Законы и постановления РФ

Постановление Законодательного Собрания Красноярского края от 14.04.2005 N 14-3305П “О проекте N 136492-4 Водного кодекса Российской Федерации (новая редакция), внесенном Правительством Российской Федерации“

ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 апреля 2005 г. N 14-3305П

О ПРОЕКТЕ N 136492-4 ВОДНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (НОВАЯ РЕДАКЦИЯ),

ВНЕСЕННОМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Рассмотрев проект N 136492-4 Водного кодекса Российской Федерации (новая редакция), внесенный Правительством Российской Федерации, Законодательное Собрание края постановляет:

1. Утвердить отзыв на проект N 136492-4 Водного кодекса Российской Федерации (новая редакция) согласно приложению.

2. Направить настоящее Постановление:

- в Комитет Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по природным ресурсам и природопользованию;

- в Совет Федерации и Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации;

- депутатам Государственной Думы от Красноярского края Ашлапову Н.И., Зубову В.М., Исакову И.А., Кармазиной Р.В., Клюкину А.Н., Оськиной В.Е., Сергиенко В.И.;

- члену Совета Федерации
Федерального Собрания Российской Федерации от Законодательного Собрания края Новикову В.А. и члену Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от Совета администрации края Каменскому И.А.

Председатель

Законодательного Собрания края

А.В.УСС

Приложение

к Постановлению

Законодательного Собрания края

от 14 апреля 2005 г. N 14-3305П

ОТЗЫВ

НА ПРОЕКТ N 136492-4 ВОДНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (НОВАЯ РЕДАКЦИЯ)

Концепция нового проекта Кодекса принципиально отличается от действующей редакции Водного кодекса и существенно ограничивает круг полномочий субъектов РФ в принятии принципиально важных для населения субъектов РФ вопросов.

В соответствии со статьей 72 Конституции Российской Федерации в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами.

Так, пункт 1 статьи 8 проекта Кодекса устанавливает федеральную форму собственности на водные объекты. Право собственности субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, юридических лиц и граждан установлено исключительно в отношении обособленных водных объектов и находится в прямой зависимости от формы собственности на земельные участки, на которых расположены данные водные объекты.

Статьи 15, 18, 19 проекта Кодекса исключают участие органов государственной власти субъектов РФ в государственном регулировании правоотношений по поводу пользования водными объектами, в данной части установлены, по существу, исключительные полномочия федерального органа исполнительной власти по управлению водными объектами.

Также следует констатировать, что в рамках статьи 15 проекта Кодекса отношения, возникающие между водопользователем и контрагентом водопользователя, переведены в сферу гражданско-правовых правоотношений (право пользования возникает на договорной основе), метод лицензирования рассматриваемого вида деятельности в проекте Кодекса исключен.

В статье 23 проекта Кодекса, регулирующей обязанности водопользователя, отсутствует право органов государственной власти субъектов РФ на бесплатное получение необходимой информации о пользовании водными объектами (об учете забираемых, используемых и сбрасываемых вод,
количестве загрязняющих веществ в них, информации о результатах регулярных наблюдений за водными объектами и их водоохранными зонами).

Между тем представляется необходимым в данной статье предусмотреть обязанность федерального органа исполнительной власти по управлению водными объектами на основе безвозмездности осуществлять передачу органам государственной власти субъектов РФ необходимой информации о пользовании водными объектами. В этом случае будет соблюдено конституционно закрепленное право на благоприятную окружающую среду, установленное статьей 42 Конституции Российской Федерации.

В статьях 32, 33 проекта Кодекса целесообразно предусмотреть участие органов государственной власти субъектов РФ в совместном с федеральным органом исполнительной власти по управлению водными объектами принятии решений о предоставлении водного объекта в пользование, приостановлении (ограничении права) пользования водным объектом, прекращении права пользования.

В главе 8 “Управление в области использования и охраны водных объектов“ не предусмотрены полномочия органов государственной власти субъектов РФ в области использования и охраны водных объектов.

Исходя из смысла статей 40, 41, 43, 46 проекта Кодекса, можно сделать вывод о том, что весь объем полномочий субъектов Российской Федерации сведен к предоставлению в пользование обособленных водных объектов (водоемы площадью до 3000 кв. м), расположенных на земельных участках, находящихся в собственности субъектов Российской Федерации.

Пунктом 3 статьи 46 проекта Кодекса предусмотрен государственный надзор за использованием и охраной водных объектов, который независимо от формы собственности водных объектов возлагается на уполномоченный Правительством РФ федеральный исполнительный орган власти. Между тем согласно статье 72 Конституции Российской Федерации охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности находятся в совместном ведении РФ и субъектов РФ.

Из числа полномочий органов государственной власти субъектов РФ исключены полномочия по установлению границ водоохранных зон и прибрежных защитных полос.

К числу
принципов экономического регулирования использования и охраны водных объектов, установленных статьей 69 главы 11 проекта Кодекса, относится принцип платности водопользования.

