Законы и постановления РФ

Обзор судебной практики по уголовным делам Курганского областного суда за II полугодие 2006 года (утв. Постановлением Президиума Курганского областного суда от 09.04.2007)

Утвержден

Постановлением Президиума

Курганского областного суда

от 9 апреля 2007 года

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КУРГАНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА II ПОЛУГОДИЕ 2006 ГОДА

КАССАЦИОННАЯ ПРАКТИКА

Во втором полугодии 2006 года Судебной коллегией по уголовным делам Курганского областного суда в кассационном порядке рассмотрено 2323 дела в отношении 2602 лиц (за аналогичный период 2005 года - 2246 дел в отношении 2595 лиц), из них на приговоры и судебные решения по существу дела - 997 дел (в т.ч. по приговорам в отношении 1253 лиц). В аналогичном периоде прошлого года этот показатель равнялся 1064 делам, из них по приговорам в отношении 1298 лиц. Отменено и изменено приговоров в отношении 337 человек,
что составило 26,6% от числа рассмотренных по лицам дел (во втором полугодии 2005 года отменено и изменено приговоров в отношении 387 лиц - 29,8% от числа рассмотренных).

1. Условное осуждение, условно-досрочное освобождение от наказания, замена одного вида наказания другим

Несоответствие выводов судьи фактическим обстоятельствам дела повлекло отмену судебного решения

Постановлением судьи Курганского городского суда от 13 июня 2006 года осужденному К. отказано в условно-досрочном освобождении от наказания. 20 июня 2006 года тот же судья в порядке ст. 397 УПК РФ вынес Постановление, которым изменил Постановление от 13 июня 2006 года, уточнив данные о судимости К.

Судебная коллегия постановления отменила в связи с нарушениями процессуального закона и несоответствием выводов судьи фактическим обстоятельствам дела по следующим основаниям.

Утверждение судьи о том, что К. не принимает активного участия в общественной жизни колонии и не работает, противоречит имеющимся в материалах дела сведениям. Судья не выяснил, при каких обстоятельствах К. получил заболевание, в связи с которым ему установлена инвалидность, хотя это могло иметь существенное значение для правильного разрешения ходатайства.

Кроме того, в нарушение ст. 397 УПК РФ, судья до вступления в законную силу оспариваемого постановления внес в него изменения, касающиеся личности осужденного.

Определение N 22-2803

Отказ в условно-досрочном освобождении от наказания только лишь по причине совершения преступления в период испытательного срока
не основан на законе

Постановлением судьи Курганского городского суда от 13 июня 2006 года К. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от наказания.

Свое решение судья мотивировал тем, что преступление, от наказания за которое он просит условно-досрочно освободить его, К. совершил в период испытательного срока, будучи условно осужденным.

Отменяя постановление в связи с неправильным применением закона, судебная коллегия указала следующее.

Из постановления судьи следует, что лицо, осужденное с применением ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ, в принципе не подлежит условно-досрочному освобождению. Однако такая позиция суда не основана на нормах УК РФ, регламентирующих вопросы условно-досрочного освобождения.

Определение N 22-2793

Неправильное применение закона при замене штрафа лишением свободы повлекло отмену Постановления

Приговором Курганского городского суда от 10 сентября 2004 года А. осужден по ч. 1 ст. 318 УК РФ к 8000 рублей штрафа, по ст. 319 УК РФ к 4000 рублей штрафа, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 10000 рублей штрафа.

Постановлением судьи Курганского городского суда от 25 сентября 2006 года назначенное указанным приговором наказание заменено на 1 год лишения свободы.

Судебная коллегия Постановление отменила в связи с неправильным применением закона, указав в определении.

В соответствии с ч. 5 ст. 46 УК РФ, в случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в
качестве основного наказания, он заменяется в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Решение принято судом с нарушением этих требований, и не учтено, что наказание в виде штрафа может быть заменено в отдельности за каждое преступление, входящее в совокупность. Замена окончательного наказания, назначенного по совокупности преступлений, на более строгое действующим законодательством не предусмотрена.

Определение N 22-4005

Досрочное освобождение от отбывания наказания в виде условного осуждения к лишению свободы действующим законодательством не предусмотрено

Постановлением судьи Шумихинского районного суда от 11 октября 2006 года Д., осужденная 31 марта 2005 года приговором того же суда к лишению свободы в соответствии со ст. 73 УК РФ условно, освобождена от отбывания наказания досрочно.

Судебная коллеги постановление отменила в связи с неправильным применением уголовного закона по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 74 УК РФ, суд может постановить об отмене условного осуждения и о снятии с осужденного судимости, если до истечения испытательного срока условно осужденный своим поведением доказал свое исправление.

Однако постановление не содержит выводов об исправлении Д., как и мотивов, по которым судья пришел к данным выводам. А досрочное освобождение от отбывания наказания в виде условного осуждения к лишению свободы действующим законодательством (ст. 74 УК РФ) не предусмотрено.

Определение N 22-4357

2. Вопросы квалификации преступлений

Неуказание в приговоре
об умысле виновного на лишение жизни потерпевшего послужило основанием для отмены приговора

Приговором Лебяжьевского районного суда от 17 октября 2006 года С. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Как указано в приговоре, он признан виновным в том, что в ходе ссоры с Р. умышленно нанес последнему удар ножом в грудь, причинив Р. телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Смерть Р. наступила от обильной кровопотери на месте происшествия.

Отменяя приговор в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и противоречивым выводам относительно того, какое именно преступление совершено С., и направляя дело на новое судебное рассмотрение, Судебная коллегия указала в определении следующее.

Описывая преступное деяние С., суд не указал о наличии у него умысла на причинение смерти Р., хотя в предъявленном С. обвинении констатировалось, что удар ножом Р. он нанес с целью убийства потерпевшего.

Формулируя вывод о доказанности виновности С., суд указал, что виновность С. в умышленном причинении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть Р., подтверждена совокупностью имеющихся доказательств. Такая формулировка свидетельствует о признании виновности С. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, а не ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Определение N 22-4603

Переквалификация истязания на неоднократное нанесение побоев признана ошибочной

Приговором мирового судьи судебного участка N 35
г. Кургана от 5 июля 2006 года К. за совершение истязания потерпевшей Ш. осужден по ч. 1 ст. 117 УК РФ к лишению свободы.

