер, допускающий введение соответствующих ограничений при осуществлении предпринимательской деятельности по перевозке пассажиров, для обеспечения безопасности дорожного движения, и, как следствие, жизни, здоровья и имущества граждан, их прав и законных интересов.

Статьей 4 Федерального закона от 10.12.1995 года N 196-ФЗ “О безопасности дорожного движения“ установлено, что законодательство Российской Федерации о безопасности дорожного движения состоит из настоящего Федерального закона и других федеральных законов, принимаемых в соответствии с ними, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

В соответствии с пунктом
3 статьи 6 ФЗ N 196 от 10.12.1995 года “О безопасности дорожного движения“, субъекты Российской Федерации вне пределов ведения Российской Федерации самостоятельно решают вопросы обеспечения безопасности дорожного движения.

Пункт 1 указанной статьи содержит в себе исчерпывающий перечень полномочий Российской Федерации в области обеспечения безопасности дорожного движения, который не относит к компетенции Российской Федерации вопросы организации деятельности пассажирского транспорта при осуществлении регулярных перевозок в пределах муниципального образования.

На основании статьи 3 ФЗ N 196 от 10.12.1995 года “О безопасности дорожного движения“, одним из основных принципов обеспечения безопасности дорожного движения является приоритет жизни и здоровья граждан, участвующих в дорожном движении, над экономическими результатами хозяйственной деятельности;

Таким образом, Красноярский край, в целях обеспечения безопасности дорожного движения, вправе, путем принятия соответствующего закона, вводить определенные ограничения в деятельность автомобильного и городского электрического транспорта.

В соответствии с абзацем 11 статьи 2 Закона Красноярского края N 5-230, перевозка транспортом общего пользования - перевозка, осуществляемая коммерческой организацией, если эта организация на основании действующих правовых актов, выданного этой организации разрешения (лицензии) или договора (контракта) с органами государственной власти или местного самоуправления обязана осуществлять пассажирские перевозки по обращению любого гражданина.

По мнению заявителя, данная норма позволяет осуществлять перевозки транспортом общего пользования либо на основании лицензии, либо на основании договора (контракта) с органами государственной власти или
местного самоуправления, что противоречит статье 789 Гражданского кодекса РФ и подпункту 62 пункта 1 статьи 17 Федерального закона от 8.08.2001 года N 128-ФЗ “О лицензировании отдельных видов деятельности“. Кроме того, в федеральном законодательстве отсутствует норма, устанавливающая обязательность заключения договора перевозки только после заключения договора (контракта) с органом власти, что является понуждением к заключению гражданско-правового договора, следовательно, противоречит статье 421 Гражданского кодекса РФ.

На основании подпункта 62 пункта 1 статьи 17 Федерального закона от 8.08.2001 года N 128-ФЗ “О лицензировании отдельных видов деятельности“, лицензированию подлежит перевозки пассажиров автомобильным транспортом, оборудованным для перевозок более восьми человек (за исключением случая, если указанная деятельность осуществляется для обеспечения собственных нужд юридического лица или индивидуального предпринимателя).

Таким образом, оспариваемый заявителем абзац Закона края, устанавливая, в качестве обязательного условия для осуществления перевозки транспортом общего пользования, наличие у коммерческой организации лицензии или договора, во-первых, предусматривает возможность осуществления контроля за перевозками пассажиров, осуществляемых транспортными средствами вместимостью менее 9 человек, а во-вторых, обязанность перевозчиков, имеющих соответствующую лицензию, заключить договор с органами власти или местного самоуправления края. Возложение такой обязанности является способом регулирования транспортного обслуживания для удовлетворения потребностей населения в безопасных и своевременных перевозках, поскольку, получение лицензии само по себе не означает право лицензиата на осуществление пассажирских перевозок без учета требований нормативных правовых
актов, регулирующих вопросы организации дорожного движения.