Статья 70 проекта Кодекса устанавливает плату за “пользование водными объектами“, указывая, что ставки, порядок расчета и уплаты данных платежей устанавливаются Правительством РФ, и при этом устанавливает объект платы, что считаем неправомерным и ведущим к коллизии законов.

В связи с указанным полагаем, что статья 70 проекта должна носить отсылочный характер, устанавливая, что плата за пользование водными объектами осуществляется в соответствии с Налоговым кодексом РФ и принятыми в соответствии с ним федеральными законами о налогах и сборах.

Введение федеральной собственности на водные объекты (статья 8 проекта Кодекса) и предлагаемая система платежей за пользование водными объектами (статья 70 проекта Кодекса) практически исключают участие субъектов Российской Федерации в регулировании вопросов водопользования, что в последующем приведет к снижению доходной части краевого бюджета и практически полностью исключит возможность влияния на экологическую обстановку на территории субъекта Российской Федерации.

Помимо указанных концептуальных замечаний по проекту Водного кодекса имеются и другие замечания:

- в проекте Водного кодекса не прописан порядок выделения средств субъектам на реализацию водохозяйственных мероприятий.

При этом помимо средств на реализацию проектов или каких-либо научных разработок необходимо предусматривать выделение средств субъектам на подготовку территорий к пропуску паводков, что усилит роль комиссий по чрезвычайным ситуациям в субъектах, координирующих усилия всех заинтересованных органов власти на территориях;

- в пункте 2 статьи 69 указано, что из федерального бюджета финансируются мероприятия на гидротехнических сооружениях (ГТС), находящихся в федеральной собственности, в собственности субъектов РФ, и бесхозяйных.

Фактически в крае основная часть ГТС находится в собственности муниципальных образований (так сложилась ситуация после
развала колхозов и совхозов). После принятия нового Водного кодекса эти ГТС будут и дальше разрушаться, создавая угрозу поселениям ниже по рекам и лишая жителей мест отдыха и рыболовства. Последствия разрушения ГТС попадают в сферу действия нового Водного кодекса, в связи с этим целесообразнее не допустить разрушения ГТС, чем заниматься ликвидацией последствий их разрушения;

- статью 60 “Водоохранные зоны водных объектов и прибрежные защитные полосы“ Водного кодекса (новая редакция проекта закона) необходимо конкретизировать в части требований, регламентирующих порядок установления водоохранных зон в границах городов и иных поселений, в том числе в случаях отсутствия ливневой канализации и набережных;

- проект кодекса (пункт 1 статьи 8) устанавливает право собственности субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, юридических лиц и граждан исключительно в отношении обособленных водных объектов. Согласно приведенному определению (ст. 1 - “обособленный водный объект - поверхностный непроточный естественный или искусственный замкнутый водоем, не имеющий гидравлической связи с другими поверхностными водными объектами“) это, по существу, бессточный водоем. Однако бессточные водоемы существуют только в засушливых районах, где испарение с водной поверхности превышает атмосферные осадки. Следовательно, если субъект РФ расположен в лесостепной, лесной или тундровой зоне, он вообще лишен такого рода водоемов. Спрашивается, в чем состоит смысл отнесения в понятие “обособленный водный объект“ исключительно бессточных водоемов? Если речь идет об экологии, то достаточно было бы регламентировать характер использования сточных или проточных водоемов;

- требует уточнения определение береговой линии (“граница водного объекта, определяемая как среднемноголетний высший уровень вод в безледный период“). Во-первых, на сибирских реках максимальные уровни воды нередко связаны с заторами льда. Во-вторых, ширина береговых защитных полос при новом
определении береговой линии (даже в случае исключения наиболее высоких максимумов заторного происхождения) включает значительную часть поймы, ширина которой на равнинных участках рек достигает 1 - 3 км, а в Западной Сибири - до 10 и более километров (пойма р. Оби - до 100 км). Реально ли запрещать в этих условиях традиционные виды деятельности на береговой защитной полосе таких размеров после паводков;

- в пункте 3 статьи 12 понятие “бечевник“ определяется как полоса земли вдоль береговой линии водных объектов и там же ширина бечевника составляет 20 метров от уреза воды. Правильнее общее понятие “бечевник“ связывать не с береговой линией, а с фактическим урезом воды;

- проект Водного кодекса РФ содержит значительное количество норм отсылочного характера. Так, проектом кодекса предусматривается принятие Правительством РФ 15 нормативных правовых актов. Это приведет к тому, что фактически Водный кодекс РФ в новой редакции начнет функционировать в полном объеме не ранее чем через 5 - 7 лет после его принятия (исходя из опыта применения действующих федеральных законов).

Введение в действие нового Водного кодекса после доработки представленного проекта целесообразно с января 2006 года.

Принимая во внимание изложенное, Законодательное Собрание Красноярского края предлагает отклонить предложенный проект Водного кодекса и направить его на доработку.--------