Приговором Курганского городского суда по результатам апелляционного рассмотрения дела приговор мирового судьи изменен: К. признан виновным в совершении четырех преступлений, предусмотренных ст. 116 УК РФ, и осужден за каждое из них к исправительным работам на 4 месяца с удержанием из заработной платы в доход государства 15%. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно К. назначено 1 год исправительных работ с удержанием в доход государства 15% из заработной платы.

Отменяя приговор апелляционной инстанции в связи с неправильным применением уголовного закона, судебная коллегия указала в определении следующее.

Переквалифицируя действия К. суд апелляционной инстанции сделал вывод, что для признания действий виновного истязанием необходимо наличие значительных физических и психических страданий потерпевшего при систематическом его избиении. Данный вывод суда является ошибочным, поскольку степень значительности этих страданий не является признаком преступления, предусмотренного ст. 117 УК РФ.

Кроме того, при назначении наказания К. суд не учел, что, согласно ч. 2 ст. 69 УК РФ, окончательное наказание по совокупности преступлений небольшой тяжести не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренный за наиболее тяжкое
из входящих в совокупность преступлений. В данном случае окончательное наказание К. не могло превышать 9 месяцев исправительных работ.

Определение N 22-3645

Квалифицирующий признак кражи “причинение значительного ущерба гражданину“ не может применяться в случае хищения имущества индивидуального предпринимателя, используемого в предпринимательской деятельности

Приговором Шадринского районного суда от 21 августа 2006 года Б. признан виновным в краже имущества А.: металлического троса, 36 траков к гусеничному трактору и 4 бороны на общую сумму 21 732 рубля, причинившей А. значительный ущерб.

Судебная коллегия приговор отменила в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, указав, в частности, следующее.

Суд, рассмотрев дело в особом порядке по правилам главы 40 УПК РФ, не проверил обоснованность обвинения Б. по признаку причинения кражей значительного ущерба А. и не учел, что А. является руководителем крестьянско-фермерского хозяйства, т.е. в соответствии со ст. 23 Гражданского кодекса РФ имеет статус индивидуального предпринимателя.

Вместе с тем по смыслу закона хищение в форме кражи, мошенничества, присвоения и растраты может квалифицироваться по признаку причинения значительного ущербу гражданину в тех случаях, когда предметом хищения является имущество, находящееся в собственности или владении граждан, за исключением имущества физических лиц, являющихся индивидуальными предпринимателями, и используемого ими в предпринимательской деятельности, направленной на систематическое получение прибыли.

Определение N 22-3558

Предшествующее убийству причинение потерпевшему вреда здоровью, если все действия виновного были
направлены на лишение жизни потерпевшего, дополнительной квалификации не требует

Приговором Куртамышского районного суда от 28 сентября 2006 года Ж. осужден по п. “г“ ч. 2 ст. 112, ч. 1 ст. 105 УК РФ к лишению свободы.

Он признан виновным в том, что на почве личных неприязненных отношений совместно с Ф. избил потерпевшего С., причинив вред здоровью средней тяжести, а затем совершил убийство С.

Судебная коллегия приговор в части осуждения Ж. по п. “г“ ч.2 ст.112 УК РФ отменила, указав в определении следующее.

Действия Ж. в отношении потерпевшего С., начатые как менее тяжкое преступление (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью), а затем переросшие в более тяжкое умышленное преступление (убийство), квалифицируются по норме закона, предусматривающей более строгое наказание, и дополнительной квалификации не требуют.

Определение N 22-4294

Ненадлежащая оценка судом поведения потерпевшего повлекла неправильную квалификацию действий виновного и вынесение незаконного приговора

Неправильное разрешение гражданского иска

Приговором Курганского городского суда от 25 июля 2006 года Г. признан виновным в причинении потерпевшему К. на почве личных неприязненных отношений тяжкого вреда здоровью и осужден по ч. 1 ст. 111 УК. Постановлено взыскать с осужденного в пользу администрации г. Кургана расходы за лечение потерпевшего.

Судебная коллегия приговор в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и в связи с
неправильным применением уголовного закона отменила и указала в определении.

Суд установил, что потерпевший К. в день происшествия проник в дом Г. незаконно против воли проживающих в доме лиц, но признал данное противоправное поведение потерпевшего лишь смягчающим наказание обстоятельством.

Вместе с тем, с учетом установленных судом 1 инстанции обстоятельств, изложенных в приговоре, действия Г. должны быть переквалифицированы на ч. 1 ст. 114 УК РФ, предусматривающую ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека при превышении пределов необходимой обороны, поскольку Г. пресекал совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 139 УК РФ.

Судебная коллегия также отменила приговор в части разрешения гражданского иска.

Статьей 67 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан предусмотрено, что средства, затраченные на оказание медицинской помощи гражданам, потерпевшим от противоправных действий, взыскиваются с виновных в пользу учреждений государственной или муниципальной системы здравоохранения, понесших расходы на лечение потерпевшего.

Вопреки данному требованию судом постановлено взыскать расходы по лечению К. не в пользу больницы, где проходил лечение потерпевший, а в пользу администрации г. Кургана.

С учетом того, что действующее законодательство не предусматривает возмещение расходов лечебных учреждений, затраченных ими на оказание медицинской помощи гражданам, здоровью которых причинен вред при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего, указание о взыскании с Г. расходов
на лечение К. из приговора исключено.

Определение N 22-3298

3. Избрание меры пресечения. Продление срока содержания под стражей

Положения ст. 108 УПК РФ распространяются на решения, принимаемые на досудебной стадии уголовного судопроизводства. Судебные постановления по вопросам применения меры пресечения, принятые на судебной стадии производства по делу, обжалуются в общем порядке.

Постановлением судьи Белозерского районного суда от 13 июня 2006 года срок содержания обвиняемого Б. продлен до 6 месяцев со дня поступления уголовного дела в отношении Б. в суд, т.е. до 1 декабря 2006 года.

Постановлением судьи того же суда от 22 июня 2006 года кассационная жалоба защитника на указанное постановление оставлена без рассмотрения, поскольку, по мнению судьи, защитником нарушен предусмотренный ч. 1 ст. 108 УПК РФ трехсуточный срок обжалования.

Судебная коллегия постановление Белозерского районного суда от 22 июня 2006 года отменила в связи с неправильным применением уголовного закона и указала следующее.