Не противоречит указанный абзац и названным заявителям нормам Гражданского кодекса РФ, поскольку регулирует отношения в сфере административной деятельности органов государственной власти и местного самоуправления субъекта РФ по организации перевозок пассажиров в целях обеспечения безопасности дорожного движения, а не гражданско-правовые отношения направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, в связи с чем, обязанность перевозчика, заключить договор с органами власти, вытекает не из требований гражданского законодательства, а из отношений, которые не могут регулироваться на основе равноправия сторон, поскольку являются отношениями власти - подчинения, то есть, по своему характеру - административными.

По мнению заявителя, определение порядка организации различных видов перевозок пассажиров и багажа, а также определение условий перевозок и предоставления транспортных средств для таких перевозок не отнесено к компетенции субъекта Российской Федерации, в связи с чем, абзац 21 статьи 2 Закона Красноярского края N 5-230, устанавливающий понятие организованных перевозок, абзац 28 устанавливающий понятие коммерческих перевозок, и абзац 30 определяющий, что организатором пассажирских перевозок является орган государственной власти или местного самоуправления, либо уполномоченное ими юридическое лицо, осуществляющее организацию, контроль и регулирование перевозок пассажиров, противоречат Федеральному закону “Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта“ от 08.11.2007 года N 259-ФЗ (далее - ФЗ “Устав автомобильного транспорта“) и Постановлению Правительства от 14.02.2009 года N 112, которым утверждены “Правила организации перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом“, а также Федеральному закону от 06.10.2003 года N 131-ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления“.

Суд не может согласиться с указанными доводами.

В соответствии со статьей 1 ФЗ “Устав автомобильного транспорта“, настоящий Закон регулирует отношения, возникающие при оказании услуг автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, которые являются частью транспортной системы Российской Федерации, определяет общие условия перевозок пассажиров и багажа, грузов соответственно автобусами, трамваями, троллейбусами, легковыми автомобилями, грузовыми автомобилями, в том числе с использованием автомобильных прицепов, автомобильных полуприцепов, а также общие условия предоставления услуг пассажирам, фрахтователям, грузоотправителям, грузополучателям, перевозчикам, фрахтовщикам на объектах транспортных инфраструктур. Отношения, связанные с оказанием услуг автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом и не урегулированные настоящим Федеральным законом, регулируются другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Как следует из ст. 3 ФЗ “Устав автомобильного транспорта“, на основании настоящего Закона Правительство Российской Федерации утверждает правила перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, а также правила перевозок грузов автомобильным транспортом.

Правила перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом представляют собой нормативные правовые акты, регулирующие порядок организации различных видов перевозок пассажиров и багажа, а также условия перевозок пассажиров и багажа и предоставления транспортных средств для таких перевозок.

Таким образом, предметом регулирования ФЗ “Устав автомобильного транспорта“ и утвержденных на его основании Постановлением Правительства РФ от 14.02.2009 года N 112 “Правил организации перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом“ являются гражданско-правовые отношения, связанные с оказанием транспортных услуг, то есть отношения, вытекающие из договоров между потребителями транспортных услуг и хозяйствующими субъектами, оказывающими такого рода услуги, тогда как, Закон Красноярского края N 5-230 направлен на регламентацию властно-подчиненных отношений между органами власти и местного самоуправления с одной стороны и перевозчиками - с другой.

Следовательно, довод заявителя о том, что оспариваемые положения Закона Красноярского края N 5-230 утратили свою силу, поскольку, вопросы по которым они были приняты в настоящее время урегулированы на федеральном уровне принятием Постановлением Правительства РФ от 14.02.2009 года N 112 “Об утверждении правил организации перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом“, нельзя признать обоснованным.

В частности, оспариваемые положения статьи 2 Закона Красноярского края N 5-230 правоотношения между перевозчиками, фрахтовщиками, владельцами объектов транспортной инфраструктуры и потребителями транспортной услуги не регулируют, следовательно, не могут противоречить указанным федеральным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, поскольку устанавливают понятия исключительно для целей настоящего Закона, не придавая иного толкования понятиям, закрепленным в федеральном законодательстве и не вторгаясь в область его регулирования.

Установленные статьей 2 Закона Красноярского края N 5-230 определения “перевозки транспортом общего пользования“, “организованных перевозок“, “коммерческих перевозок по регулярным маршрутам“, “организатора пассажирских перевозок“ соответствуют требованиям ясности и определенности правовой регламентации и не дают повода для их неоднозначного толкования правоприменителем.

Так, оспариваемое в статье 2 Закона края понятие коммерческих перевозок по регулярным маршрутам и данное в статье 19 ФЗ “Устав автомобильного транспорта“, подразделение регулярных перевозок пассажиров и багажа на два вида: либо с посадкой и высадкой пассажиров только в установленных остановочных пунктах по маршруту регулярных перевозок, либо с посадкой и высадкой пассажиров в любом не запрещенном правилами дорожного движения месте по маршруту регулярных перевозок, имеют совершенно различные цели и критерии применения, поскольку первое направлено на определение вида перевозок, подлежащего регламентации в соответствии с предъявляемыми к нему требованиями безопасности дорожного движения и согласованными с органом власти или местного самоуправления условиями перевозки, а последние определяют способы, которыми может быть осуществлена перевозка пассажира в соответствии с заключенным им публичным договором.

То же следует указать и в части закрепленного в статье 2 Закона Красноярского края N 5-230 понятия “организатор пассажирских перевозок“, поскольку организация пассажирских перевозок в границах муниципального образования является одной из составляющей организации транспортного обслуживания населения в границах муниципального образования, следовательно, не противоречит указанному полномочию органов местного самоуправления, закрепленному в подпункте 7 пункта 1 статьи 14, подпункте 6 пункта 1 статьи 15, подпункте 7 пункта 1 статьи 16 Федерального закона от 06.10.2003 года N 131-ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления“.

По мнению заявителя, абзац 5 статьи 6 Закона Красноярского края N 5-230 противоречит федеральному законодательству в части слов “органов местного самоуправления“, поскольку определение порядка открытия маршрутов относится к компетенции органов власти, а не органов местного самоуправления

А абзац 9 этой статьи противоречит федеральному законодательству, так как какие-либо полномочия органов власти в отношении расписания движения транспорта общего пользования при перевозке пассажиров не установлены.

Действительно, Приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 8 января 1997 г. N 2 (далее - Приказ Минтранса РФ N 2), во исполнение Распоряжения Правительства Российской Федерации от 2 февраля 1996 г. N 133-р “О реализации Федерального закона “О безопасности дорожного движения“ утверждено “Положение об обеспечении безопасности перевозок пассажиров автобусами“.

На основании пункта 1.4 данного Положения, утвержденного Приказом Минтранса РФ N 2, его требованиями рекомендуется руководствоваться органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, осуществляющим функции управления деятельностью по удовлетворению потребностей населения в автобусных перевозках и обеспечению безопасности этих перевозок.

На основание абзацев 1 - 4 статьи 6 Закона Красноярского края N 5-230, полномочия органов государственной власти и местного самоуправления в области организации транспортного обслуживания населения распределяются следующим образом к ведению органов исполнительной власти края относятся пригородные и междугородные перевозки пассажиров, кроме внутрирайонных; к ведению органов местного самоуправления относятся городские и внутрирайонные пассажирские перевозки.

По соглашению сторон полномочия органов государственной власти частично или полностью могут быть переданы органам местного самоуправления в установленном законом порядке. Аналогично полномочия органов местного самоуправления могут быть переданы органам государственной власти.

В соответствии с пунктом 5.1 Положения, утвержденного Приказом Минтранса РФ N 2, открытие автобусного маршрута осуществляется после обследования маршрута комиссией в соответствии с подпунктами 4.15 - 4.19 Положения, которыми предусмотрено, что такая комиссия утверждается соответствующими органами исполнительной власти с целью определения, по различным параметрам, соответствия автобусных маршрутов безопасности дорожного движения, составления по результатам обследования маршрута акта, подлежащего направлению в соответствующие органы исполнительной власти, утвердившие состав комиссии по обследованию автобусных маршрутов, для решения вопроса об открытии или продолжении эксплуатации маршрута.