Требования ст. 108 УПК РФ, на которую сослался суд, обосновывая свое решение, регулируют порядок и процедуру принятия судом решений по вопросам применения меры пресечения, возникающим на досудебной стадии производства по уголовному делу.

В данном случае решение о продлении срока содержания под стражей Б. было принято судом уже на судебной стадии производства по уголовному делу, поступившему в суд 1 июня 2006 года с утвержденным прокурором обвинительным заключением.

Следовательно, к таким судебным решениям применяется общее правило ч. 1 ст. 356 УПК РФ о порядке и сроках их кассационного обжалования.

Определение N 22-2839

Мера пресечения в отношении подозреваемого избирается лишь в исключительных случаях

Постановлением Курганского городского суда от 9 декабря 2006 года в отношении П., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Судебная коллегия постановление отменила в связи с нарушением уголовно-процессуального закона и указала, что в соответствии со ст. 100 УПК РФ мера пресечения в отношении подозреваемого может быть избрана лишь в исключительных случаях. В постановлении о возбуждении ходатайства о заключении П. под стражу отсутствует ссылка на исключительность возникшей в отношении подозреваемого ситуации. Как видно из протокола судебного заседания ни дознаватель, ни прокурор в суде также не привели исключительных обстоятельств, обосновывающих необходимость ареста подозреваемого П.

Определение N 22-4982

4. Рассмотрение дел в апелляционном порядке

Положения ч. 3 ст. 367 УПК РФ не предусматривают возможность вынесения судом апелляционной инстанции постановления об оставлении апелляционной жалобы без рассмотрения

Постановлением Звериноголовского районного суда от 14 июня 2006 года апелляционная жалоба гр-на П. на постановление мирового судьи судебного участка N 6 Звериноголовского района от 5 мая 2006 года об отказе в принятии к производству суда заявления о привлечении Р. к уголовной ответственности оставлена без рассмотрения.

Судебная коллегия постановление отменила и указала в определении следующее.

По результатам рассмотрения дела суд апелляционной инстанции принимает одно из решений, указанных в ч. 3 ст. 367 УПК РФ.

В нарушение данного требования при рассмотрении апелляционной жалобы П. суд апелляционной инстанции принял решение, не указанное в данной норме, т.е. не предусмотренное законом.

Определение N 22-2770

В случае изменения приговора мирового судьи суд апелляционной выносит приговор

Курганский городской суд при апелляционном рассмотрении дела в отношении М. вместо вынесения в соответствии с ч. 4 ст. 367 УПК РФ приговора своим постановлением от 4 октября 2006 года внес изменения в приговор мирового судьи.

Постановление суда апелляционной инстанции отменено.

Определение N 22-4553

Многочисленные нарушения, допущенные судом апелляционной инстанции, повлекли отмену постановленного им судебного решения

Постановлением Курганского городского суда от 17 мая 2006 года приговор мирового судьи судебного участка N 45 г. Кургана от 17 марта 2006 года в отношении Р. оставлен без изменения.

Отменяя постановление в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона судебная коллегия указала следующее.

Суд апелляционной инстанции при проверке законности и обоснованности приговора мирового судьи в нарушение ч. 4 ст. 365 УПК РФ не проверил доказательства, исследованные судом первой инстанции при рассмотрении дела.

Защитник у Р. в судебном заседании не участвовал, но подсудимому в нарушение ч. 1 ст. 292 УПК РФ в прениях не было предоставлено слово в свою защиту.

В нарушение ч. 4 ст. 231 УПК РФ о времени и месте апелляционного рассмотрения дела Р. судом апелляционной инстанции не извещался.

В нарушение ст.ст. 304, 477 УПК РФ (Приложение N 54) во вводной части апелляционного постановления отсутствуют необходимые сведения о подсудимом, в частности, о наличии или отсутствии у него судимостей.

Определение N 22-2371

5. Прекращение уголовного дела

Необоснованное признание в действиях виновного явки с повинной

Постановлением Курганского городского суда от 5 июня 2006 года уголовное дело в отношении П., обвиняемого по ч. 1 ст. 228 УК РФ, прекращено в связи с деятельным раскаянием. В обоснование своего решения суд указал на наличие у П. явки с повинной и его активное способствование раскрытию преступления.

Отменяя постановление в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, судебная коллегия указала следующее.

Из материалов дела следует, что П. был задержан 26 апреля 2006 года и перед проведением личного досмотра заявил, что запрещенных предметов при нем нет. Однако, в ходе личного досмотра П., у него было обнаружено наркотическое средство - героин. Уже после задержания и изъятия у него наркотического средства П. написал явку с повинной 27 апреля 2006 года.

При таких обстоятельствах действия П. не могут расцениваться как добровольная явка с повинной и способствование раскрытию преступления.

Определение N 22-2557

Прекращение уголовного дела вместо вынесения оправдательного приговора является незаконным

Постановлением Курганского городского суда от 26 октября 2006 года уголовное дело в отношении Д. прекращено за отсутствием состава преступления.

Судебная коллегия постановление отменила в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

Постановление вынесено после проведения судебного следствия, прений сторон, последнего слова подсудимого и обосновано тем, что содеянное Д. хотя формально и содержит признаки преступления, но в силу малозначительности не образует состава преступления.

Ст. 254 УПК РФ содержит исчерпывающий перечень случаев, когда суд прекращает уголовное дело в судебном заседании. Ни один из этих случаев в постановлении не приведен.

Если суд пришел к выводу об отсутствии в деянии подсудимого состава преступления, в т.ч. в силу ч. 2 ст. 14 УК РФ, то он, согласно п. “3“ ч. 2 ст. 302 УПК РФ, обязан вынести оправдательный приговор с разъяснением подсудимому порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием. Невынесение оправдательного приговора при наличии к тому законных оснований является нарушением прав подсудимого и является незаконным.

Определение N 22-4538

При соблюдении предусмотренных законом условий дела частного обвинения в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым подлежат прекращению на основании ч. 2 ст. 20 либо ч. 5 ст. 319 УПК РФ

Приговором Курганского городского суда от 7 июня 2006 года Р. осужден по ч. 2 ст. 116, ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Судебная коллегия приговор в части осуждения Р. по ч. 2 ст. 116 УК РФ прекратила, указав в определении следующее.

В судебном заседании государственный обвинитель просил переквалифицировать действия Р. с п.п. “а“, “г“ ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 2 ст. 116 и ч. 1 ст. 161 УК РФ. Потерпевший в ходе судебного разбирательства представил суду заявление о согласии на прекращение дела в отношении Р. и при допросе подтвердил факт примирения с ним.