При таких обстоятельствах, согласование открытия маршрута пассажирского транспорта с органом местного самоуправления не противоречит Положению, утвержденному Приказом Минтранса РФ N 2, поскольку такое согласование со стороны органов местного самоуправления возможно лишь в пределах их компетенции, установленной Законом Красноярского края N 5-230, которая заявителем не оспаривается.

Кроме того, следует указать, что органы местного самоуправления вправе принимать нормативные акты, направленные на организацию деятельности соответствующих комиссий по обследованию автобусных маршрутов, следовательно, в пределах этих полномочий участвовать в регламентации открытия маршрутов.

Что касается абзаца 9 статьи 6 Закона Красноярского края N 5-230.

В соответствии с пунктом 5.2.2 Положения утвержденного Приказом Минтранса РФ N 2, владельцы автобусов обязаны разрабатывать графики (расписания) движения на основе определения нормативных значений скоростей движения автобусов на маршруте и отдельных его участках между остановочными пунктами с учетом соблюдения режимов труда и отдыха водителей, регламентируемых действующими нормативными документами.

Пунктом 5.2.4 указанного Положения предусмотрено, что владельцы автобусов обязаны выбирать тип и марку автобусов в зависимости от вида перевозок с учетом дорожных и погодно-климатических условий, устанавливать графики выпуска автобусов на линию с учетом изменения пассажиропотоков по дням недели и часам суток в целях обеспечения перевозок пассажиров без нарушения норм вместимости.

На основании пункта 5.9 Положения владельцы автобусов, осуществляющие регулярные автобусные перевозки, должны проводить контроль выполнения всех рейсов, предусмотренных расписанием, анализировать причины возникающих отклонений и при необходимости корректировать расписания (изменять время движения на маршруте, его участках).

Закрепленная оспариваемым абзацем Закона края обязанность перевозчиков утвердить расписание движения транспортных средств по регулярным маршрутам у организатора перевозок, а также согласовывать с ним изменения расписания движения, не направлена на ограничение их свободы в области предпринимательской деятельности, а имеет своей целью установление определенных, единых для всех перевозчиков критериев, допускающих ограничения права их усмотрения лишь в той мере, которая необходима для безопасной и своевременной перевозке пассажиров и обеспечения безопасности иных участников дорожного движения.

По этим же причинам отсутствуют основания для признания противоречащим федеральному законодательству статьи 9 Закона Красноярского края N 5-230, поскольку все изложенные в ней обязанности перевозчика направлены на ограничение свободы предпринимателя в выборе маршрута, графика и расписания движения транспортных средств по собственному усмотрению, исключительно лишь в той мере, которая позволяет реализовать стоящие перед Красноярским краем задачи по обеспечению безопасности дорожного движения.

Ссылки заявителя на противоречие статьи 9 Закона края абзацу 4 статьи 6, статьи 20 Федерального закона от 10.12.1995 года N 196-ФЗ “О безопасности дорожного движения“, пункту 5.2.4 “Положения об обеспечении безопасности перевозок пассажиров автобусами“, утвержденного Приказом Минтранса РФ N 2, в этой связи, следует признать безосновательными.

В соответствии с абзацами 3, 4 статьи 7 Закона Красноярского края N 5-230, в целях обеспечения безопасности дорожного движения уполномоченные органы исполнительной власти края, органы местного самоуправления в пределах своей компетенции устанавливают предельное количество транспортных средств, осуществляющих перевозки по одному маршруту. В необходимых случаях определение перевозчика и транспортных средств для обслуживания таких маршрутов может осуществляться путем объявления конкурса между перевозчиками.

Ограничение на количество транспортных средств устанавливается при недостаточной пропускной способности дорог, остановочных пунктов, автовокзалов, автостанций и по другим основаниям, обусловливающим безопасность дорожного движения.

По мнению заявителя, такой способ повышения безопасности дорожного движения, как установление предельного количества транспортных средств, в действующем законодательстве не содержится, к вопросам местного значения отнесено создание условий для предоставления транспортных услуг населению, а не установление ограничений на число транспортных средств.

Указанные доводы нельзя признать обоснованными.