Отклоняя заявление потерпевшего о прекращении дела и осуждая Р. по ч. 2 ст. 116 УК РФ, суд сослался на отсутствие условий, предусмотренных ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ.

Данное утверждение суда является ошибочным и не основано на законе.

В силу ч. 2 ст. 20 УПК РФ, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 116 УК РФ, являются делами частного обвинения, возбуждаются не иначе, как по заявлению потерпевшего или его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановки приговора.

Все предусмотренные законом условия прекращения дела на момент принятия решения по делу имелись, следовательно, дело в отношении Р. по ст. 116 УК РФ подлежало прекращению.

Определение N 22-2756

Примечание: Данная позиция изложена в Постановлении Президиума Курганского областного суда N44-у-112 от 01.11.2004 г. по делу Глухих, текст которого направлялся в электронном виде во все районные суды области.

Кроме того, аналогичная позиция выражена Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении N 69-ДП06-14 по уголовному делу в отношении Юлдашева (Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за 3-й квартал 2006 года - также направлен в электронном виде во все районные суды области).

6. Назначение наказания

Признавая в качестве смягчающих наказание обстоятельства, не указанные в ч. 1 ст. 61 УК РФ, суд это решение должен мотивировать в приговоре

Приговором Курганского городского суда от 10 мая 2006 года Т. осужден по ч. 3 ст. 30, п. “б“ ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

При назначении Т. наказания суд учел в качестве смягчающих обстоятельств отсутствие судимостей, тяжелое состояние здоровья его жены, возраст Т. - 51 год.

Отменяя приговор в связи с несправедливостью приговора, Судебная коллегия указала в определении следующее.

Ни одно из приведенных выше обстоятельств не содержится в ч. 1 ст. 61 УК РФ и, следовательно, не является обязательным смягчающим наказание обстоятельством. Признав в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ в качестве смягчающих иные обстоятельства, суд свое решение в приговоре ничем не мотивировал и не обосновал.

Вместе с тем отсутствие судимостей у Т. является не заслугой осужденного, а нормой поведения гражданина РФ. Судом не указано, в чем именно выражено тяжелое состояние здоровья жены Т. и каким образом оно влияет на вид и размер назначенного осужденному наказания. Вывод суда о влиянии возраста Т. на назначенное ему наказание также не мотивирован.

Определение N 22-2561

Неправильное сложение разного вида наказаний при назначении наказания по совокупности преступлений

Приговором Далматовского районного суда от 13 октября 2006 года А. осужден по ч. 1 ст. 115 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 10% из заработка; по ч. 2 ст. 167 УК РФ - к 2 годам лишения свободы. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 2 года 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Изменяя приговор в связи с неправильным применением уголовного закона, судебная коллегия указала в определении следующее.

Как следует из приговора по ч. 1 ст. 115 УК РФ, суд назначил А. 8 месяцев исправительных работ. Согласно правилу ч. 1 ст. 71 УК РФ, при сложении по совокупности приговоров или преступлений разного вида наказаний, одному дню лишения свободы соответствует 3 дня исправительных работ. Таким образом, наказание, назначенное А. по ч. 1 ст. 115 УК РФ, не могло превышать 80 дней (2 месяца 20 дней) лишения свободы, следовательно, суд к назначенному по ст. 167 УК РФ наказанию не мог присоединить более 2 месяцев 20 дней лишения свободы.

Определение N 22-4507

7. Возвращение дела прокурору

Неправильное указание в обвинительном заключении фамилии потерпевшего не является существенным и неустранимым в судебном заседании нарушением, препятствующим рассмотрению дела судом

Постановлением Кетовского районного суда от 8 июня 2006 года уголовное дело в отношении С. возвращено прокурору района для устранений препятствий его рассмотрения судом, поскольку органами следствия не установлена личность потерпевшего.

Отменяя постановление в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, Судебная коллегия указала в определении следующее.

Положения ст. 237 УПК РФ, регламентирующие основания и порядок возвращения уголовного дела прокурору, в толковании, данном Постановлением Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 года N 18-П, позволяют суду возвращать дело прокурору в случаях, когда в ходе предварительного следствия были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании.

В данном случае неправильное указание в обвинительном заключении фамилии потерпевшего является технической ошибкой, вполне устранимой в судебном заседании и не препятствующей рассмотрения дела по существу.

Определение N 22-2572

Изменение обвинения в судебном заседании без возвращения дела прокурору возможно, если новое обвинение не нарушает права подсудимого на защиту и не ухудшает его положение

Постановлением Белозерского районного суда от 23 октября 2006 года со стадии окончания судебного следствия уголовное дело по обвинению Г. в умышленном убийстве П. возвращено прокурору для установления точного места совершения преступления: согласно обвинению местом происшествия явились сени дома потерпевшего, а в судебном заседании местом происшествия установлен участок дороги.

Отменяя постановление в связи с нарушением процессуального закона судебная коллегия указала в определении следующее.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, суд возвращает уголовное дело прокурору, если обвинительное заключение составлено с нарушениями уголовно-процессуального закона, которые исключают принятие решения на основе этого обвинительного заключения.

Из материалов дела, содержания обвинительного заключения и текста судебного постановления таких нарушений не усматривается. Суд первой инстанции не учел, что, в соответствии с правилами ч. 2 ст. 252 УПК РФ, изменение обвинения возможно и в ходе судебного разбирательства, если такое изменение не ухудшает положение подсудимого и не нарушает его право на защиту.

В связи с этим, если суд считает, что убийство П. было совершено не в сенях дома, как указано в обвинительном заключении, а в другом месте, ему следовало оценить возможность изменения обвинения в соответствии с названным процессуальным законом.

Определение N 22-4476

8. Иные процессуальные вопросы

Невыполнение при новом рассмотрении дела указаний суда кассационной инстанции явились основанием отмены приговора

Приговором Курганского городского суда от 6 июня 2006 года Л. осужден к лишению свободы.

Судебная коллегия, отменяя приговор в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, указала в определении следующее.

Предыдущий приговор того же суда от 9 ноября 2005 года в отношении Л. был отменен в кассационном порядке. В своем определении суд кассационной инстанции указал на необходимость проверки при новом судебном рассмотрении доводов осужденного о причастности к совершению преступления других лиц и дать оценку показаниям свидетеля П.

В нарушение ч. 6 ст. 388 УПК РФ суд первой инстанции при новом рассмотрении дела указания суда кассационной инстанции не выполнил. Свидетель П. не явилась в судебное заседание. Суд, начав судебное разбирательство, отложил разрешение вопроса о явке свидетеля до окончания судебного следствия, однако никаких мер по обеспечению ее явки в судебное заседание не принял и постановил приговор, не разрешив вопрос о возможности завершить рассмотрение без допроса свидетеля П. либо о необходимости допроса свидетеля и обеспечения ее явки в суд.

Определение N 22-2656

Приостановление производства по уголовному делу по основанию, не предусмотренному законом

Постановлением Сафакулевского районного суда от 29 мая 2006 года производство по уголовному делу в отношении С. и Х. приостановлено до получения результатов судебно-психиатрической экспертизы в отношении С.

Судебная коллегия постановление отменила в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, указав в определении, что ст. 253 УПК РФ не предусматривает такого основания приостановления производства по делу.

Определение N 22-2416

Значительное расширение судом временных рамок совершения преступления по сравнению с предъявленным виновному обвинением признано существенным нарушением закона

Приговором Сафакулевского районного суда А. признан виновным в совершении в период с декабря 2005 года по 28 января 2006 года самоуправства в отношении М. и осужден к лишению свободы.

Судебная коллегия приговор отменила в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона (ст. 252 УПК РФ), указав в определении следующее.

Органами предварительного расследования А. обвинялся в совершении указанного преступления 4 января 2006 года. Указав в приговоре на совершение А. преступления в период с конца декабря 2005 года по 28 января 2006 года, суд существенно изменил предъявленное А. обвинение, значительно расширив временные пределы совершенного А. преступления.

Столь существенное изменение одного из главных обстоятельств инкриминируемого А. деяния ухудшило положение осужденного и нарушило его право на защиту.

Определение N 22-2804

Нарушение установленного порядка разрешения заявленных в судебном заседании ходатайств является основанием отмены постановленного приговора

Приговором Звериноголовского районного суда от 17 августа 2006 года Х. осужден к лишению свободы.

Судебная коллегия приговор отменила в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

В соответствии с ч. 2 ст. 256 УПК РФ, определения об отводах и о назначении судебных экспертиз выносятся в совещательной комнате и излагаются в виде отдельного процессуального документа, подписываемого судьей.

Как видно из протокола судебного заседания, защитником в судебном заседании заявлялись ходатайства о повторном проведении биологической и почерковедческой экспертиз, а также об отводе судьи. В нарушение указанной нормы закона, заявленные ходатайства разрешены судьей на месте без вынесения отдельного процессуального документа об этом.

Определение N 22-4206

Многочисленные нарушения порядка постановления приговора без проведения судебного разбирательства явились основаниями для его отмены

Приговором Курганского городского суда от 16 октября 2006 года, постановленном в особом порядке, В. осужден к лишению свободы.

Судебная коллегия отменила приговор в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона и указала в определении следующее.

Уголовно-процессуальным законом (глава 40 У“К РФ) не предусмотрено назначение дела в особом порядке, однако, суд, в нарушение указанного требования, вынес процессуальное решение об этом.

Решая вопрос о предоставлении В. защитника, суд в нарушение ст. 50 УПК РФ не выяснил у него согласие на осуществлении защиты адвокатом С. и имеется ли у него к этому адвокату отвод.

В судебном заседании подсудимый заявил ходатайство о назначении и проведении судебно-психиатрической экспертизы в отношении себя, но защитник С. возражал против заявленного ходатайства вопреки своему процессуальному положению (ч. 1 ст. 49 УПК РФ) и требованиям пп. 3 п. 4 статьи 6 ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“.

С учетом изложенных обстоятельств, суд должен был рассмотреть дело в общем порядке, а также решить вопрос о замене защитника в связи с нарушением права подсудимого на защиту, чего судом сделано не было.

Определение N 22-4481

При переквалификации содеянного виновным и изменением в связи с этим категории дела публичного обвинения на дело частного обвинения участие прокурора при кассационном (апелляционном) рассмотрении этого дела законом не запрещено

Приговором мирового судьи N 39 г. Кургана П., обвиняемый органами предварительного расследования по ч. 1 ст. 112 УК РФ, осужден по ч. 1 ст. 115 УК РФ.

Постановлением Курганского городского суда от 23 октября 2006 года по ходатайству защитника осужденного П. государственный обвинитель отведен от участия в рассмотрении дела по обвинению П. в апелляционном порядке по тем основаниям, что дело в отношении П. является делом частного обвинения, обязательное участие государственного обвинителя по которому не предусмотрено.

Признав данный вывод суда ошибочным и отменяя постановление, судебная коллегия указала в определении.

Как видно из материалов дела, к мировому судье поступило уголовное дело по обвинению П. по ч. 1 ст. 112 УК РФ, которое относится к делам публичного обвинения. Дело было рассмотрено с участием государственного обвинителя, следовательно, он уже был допущен к участию в деле. То обстоятельство, что действия П. были переквалифицированы на ч. 1 ст. 115 УК РФ, не препятствует участию государственного обвинителя в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, а также не противоречит требованиям ст. 364 УПК РФ.

Определение N 22-4546

Несоблюдение порядка возбуждения уголовного дела повлекло отмену приговора

Приговором Варгашинского районного суда от 31 июля 2006 года М. осуждена за совершение мошенничества к лишению свободы.

Судебная коллегия приговор отменила и дело возвратила прокурору области для устранения препятствий рассмотрения его судом в связи с нарушением порядка возбуждения уголовного дела в отношении М., указав в определении.

М. признана виновной в совершении хищения путем мошенничества в период с августа по декабрь 2002 года, а также с декабря 2003 по январь 2004 года.

Из материалов уголовного дела следует, что на основании решения избирательной комиссии Курганской области N 215 от 20 ноября 2002 года была сформирована Варгашинская территориальная (районная) избирательная комиссия Варгашинского района, согласно решению N 3 которой от 13 января 2003 года М. была избрана заместителем председателя этой комиссии.

Таким образом, достоверно установлено, что на момент совершения части инкриминируемых ей преступлений М. являлась членом Варгашинской территориальной (районной) избирательной комиссии Варгашинского района с правом решающего голоса.