В соответствии со статьей 14 Федерального закона от 10.12.1995 года N 196-ФЗ “О безопасности дорожного движения“, временное ограничение или прекращение движения транспортных средств на дорогах с целью обеспечения безопасности дорожного движения может осуществляться уполномоченными на то должностными лицами федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления в пределах их компетенции.

Основания временного ограничения или прекращения движения транспортных средств на дорогах устанавливаются законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации о безопасности дорожного движения.

На основании статьи 21 Федерального закона от 10.12.1995 года N 196-ФЗ “О безопасности дорожного движения“, мероприятия по организации дорожного движения осуществляются в целях повышения его безопасности и пропускной способности дорог федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, юридическими и физическими лицами, в ведении которых находятся автомобильные дороги.

Разработка и проведение указанных мероприятий осуществляются в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации на основе проектов, схем и иной документации, утверждаемых в установленном порядке.

Установление предельного количества транспортных средств, осуществляющих перевозки по одному маршруту при недостаточной пропускной способности дорог, остановочных пунктов, автовокзалов, автостанций и по иным основаниям, обусловливающим безопасность дорожного движения, таким образом, находится в компетенции органов власти и местного самоуправления Красноярского края, поскольку является способом административно-правового регулирования вопросов безопасности дорожного движения вне пределов регулирования Российской Федерации.

Указанное касается и согласования маршрутов при организации коммерческих перевозок по регулярным маршрутам и маршрутными такси, закрепленному в абзаце 5 статьи 7 Закона Красноярского края N 5-230, так как необходимость такого согласования направлена на обеспечение безопасности дорожного движения в пределах компетенции субъекта РФ.

Статьей 11 Закона Красноярского края N 5-230, определена компетенция органов местного самоуправления, в соответствии с которой они создают за счет средств соответствующего муниципального образования транспортные предприятия; выполняют функции заказчика и организатора пассажирских перевозок, привлекая на договорных началах к транспортному обслуживанию населения предприятия и организации, действующие на территории соответствующего муниципального образования; обеспечивают безопасность пассажирских перевозок на территории соответствующего муниципального образования.

А статья 12 Закона Красноярского края N 5-230, в частности, наделяет организатора пассажирских перевозок следующими функциями:

регулярно изучает потребности населения в пассажирских перевозках; утверждает расписание движения транспортных средств по регуляр“ым маршрутам; организует конкурсы на осуществление перевозок пассажиров; согласовывает маршруты, графики и расписания движения транспортных средств для коммерческих перевозок и перевозок маршрутными такси; осуществляет координацию работы перевозчиков на маршрутах; принимает и рассматривает жалобы и предложения пассажиров по их обслуживанию; обеспечивает контроль за исполнением перевозчиками законов, правил, стандартов, нормативов и принятых договорных обязательств; обеспечивает регулярность движения транспортных средств; финансирует выполненный заказ на пассажирские перевозки общего пользования.

По мнению заявителя, указанные положения Закона края противоречат федеральному законодательству, так как последним к компетенции органов местного самоуправления отнесены вопросы организации транспортного обслуживания населения, а вопросы организации пассажирских перевозок отнесены к компетенции перевозчиков, которые и являются организаторами пассажирских перевозок.

С такими доводами заявителя согласиться нельзя.

В силу подпункта 7 пункта 1 статьи 14, подпункта 6 пункта 1 статьи 15 подпункта 7 пункта 1 статьи 16 Федерального закона от 06.10.2003 года N 131-ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации“, к вопросам местного значения поселений, муниципальных районов, городских округов относятся создание условий для предоставления транспортных услуг населению и организация транспортного обслуживания населения в границах соответствующего муниципального образования.

По мнению суда, организация пассажирских перевозок населения по регулярным маршрутам внутри муниципального образования входит в комплекс мероприятий по транспортному обслуживанию населения, в связи с чем, Красноярский край был вправе дополнительно урегулировать в организационно-правовом плане этот аспект организации транспортного обслуживания населения, не наделив органы местного самоуправления какими-либо дополнительными полномочиями по сравнению с федеральным законодательством.