В соответствии с п. 12 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, решение о возбуждении уголовного дела в отношении члена избирательной комиссии с правом решающего голоса принимается прокурором субъекта Российской Федерации с вынесением в соответствии с п. 25 ст. 5 УПК РФ постановления об этом.

Данное требование закона при привлечении М. к уголовной ответственности не соблюдено, так как постановления о привлечении ее в качестве обвиняемой выносились следователями, проводившими по делу предварительное следствие.

Вывод суда о том, что органу расследования для привлечения М., как члена избирательной комиссии, в качестве обвиняемой достаточно было получить согласие на это прокурора области, не основан на законе. Дача согласия прокурором на привлечение к уголовной ответственности члена избирательной комиссии по смыслу ст. 448 УПК РФ не может рассматриваться как решение о привлечении к уголовной ответственности.

Определение N 22-3530

Обязанность перевода кассационного представления на понятный для осужденного язык обоснованно возложена на прокурора

Приговором Курганского городского суда от 7 июля 2006 года Ж., гражданин Узбекистана, осужден за совершение преступления. На предварительном следствии и в судебном заседании Ж., как лицо, не владеющее русским языком, был обеспечен переводчиком. Государственным обвинителем на приговор принесено кассационное определение на русском языке.

Постановлением судьи Курганского городского суда от 19 июля 2006 года указанное кассационное представление возвращено прокурору для предоставления Ж. копии кассационного представления на узбекском языке.

Оставляя постановление судьи без изменения, а кассационное представление без удовлетворения, Судебная коллегия в определении указала следующее.

Конкретно УПК РФ не регламентирует, какой орган обязан обеспечить перевод кассационного определения на понятный осужденному язык. Однако решение суда первой инстанции является правильным, поскольку государственный обвинитель с целью ухудшения положения осужденного инициирует рассмотрение дела в кассационной инстанции и в связи с этим на него и должна быть возложена обязанность обеспечения права осужденного на ознакомление с документом, служащим основанием для передачи дела вышестоящему суду.

Кроме того, кассационное представление не является судебным документом, а вопрос о процедуре предупреждения переводчика об ответственности за заведомо ложный перевод, что, по мнению автора кассационного представления, не может сделать прокурор, поскольку уголовное дело находится в производстве суда, не имеет отношения к возникшей ситуации.

Определение N 22-3186

НАДЗОРНАЯ ПРАКТИКА

Во 2 полугодии 2007 года Президиумом Курганского областного суда рассмотрено 107 дел в отношении 125 лиц (за аналогичный период прошлого года - 122 дела в отношении 124 лиц); удовлетворено 104 ходатайства в отношении 122 лиц (в 2005 году - 87 ходатайств на 89 лиц); оставлено без удовлетворения 3 ходатайства в отношении 3 лиц (в 2005 году - 7 ходатайств в отношении 7 лиц).

Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на совершение преступления, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений

Приговором Курганского городского суда от 16 июня 2005 года с учетом кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Курганского областного суда от 1 августа 2005 года Г. признан виновным в пособничестве в приобретении и хранении наркотического средства - героина в крупном размере при следующих обстоятельствах:

По предложению сотрудников УФСКН РФ по Курганской области агент “Попов“ согласился принять участие в оперативно-розыскном мероприятии “проверочная закупка“ с целью изобличения Г. в распространении наркотиков. Как показал Г. в судебном заседании, к нему обратился его знакомый Г-лин, с которым они вместе до этого употребляли наркотические средства, с неоднократными и настойчивыми просьбами приобрести для него героин. После передачи наркотиков Г-лину, Г. был задержан работниками милиции.

В надзорной жалобе адвокат осужденного указал, что данное преступление было спровоцировано сотрудниками УФСКН, поскольку Г. выступал лишь в качестве посредника в приобретении наркотика для “Попова“, и без привлечения оперативными сотрудниками агента “Попова“ Г. преступления бы не совершил.

Удовлетворяя надзорную жалобу адвоката и отменяя приговор с направлением дела на новое судебное рассмотрение, Президиум в Постановлении указал следующее.

Согласно Постановлению Европейского суда от 15 декабря 2005 года по делу “Ваньян против России“, обязательного для исполнения Российской Федерацией в силу ст. 46 Конвенции “О защите прав человека и основных свобод“ от 4 ноября 1950 года, в тех случаях, когда действия тайных агентов направлены на подстрекательство преступления и нет оснований полагать, что оно было бы совершено без их вмешательства, то это выходит за рамки понимания тайный агент и может быть названо провокацией.

Кроме того, по смыслу закона, результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния. Основанием для проведения оперативного эксперимента, как и других оперативно-розыскных мероприятий, являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, их подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Вопреки указанному требованию и требованиям ст. 297, п. 3 ч. 1 ст. 299, ст. 307 УПК РФ, суд не исследовал утверждение сотрудников УФСКН о наличии у них информации об участии Г. в распространении наркотиков и не привел в приговоре мотивы, по которым пришел к выводу об отсутствии провокации в отношении Г.

Постановление N 44-у-166

Несоблюдение подсудности при рассмотрении уголовного дела является существенным нарушением, влекущим безусловную отмену приговора

Приговором Лебяжьевского районного суда от 13 сентября 2005 года Н. осужден по ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Президиум приговор отменил и дело направил на новое рассмотрение мировому судье судебного участка 15 Лебяжьевского района, указав в постановлении следующее.

Согласно ст. 47 Конституции РФ, никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Статья 31 УПК РФ определяет компетенцию судов, относящихся к различным звеньям судебной системы, по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции. При этом действующий уголовно-процессуальный закон не содержит нормы о праве вышестоящего суда принять к своему производству для рассмотрения по первой инстанции любое дело, подсудное нижестоящему суду, даже при наличии ходатайства подсудимого об этом.

В соответствии с ч. 1 и 2 ст. 31 УПК РФ данное дело подсудно мировому судье, который и должен был рассматривать дело по существу.

Постановление N 44-у-152

Обязательным признаком уголовно-наказуемого оскорбления является неприличная форма, в которой оно выражено

Приговором мирового судьи судебного участка N 37 г. Кургана от 30 мая 2006 года М. осужден по ч. 1 ст. 130 УК РФ. Он признан виновным в том, что в кабинете мирового судьи в г. Кургане оскорбил Д. и Р., назвав их подонками, чем унизил их честь и достоинство.

Президиум приговор отменил по следующим основаниям.

Как видно из содержащегося в приговоре описания преступного деяния, совершение которого судом признано установленным и доказанным, М. совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 130 УК РФ, - оскорбление, т.е. унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

Как следует из диспозиции указанной нормы, обязательным признаком объективной стороны оскорбления выступает способ унижения чести и достоинства потерпевшего, выраженный в неприличной форме, т.е. откровенно циничной, резко противоречащей принятой в обществе манере обращения между людьми.

Однако суд, описывая в приговоре доказанное преступное деяние М., не указал, в чем именно выразилась неприличная форма оскорбления, выводы о ее наличии в действиях М. в приговоре не мотивированы. Кроме того, в нарушение ч. 1 ст. 307 УПК РФ, в приговоре не указана и форма вины М., тогда как данное обстоятельство имеет также существенное значение.

Постановление N 44-у-173

Ошибочная квалификация продолжаемого преступления двумя отдельными эпизодами повлекло изменение приговора

Приговором мирового судьи судебного участка N 44 г. Кургана от 17 августа 2005 года Л. осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ст. 119 УК РФ и по ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Л. признан виновным в том, что во время ссоры со своим сыном высказывал в его адрес угрозу убийством, которую последний воспринимал реально. Затем во время возникшей борьбы Л. вновь угрожал сыну убийством, а затем причинил ему побои.

Суд пришел к выводу, что Л. после совершения преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, нанес потерпевшему побои, а затем вновь угрожал ему убийством. Данные действия Л. суд квалифицировал по ст. 119, ч. 1 ст. 116, ст. 119 УК РФ.

Президиум приговор изменил, признав действия Л. по ст. 119 УК РФ продолжаемыми и указал в постановлении следующее.

Как видно из материалов дела и отражено в приговоре, все преступные деяния осужденного совершены в короткий промежуток времени - в течение 10 минут. Какого-либо разрыва во времени между угрозой убийством, причинения побоев и повторной угрозе убийством не установлено. Таким образом, действия осужденного свидетельствуют о том, что угроза убийством во время нанесения потерпевшему побоев явилась продолжением уже начатого Л. преступления по ст. 119 УК РФ, и все содеянное в этой части является единым продолжаемым преступлением.

Постановление N 44-у-153

Наказание по приговору, постановленному в особом порядке без проведения судебного разбирательства, не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Приговором Щучанского районного суда от 26 декабря 2005 года В. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

Президиум приговор изменил в связи с неправильным применением закона, указав в постановлении.

Как следует из материалов уголовного дела, приговор, по которому осужден В., постановлен в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, без проведения судебного разбирательства. Процедура особого порядка рассмотрения дела соблюдена.

Однако, при назначении осужденному наказания, судом не соблюдены ограничительные положения ч. 7 ст. 316 УПК РФ о том, что при постановке приговора в особом порядке без проведения предварительного разбирательства, назначаемое виновному наказание не должно превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Санкция ч. 1 ст. 264 УК РФ, по которой осужден В., предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 2 лет. Следовательно, назначенное В. наказание не могло превышать 1 год 4 месяца лишения свободы.

Постановление N 44-у-121

Окончательное наказание, назначаемое по совокупности преступлений путем частичного или полного сложения наказаний, должно быть строже любого из наказаний, входящих в совокупность

Приговором Варгашинского районного суда от 15 марта 2006 года С., ранее судимый 8 августа 2005 года по п.п. “а“, “б“ ч.2 ст.158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы в колонии-поселении, осужден по п. “а“, “б“, “в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по предыдущему приговору от 8 августа 2005 года окончательно назначено 10 месяцев лишения свободы в колонии-поселении.

Отменяя приговор в связи с неправильным применением уголовного закона, Президиум в постановлении указал следующее.

Решая вопрос о назначении наказания в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ лицу, совершившему другое преступление до вынесения приговора по первому делу, суд применяет правила, предусмотренные другими частями данной статьи. При этом следует учитывать, что окончательное наказание во всяком случае должно быть строже более строгого наказания, назначенного за любое из преступлений, входящих в совокупность, на что указано в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 года N 40 “О практике назначения судами уголовного наказания“.

Данное требование судом нарушено.

По последнему приговору С. осужден к 8 месяцам лишения свободы, а по предыдущему от 15 марта 2006 года - к 1 году 10 месяцам лишения свободы. Следовательно, окончательное наказание С. по совокупности преступлений должно было быть назначено более 1 года 10 месяцев лишения свободы.

Постановление N 44-у-149

Примечание: Эта же позиция изложена в пункте 31 ныне действующего Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 года N 2 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания“, по которой при назначении наказания в соответствии с частью 5 ст. 69 УК РФ лицу, совершившему другое преступление до вынесения приговора по первому делу, суд применяет общие правила назначения наказания по совокупности преступлений. При этом окончательное наказание во всяком случае должно быть более строгим, нежели наказание, назначенное за любое из преступлений, входящих в совокупность.

Назначение вида режима исправительного учреждения без учета категории совершенного преступления

Приговором Мокроусовского районного суда от 17 октября 2006 года Ш. и Л. осуждены по ч. 3 ст. 158 УК РФ к лишению свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Изменив приговор в связи с неправильным применением уголовного закона и назначив осужденным для отбывания наказания исправительную колонию общего режима, Президиум указал в постановлении следующее.

Из материалов уголовного дела видно, что Ш. и Л. осуждены за совершение тяжкого преступления.

В соответствии с п. “б“ ч. 1 ст. 58 УК РФ женщинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких и особо-тяжких преступлений, в том числе при любом виде рецидива, отбывание наказания в виде лишения свободы назначается в исправительных колониях общего режима.

Постановление N 44-у-217

Постановка вопроса об отмене условного осуждения после истечения испытательного срока признана незаконной и не влекущей последствий, предусмотренных ч. 3 ст. 74 УК РФ.

Приговором Кетовского районного суда от 5 марта 2002 года С. осужден по п.п. “а“, “б“, “в“, “г“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев.

Постановлением судьи Кетовского районного суда от 26 сентября 2003 года условное осуждение, назначенное приговором от 5 марта 2002 года, отменено, и С. для отбывания наказания направлен в исправительную колонию общего режима.

Президиум постановление судьи Кетовского районного суда отменил и производство по делу прекратил, указав в постановлении следующее.