Что касается оспариваемого заявителем словосочетания “организатору перевозок“, содержащемуся в статье 12, абзаце 6 статьи 13 Закона Красноярского края N 5-230, которое, по его мнению, противоречит разделу 1 “Правил организации перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом“, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 14.02.2009 года N 112, так как организатором перевозок является перевозчик, то, как уже было указано ранее, Закон Красноярского края и Постановление Правительства РФ от 14.02.2009 года N 112 имеют различные предметы правового регулирования, в первом случае властно-подчиненные отношения органа власти и перевозчика, а во втором - отношения, вытекающие из договоров между потребителями транспортных услуг и хозяйствующими субъектами, оказывающими такого рода услуги.

Следовательно, применение словосочетания “организатор перевозок“ в целях обозначения органа государственной власти или местного самоуправления, осуществляющих организацию, контроль и регулирование перевозок пассажиров, а также наделение его предусмотренными статьей 12 Закона края функциями, нельзя признать противоречащим федеральному законодательству

Кроме прочего, заявитель указывает на противоречие абзаца 6 статьи 6, абзаца 5 статьи 7, статьи 9, статьи 12 Закона Красноярского края N 5-230, частям 2 и 3 статьи 15 Федеральному закону от 26.07.2006 года N 135-ФЗ “О защите конкуренции“, устанавливающим запрет на наделение органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления полномочиями, осуществление которых приводит или может привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами, и запрещающим совмещение функций органов исполнительной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления и функций хозяйствующих субъектов.

По данному поводу суд считает необходимым отметить следующее.

В соответствии с пунктом 7 статьи 4 Федерального закона от 26.07.2006 года N 135-ФЗ “О защите конкуренции“, конкуренция - соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

На основании частей 2, 3 статьи 15 Федерального закона от 26.07.2006 года N 135-ФЗ “О защите конкуренции“, запрещается наделение органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления полномочиями, осуществление которых приводит или может привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

Запрещается совмещение функций федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, иных органов власти, органов местного самоуправления и функций хозяйствующих субъектов, за исключением случаев, установленных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, а также наделение хозяйствующих субъектов функциями и правами указанных органов, в том числе функциями и правами органов государственного контроля и надзора

По мнению суда, ограничения введенные Законом Красноярского края N 5-230, не нарушают прав перевозчиков в области конкуренции поскольку, в равной мере распространяются на всех субъектов предпринимательской деятельности, пожелавших заняться перевозками пассажиров по регулярным маршрутам.

Таким образом, осуществление Красноярским краем своих полномочий по организационно-правовому регулированию пассажирских перевозок, проводимому в целях обеспечения безопасности дорожного движения, не ограничивает и не устраняет конкуренцию в данной отрасли экономической деятельности, поскольку, предполагает равный объем прав и обязанностей для всех лиц, пожелавших в ней участвовать.

При этом, вопреки доводам заявителя, Законом края органы власти полномочиями, относящими к компетенции перевозчика, не наделены, поскольку полномочия, по организации обслуживания пассажиров у перевозчиков не изъяты, а органы власти и местного самоуправления лишь выполняют функцию по контролю за их деятельностью, в целях исполнения относящихся к их компетенции обязанностей, в том числе и по обеспечению безопасности дорожного движения, для чего наделены собственными полномочиями, осуществляемыми без целей хозяйственной деятельности.

В соответствии с частью 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194, 198, 199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

В удовлетворении заявления представителя индивидуального предпринимателя Г. - Ш., о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими, со дня вступления решения суда в законную силу, абзацев 11, 21, 28 и 30 статьи 2, абзаца 5 статьи 6 в части слов “и местного самоуправления“, абзаца 9 статьи 6, абзацев 3, 4 и 5 статьи 7, статьи 9, статьи 11, абзацев 2, 4 - 6, 8 - 12 статьи 12, абзаца 6 статьи 13 в части слов “организатору перевозок“ Закона Красноярского края от 22.12.1998 года N 5-230 “Об автомобильном и городском электрическом пассажирском транспорте в Красноярском крае“, отказать.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 дней, путем подачи кассационной жалобы (кассационного представления) через Красноярский краевой суд.

Судья

Красноярского краевого суда

И.Н.ЗИНЧЕНКО