Согласно п. “а“ ч. 3 ст. 86 УК РФ, в отношении лиц, условно осужденных, судимость погашается по истечении испытательного срока.

Уголовно-исполнительная инспекция N 12 УИН МЮ РФ направила в суд представление для решения вопроса об отмене С. условного осуждения 18 сентября 2003 года. Судья Кетовского районного суда вынес постановление об отмене С. условного осуждения 26 сентября 2003 года.

Вместе с тем, назначенный С. приговором от 5 марта 2002 года испытательный срок истек 5 сентября 2003 года, то есть до направления инспекцией в суд представления об отмене условного осуждения и до принятия решения об отмене С. условного осуждения.

Таким образом, решение об отмене С. условного осуждения было принято на основании представления инспекции, направленного в суд после истечения испытательного срока при условном осуждении и погашения судимости, что является незаконным.

Постановление N 44-у-206

Взыскание с осужденного судебных издержек, связанных с участием в деле адвоката по назначению, признано обоснованным

Постановлением судьи Курганского городского суда от 19 января 2006 года, вынесенным в порядке ст. 132 УПК РФ, с осужденного А. в доход государства взысканы процессуальные издержки - сумма, подлежащая выплате адвокату за участие в качестве защитника по назначению в судебном разбирательстве уголовного дела по обвинению А.

В надзорной жалобе А. указал, что в ходе предварительного слушания заявлял письменное ходатайство об отказе от защиты каким-либо адвокатом. Судья данное ходатайство не удовлетворил и разъяснил, что защитник в деле будет участвовать по назначению и расходы на оплату его труда будут компенсированы за счет государства. Он против этого не возражал и согласился на участие в деле защитника по назначению. Следовательно, при таких обстоятельствах он должен быть полностью освобожден от взыскания процессуальных издержек.

Президиум надзорную жалобу А. оставил без удовлетворения по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 132 УПК РФ, процессуальные издержки, связанные с участием в уголовном деле адвоката, подлежат взысканию с осужденного. За счет средств федерального бюджета, согласно ч. 4 ст. 132 УПК РФ, расходы на оплату труда адвоката возмещаются лишь в случае, если обвиняемый заявил ходатайство об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и защитник участвовал в деле по назначению.

Как видно из протокола судебного заседания, в судебном заседании от 4 апреля 2005 года имеющееся в деле письменное ходатайство А. об отказе от защитника Ш. было поддержано подсудимым с одновременным заявлением им же ходатайства о предоставлении ему другого адвоката по назначению в порядке ст. 50 УПК РФ, поскольку он нуждается в защитнике. Данные ходатайства были удовлетворены судом, адвокат Ш. был заменен на адвоката Л., с чем подсудимый согласился.

Замечания на протокол судебного заседания в данной части А. не приносились.

Таким образом, вопреки доводам жалобы, не по инициативе суда, а в связи с соответствующим ходатайством А. ему был предоставлен защитник Л.

Поскольку А. в судебном заседании не отказался от указанного адвоката, оснований для освобождения А. от взыскания с него процессуальных издержек, связанных с участием в деле адвоката, не имеется.

Постановление N 44-у-131

Изменение государственным обвинителем обвинения или частичный отказ от него не освобождает суд от приведения в соответствии с требованиями п. 2 ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора мотивов принятого решения

Приговором Белозерского районного суда от 20 июля 2004 года К. осужден по п. “б“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года.

Президиум приговор отменил в связи с нарушением судом при постановке приговора требований ст. 307 УПК РФ, указав, в частности, следующее.

Органами предварительного следствия К. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 158 УК РФ, - краже чужого имущества с незаконным проникновением в жилище. По этому обвинению дело в отношении К. было направлено в суд для рассмотрения по существу.

В судебном заседании государственный обвинитель заявил ходатайство о переквалификации действий К. на п. “б“ ч. 2 ст. 158 УК РФ. Суд, совещаясь на месте, удовлетворил заявленное ходатайство и, излагая в приговоре обоснование юридической оценки содеянного К., ограничился лишь указанием мнения государственного обвинителя о квалификации содеянного осужденным.

Вместе с тем, даже мотивированный отказ государственного обвинителя от обвинения или изменение им обвинения в сторону смягчения не могут служить основанием для несоблюдения судом требований статьи 307 УПК РФ и постановления им немотивированного приговора или вынесения иного немотивированного судебного решения вопреки требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

Данное положение согласуется и с позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в его Постановлении от 8 декабря 2003 года N 18-П “По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с запросами судом общей юрисдикции и жалобами граждан“.

Указанное нарушение явилось одним из оснований к отмене приговора.

Постановление N 44-у-181

В уголовном законе (ч. 1 ст. 79 УК РФ) указан размер части срока наказания, фактическое отбытие которого является необходимым условием для возможности разрешения вопроса об условно-досрочном освобождении от наказания. Других критериев размера отбытой части наказания применительно к условно-досрочному освобождению уголовный закон не предусматривает

Постановлением судьи Курганского городского суда от 3 августа 2006 года отказано в удовлетворении ходатайства осужденного К. об его условно-досрочном освобождении от наказания.

В обосновании принятого решения судья в Постановлении, в частности, указал, что К. отбыл срок, необходимый для рассмотрения вопроса об его условно-досрочном освобождении, однако, этого периода недостаточно для вывода о том, что он твердо встал на путь исправления и не нуждается в дальнейшем отбывании наказания.

Президиум постановление судьи отменил, указав следующее.

Согласно ч. 1 ст. 79 УК РФ, основанием условно-досрочного освобождения от отбывания наказания является признание судом того, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном его отбывании.

Частями 3 и 4 ст. 79 УК РФ установлен конкретный размер части срока наказания, который должен быть фактически отбыт осужденным для возможности применения условно-досрочного освобождения.

Хотя К. этот размер срока наказания фактически отбыл, судья, вопреки требованиям закона, счел его недостаточным для вывода о том, что осужденный не нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания.

Кроме того, в судебном заседании не нашли разрешения и оценки противоречия между характеристикой, данной осужденному администрацией исправительного учреждения, в которой говорится о возможности условно-досрочного освобождения К. от наказания, и высказанном в судебном заседании мнении представителя администрации учреждения о нуждаемости К. в дальнейшем отбывании наказания.

Постановление N 44-у-172

Отдел обеспечения судопроизводства

по уголовным делам

Курганского областного суда